Главная    Med Top 50    Поиск и бронирование лекарств    Реклама  

  MedLinks.ru - Вся медицина в Интернет

Логин    Пароль   
Поиск   
  
     
 

Основные разделы
· Разделы медицины
· Библиотека
· Книги и руководства
· Словари
· Рефераты
· Доски объявлений
· Психологические тесты
· Мнение МедРунета
· Биржа труда
· Почтовые рассылки
· Популярное · Медицинские сайты
· Зарубежная медицина
· Реестр специалистов
· Медучреждения · Тендеры
· Исследования
· Новости медицины
· Новости сервера
· Пресс-релизы
· Медицинские события · Быстрый поиск
· Расширенный поиск
· Поиск лекарств
· Вопросы доктору
· Гостевая книга
· Чат
· Рекламные услуги
· Публикации
· Экспорт информации
· Для медицинских сайтов

Рекламa
 

Статистика


Форум "Вопросы психиатру-психотерапевту"


Модераторы/консультанты: psy-therapistSchumacher
Главная страница конференций » » Вопросы психиатру-психотерапевту » » ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ НЕЙРОЛЕПТИКОВ
Задать вопрос в форуме 'Вопросы психиатру-психотерапевту'
Ответить в теме 'ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ НЕЙРОЛЕПТИКОВ'
Размер шрифта: 12px | 16px | 20px  К последнему сообщению на этой странице  
Автор

ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ НЕЙРОЛЕПТИКОВ

Гость
  Опубликовано: 24-01-2004 15:33
Моему сыну Алеше 16 лет (родился 6.02.87), диагноз на данный момент - параноид-ная шизофрения, поставлен в больнице № 6 (5-й Донской пр.), где Алеша лежал в мае-июне 1999 г., подтвержден доктором
на консультации в Институте клинической психиатрии научного центра психического здоровья РАН (Каширское шоссе, 34) весной 2000 г.
Алеша родился восьмимесячным, лежал в больнице на 4-й неделе жизни с подозре-нием на пневмонию (тогда у него была отмечена тахикардия). На первом году жизни - до-вольно беспокойный.
С раннего возраста Алеша был замкнутым и застенчивым, охотно контактировал только с девочками, в группе детей у него всегда была "своя игра". Читать - считать на-учился года в 2-2,5, но в разных дошкольных кружках (с 3,5 лет) ему с трудом давалась деятельность по заданию; там он мог уйти к двери и долго, однообразно играть с замком. Года в 4,5 шнурки завязывал очень медленно и с трудом. Когда что-нибудь обдумывал, то пальцы были зажаты в 4 "фиги", руки согнуты в локтях и совершали мелкие и частые ма-шущие движения около тела (иногда - просто напряженное дрожание в таком положении, иногда - "помахивание крылышками" с прыжками). В сентябре 1991 г. на короткое время (3 -4 недели) возникла новая проблема - учащенное мочеиспускание. Уролог сказал, что это от деятельности мозга и прописал амитриптилин (правда мы его даже не успели ку-пить, как все прошло само собой так же внезапно, как и появилось).
В школу Алеша пошел в 7 лет. Был замкнут, медлителен, одноклассников узнавал по одежде, мог отстать от класса и потеряться при переходе по коридорам школы. Активнос-ти на уроке не проявлял, но материал усваивал хорошо, в области своих интересов (мате-матика, естественные науки) знал больше и глубже школьной программы. Дома, в проти-воположность "зажатому" поведению в школе, был крайне расторможен, долго не мог включиться в работу. Появились жалобы на спазматические боли в области желудка. Гас-троэнтеролог, выразительно показав на голову, сказала, что это все оттуда и прописала спазмолитический сбор трав.
К 10-ти годам у Алеши проявилось "несварение агрессии": то, что получал в школе, он в точности передавал мне и бабушке. Его заперли в физкультурной раздевалке - он стал запирать нас в ванной, его били и дразнили - то же получали и мы; при этом на лю-дях он вел себя еще скованно. Но в сентябре - октябре 1997 г. его поведение в транспорте и на улице стало дурашливым, эпатажным, появилась навязчивая идея о том, что бабушка хочет его отравить. Мы обратились в "Нейрон" к Олегу Петровичу Макарону. Диагноз - ранний детский аутизм; лечение нейролептиками и ноотропилом, возможно, и облегчало состояние, но незначительно. Консультировались у доктора Кагана в "Невромеде", диа-гноз - ранний детский аутизм. Зрение у Алеши ухудшилось до -5 диоптрий (тоже спазмы, "темнело" в глазах). Проявилась особая чувствительность кожи - не переносил шерсть - колючая, мог ходить только в тренировочных брюках, другие постоянно поправлял на уроке. Вышел с урока физкультуры из-за громкой музыки. Ребята, "почуяв" его "слабое место", стали на переменах кричать ему на ухо, а Алеша постоянно стал ходить по школе с зажатыми ушами. Иногда даже на улице вслед нам мальчики кричали: "Псих! Псих!" ("А почему он всех боится?"
После 5-го класса основного обидчика перевели куда-то, и в 6-м классе (уже без ле-карств) Алеша стал раскрепощаться: на уроках физкультуры участвовал в играх, под по-хвалы девочек прыгал через скакалку, которую они крутили, развлекался подражанием чужим почеркам, стал различать ребят, ходил один на улицу играл с ними. Но к весне стал клоуном в классе: любил смешить девочек, срывал уроки, на замечания учителей не реа-гировал.
Учителя потребовали от нас перехода на индивидуальное обучение, для чего при-шлось пойти к участковому врачу-психиатру, которая в свою очередь направила нас на консультацию в 6-ю детскую психиатрическую больницу. Там Алешу госпитализировали прямо с приема (он, видимо, из чувства протеста, стал там дурачиться). Алеша пролежал там примерно 1,5 месяца, диагноз - параноидная шизофрения. После больницы идея об отравлении ушла, но дурашливость и эпатирующее поведение на людях осталась. Лекар-ства Алеша принимал до июля 2000 г. Постепенно эпатажность ушла, но в феврале 2001 г. снова появилась сверхценная идея, будто бы мы все - дедушка, бабушка и я -, желая ему добра, подкладываем ему в еду и питье лекарства (реально такого никогда не было).
Все это происходило на постоянном фоне повышенной утомляемости, трудности пе-реключения и сосредоточения внимания, пониженной трудоспособности. У Алеши очень узко направленные интересы (программирование, естественные науки), где он достаточно успешен. Художественную литературу практически не читает (если пытается, не удается удержать внимание, мысль уходит к тому, что интересно, а человеческие отношения его не интересуют).
С 7-го класса занимается индивидуально, что фактически означает: бабушка препо-дает, дедушка 1-2 раза в неделю возит в школу и контактирует с учителями, которые оце-нивают алешины знания. Выпускные экзамены за 9 классов сдал успешно (русский язык - "4/3", алгебра, английский язык и биология - "5" -оценки вполне реальные).
Образ жизни всей семьи все больше подчинается сверхценной идее Алеши. Он часа-ми, закрывшись на кухне, выбирает посуду, в которую, по его мнению, не втерто лекарст-во, и пищу, в которую оно не подсыпано, а в результате зачастую просто хватает какие-нибудь куски прямо руками со сковородки (по его рассказам). Обыскав весь дом, Алеша выбросил все лекарства (не имевшие отношения к его болезни) и все, что на них похоже. Он практически полностью социально дезадаптирован. Традиционное лечение медика-ментами представляется малоэффективным и вызывающим массу отрицательных резуль-татов. Приходится также учитывать особо негативное отношение Алеши к лекарствам.Моему сыну Алеше 16 лет (родился 6.02.87), диагноз на данный момент - параноидная шизофрения, поставлен в больнице № 6 (5-й Донской пр.), где Алеша лежал в мае-июне 1999 г., подтвержден доктором Козловой И.Н. на консультации в Институте клинической психиатрии научного центра психического здоровья РАН (Каширское шоссе, 34) весной 2000 г.
Алеша родился восьмимесячным, лежал в больнице на 4-й неделе жизни с подозрением на пневмонию (тогда у него была отмечена тахикардия). На первом году жизни - довольно беспокойный.
С раннего возраста Алеша был замкнутым и застенчивым, охотно контактировал только с девочками, в группе детей у него всегда была "своя игра". Читать - считать научился года в 2-2,5, но в разных дошкольных кружках (с 3,5 лет) ему с трудом давалась деятельность по заданию; там он мог уйти к двери и долго, однообразно играть с замком. Года в 4,5 шнурки завязывал очень медленно и с трудом. Когда что-нибудь обдумывал, то пальцы были зажаты в 4 "фиги", руки согнуты в локтях и совершали мелкие и частые машущие движения около тела (иногда - просто напряженное дрожание в таком положении, иногда - "помахивание крылышками" с прыжками). В сентябре 1991 г. на короткое время (3 -4 недели) возникла новая проблема - учащенное мочеиспускание. Уролог сказал, что это от деятельности мозга и прописал амитриптилин (правда мы его даже не успели купить, как все прошло само собой так же внезапно, как и появилось).
В школу Алеша пошел в 7 лет. Был замкнут, медлителен, одноклассников узнавал по одежде, мог отстать от класса и потеряться при переходе по коридорам школы. Активности на уроке не проявлял, но материал усваивал хорошо, в области своих интересов (математика, естественные науки) знал больше и глубже школьной программы. Дома, в противоположность "зажатому" поведению в школе, был крайне расторможен, долго не мог включиться в работу. Появились жалобы на спазматические боли в области желудка. Гастроэнтеролог, выразительно показав на голову, сказала, что это все оттуда и прописала спазмолитический сбор трав.
К 10-ти годам у Алеши проявилось "несварение агрессии": то, что получал в школе, он в точности передавал мне и бабушке. Его заперли в физкультурной раздевалке - он стал запирать нас в ванной, его били и дразнили - то же получали и мы; при этом на людях он вел себя еще скованно. Но в сентябре - октябре 1997 г. его поведение в транспорте и на улице стало дурашливым, эпатажным, появилась навязчивая идея о том, что бабушка хочет его отравить. Мы обратились в "Нейрон" к Олегу Петровичу Макарону. Диагноз - ранний детский аутизм; лечение нейролептиками и ноотропилом, возможно, и облегчало состояние, но незначительно. Консультировались у доктора Кагана в "Невромеде", диагноз - ранний детский аутизм. Зрение у Алеши ухудшилось до -5 диоптрий (тоже спазмы, "темнело" в глазах). Проявилась особая чувствительность кожи - не переносил шерсть - колючая, мог ходить только в тренировочных брюках, другие постоянно поправлял на уроке. Вышел с урока физкультуры из-за громкой музыки. Ребята, "почуяв" его "слабое место", стали на переменах кричать ему на ухо, а Алеша постоянно стал ходить по школе с зажатыми ушами. Иногда даже на улице вслед нам мальчики кричали: "Псих! Псих!" ("А почему он всех боится?"
После 5-го класса основного обидчика перевели куда-то, и в 6-м классе (уже без лекарств) Алеша стал раскрепощаться: на уроках физкультуры участвовал в играх, под похвалы девочек прыгал через скакалку, которую они крутили, развлекался подражанием чужим почеркам, стал различать ребят, ходил один на улицу играл с ними. Но к весне стал клоуном в классе: любил смешить девочек, срывал уроки, на замечания учителей не реагировал.
Учителя потребовали от нас перехода на индивидуальное обучение, для чего пришлось пойти к участковому врачу-психиатру, которая в свою очередь направила нас на консультацию в 6-ю детскую психиатрическую больницу. Там Алешу госпитализировали прямо с приема (он, видимо, из чувства протеста, стал там дурачиться). Алеша пролежал там примерно 1,5 месяца, диагноз - параноидная шизофрения. После больницы идея об отравлении ушла, но дурашливость и эпатирующее поведение на людях осталась. Лекарства Алеша принимал до июля 2000 г. Постепенно эпатажность ушла, но в феврале 2001 г. снова появилась сверхценная идея, будто бы мы все - дедушка, бабушка и я -, желая ему добра, подкладываем ему в еду и питье лекарства (реально такого никогда не было).
Все это происходило на постоянном фоне повышенной утомляемости, трудности переключения и сосредоточения внимания, пониженной трудоспособности. У Алеши очень узко направленные интересы (программирование, естественные науки), где он достаточно успешен. Художественную литературу практически не читает (если пытается, не удается удержать внимание, мысль уходит к тому, что интересно, а человеческие отношения его не интересуют).
С 7-го класса занимается индивидуально, что фактически означает: бабушка преподает, дедушка 1-2 раза в неделю возит в школу и контактирует с учителями, которые оценивают алешины знания. Выпускные экзамены за 9 классов сдал успешно (русский язык - "4/3", алгебра, английский язык и биология - "5" -оценки вполне реальные).
Образ жизни всей семьи все больше подчинается сверхценной идее Алеши. Он часами, закрывшись на кухне, выбирает посуду, в которую, по его мнению, не втерто лекарство, и пищу, в которую оно не подсыпано, а в результате зачастую просто хватает какие-нибудь куски прямо руками со сковородки (по его рассказам). Обыскав весь дом, Алеша выбросил все лекарства (не имевшие отношения к его болезни) и все, что на них похоже. Он практически полностью социально дезадаптирован. Традиционное лечение медикаментами представляется малоэффективным и вызывающим массу отрицательных результатов. Приходится также учитывать особо негативное отношение Алеши к лекарствам.



comp-postd@yandex.ru


 
Отправить по e-mail  Распечатать  Закладки  получить код 
К первому сообщению на этой странице

Коды ссылок на тему/вопрос

Постоянная ссылка:


BB код для форумов:


HTML код:

Задать вопрос в форуме 'Вопросы психиатру-психотерапевту'    Ответить в теме 'ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ НЕЙРОЛЕПТИКОВ'



Внимание!!!Уважаемые пациенты! Мы можем ответить на Ваши вопросы, мы можем подсказать Вам, что лучше сделать в конкретной ситуации, но помните, что ни одна виртуальная консультация не заменяет очный визит к врачу.
Реклама

Рассылки Medlinks.ru

Новости сервера
Мнение МедРунета


Мнение МедРунета
Что из нижеперечисленного вызывает у Вас наибольшее раздражение при общении с врачом?

Равнодушное отношение
Длительное ожидание
Отказ в просьбе
Вымогательство
Грубость в общении
Неполная или неверная информация
Низкая профессиональная квалификация
Внешняя неопрятность



Результаты | Все опросы

Социальные сети


Правила использования и правовая информация | Рекламные услуги | Ваша страница | Обратная связь |





MedLinks.Ru - Медицина в Рунете версия 4.7.18. © Медицинский сайт MedLinks.ru 2000-2017. Все права защищены.
При использовании любых материалов сайта, включая фотографии и тексты, активная ссылка на www.medlinks.ru обязательна.