Главная    Med Top 50    Реклама  

  MedLinks.ru - Вся медицина в Интернет

Логин    Пароль   
Поиск   
  
     
 

Основные разделы
· Разделы медицины
· Библиотека
· Книги и руководства
· Словари
· Рефераты
· Доски объявлений
· Психологические тесты
· Мнение МедРунета
· Биржа труда
· Почтовые рассылки
· Популярное · Медицинские сайты
· Зарубежная медицина
· Реестр специалистов
· Медучреждения · Тендеры
· Исследования
· Новости медицины
· Новости сервера
· Пресс-релизы
· Медицинские события · Быстрый поиск
· Расширенный поиск
· Вопросы доктору
· Гостевая книга
· Чат
· Рекламные услуги
· Публикации
· Экспорт информации
· Для медицинских сайтов

Рекламa
 

Статистика



 Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства"

 7.3. МЕДИАТОРНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства" / Руководство по аутопсихотерапии (история, теория, практика) / 7.3. МЕДИАТОРНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ
Закладки Оставить комментарий получить код Версия для печати Отправить ссылку другу Оценить материал
Коды ссылок на публикацию

Постоянная ссылка:


BB код для форумов:


HTML код:

Cлов в этом тексте - 6941; прочтений - 2703
Размер шрифта: 12px | 16px | 20px

7.3. МЕДИАТОРНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Общие данные. В литературе, освещающей вопросы подготовки лиц, не имеющих профессиональных медицинских знаний, к выполнению функций помощника лечащего специалиста при терапии их родных или близких, называют медиаторами или домашними психотерапевтами (ДП).

В последние десятилетия значительно расширилась и улучшилась система их подготовки (см. 7). Не случайно, врачи и клинические психологи во время первой встречи с будущими медиаторами, рассказывая им о функциях и задачах домашнего психотерапевта, обращают особое внимание на их большие возможности для оказания эффективной помощи специалистам, лечащим их родных или близких.

При этом подчеркивают, что ее результативность, прежде всего, зависит от уровня знаний особенностей медиаторной помощи и умения реализовывать ее задачи.

Не менее важным лечебным фактором является преимущество домашнего психотерапевта (по сравнению с другими помощниками врача) в возможности применения мощного целебного средства - любви к родному, близкому человеку, основанной на чувстве самоотверженной привязанности к нему.

Общеизвестны житейские и клинические наблюдения, свидетельствующие о том, что любовь способна творить чудеса, помочь больному преодолеть тяжелейший недуг, вырвать его из когтей смерти, вселить веру в победу над болезнью и другие.

Объясняют врачи медиаторам и психофизиологический механизм целебного воздействия проявления любви. Любовь рождает сильные положительные эмоции на протяжении продолжительного времени, благодаря чему она стимулирует повышение иммунных резервов организма, выработку антистрессовых гормонов, восстановление нарушенного гомеостаза и увеличение “биоэнергии - психической и телесной” (по Э. Берну).

У медиатора, как помощника врача, имеется преимущество и по применению второго целебно-духовного средства, созданного природой - “позитивной эмпатии”. У тяжелобольного, как правило, наблюдается усиление эмпатического потенциала - повышения способности к восприятию переживаний и проявлению сопереживаний при общении с окружающими, а особенно - с родными и близкими людьми. Медиатор, проявляющий оптимистический настрой, вселяет в больного веру о возможности одержания победы над недугом, оказывает мобилизующее воздействие на его резервные силы, улучшает эмоциональное состояние (косвенным подтверждением существования “эмпатио-биологической связи” являются наблюдения над домашними животными: собаки и кошки по-разному себя ведут при встрече с хозяевами в зависимости от их настроения; заметно уменьшается у коровы молокоотдача, если при ее доении у хозяйки плохое настроение).

Медиатор может оказать большую помощь врачу также в выявлении истинных причин возникновения болезни у родного (близкого) человека или усугубления тяжести ее течения, а также в правильности оценки жалоб курируемого и его отношения к прогнозу болезни.

Чаще всего, в помощи медиатора нуждаются лечащие специалисты при проведении лечения трех групп больных: страдающих патологической зависимостью, выраженными невротическими нарушениями и неврозоподобными расстройствами, возникающими у больных с органическими болезням, преимущественно при поражении ЦНС.

7.3.1. Медиаторная помощь больным алкоголизмом.

В многочисленных работах по алкоголизму, прежде всего в публикациях известных психотерапевтов и психиатров, изучающих наркологические проблемы (М. Бурно, В. Валентик,В.Завьялов, Г. Григорьев, Б. Гузиков, А. Довженко, Н. Иванец, Т. Клименко, В. Макаров, В. Менделевич, Н. Найденова, И. Павлов, В. Рязанцев, С. Табачников, Э. Эйдемиллер и др.) содержатся педагого-психотерапевтические рекомендации, адресо-ванные домашним психотерапевтам. В их трудах имеются ценные советы медиаторам по рациональной организации питания и досуга потатора, прошедшего лечение, по поощрению его за соблюдение режима трезвости, о путях улучшению с ним взаимоотношений и предупреждения рецидивов. Однако, как показал накопленный нами опыт по подготовке большого контингента родных потаторов к выполнению медиаторных функций - (главным образом, на базе Московского антиалкогольного центра, где они обучались умению поддерживать результаты лечения - кодирования, проводимого известными наркологами В. Галкиным и Г. Энтиным по модифицированной ими методики А.Довженко: жены потаторов, сопровождавших их, овладевали знаниями по «домашней психотерапии» на трехчасовых коллективных занятиях, а при необходимости на дополнительных-индивидуальных и микрогрупповых,три раза в неделю) – домашним психотерапевтам надо обладать дополнительными знаниями для реализации следующих педагого-психотерапевтических задач:

Первая - формирование у родного человека негативной установки к бывшим собутыльникам, побуждающим его к нарушению трезвого образа жизни.

Для создания у потатора прочного и стабильного отрицательного отношения к таким “друзьям” исключительно важное значение имеет аргументация медиатора, его доказательства, приводимые им для подтверждения обоснованности мнения психологов и психотерапевтов об истоках провоцирующих поступков тех, кто толкает к выпивке лиц, прошедших антиалкогольное лечение.

С целью упрощения решения медиатором этой непростой проблемы, имеющей принципиально важное значение для закрепления результатов лечения, нами разработана их классификация, основанная на психологических исследованиях и клинических наблюдениях. Создание ее, как показала практика, значительно облегчает решение проблемы домашнего психотерапевта по конкретизации доводов, приводимых им потатору, о причинах, побуждающих бывших собутыльников сбить его с пути трезвости. Все лица, умышленно подстрекающие к употреблению алкоголя и других наркотиков, разделены на семь групп, исходя из основного мотива их провоцирующего поведения.

Первая группа - “завистники”. Это контингент людей, которые проявляют злонамеренные действия для достижения своих корыстных целей. Из-за “черной” зависти они подстрекают к выпивке потатора, прошедшего лечение, так как в основе их поведения лежат девизы, жизненные принципы: “Если все познается и оценивается в сравнении, то мне невыгодно, чтобы у моего собутыльника были лучшие, чем у меня, семейные отношения и производственные дела” или “Мне будет легче и приятнее на душе, если В. вновь начнет пить, скандалить с женой, хуже работать”.

Вторая группа - “эгоцентристы”. Они любят быть в центре внимания окружающих, особенно в компании. Считают, что только они мыслят и поступают правильно, а поэтому отрицательно относятся к людям, высказывающим мнение, противоположное их точке зрения. Исходя из своих взглядов на окружающих, они стремятся спаивать людей, мешающих им проявить “необычные качества”, которые “подрывают их авторитет”, препятствуют им “заслуженно” верховодить в компании, быть лидерами. Им свойственны тщеславие, бесцеремонность, болезненная обидчивость, а в состоянии опьянения они нередко проявляют подозрительность и озлобленность.

Третья группа - “эгоисты”. Они внешне “угощают спиртным от души”, а фактически - преследуют свои эгоистические интересы, принимают в расчет лишь свои собственные потребности, вызывающие у них чувство удовлетворения. Их эгоизм проявляется в трех основных вариантах (по наблюдениям Ф. Углова). Понимая, что они выглядят хуже, глупее, смешнее или отвратительнее, чем трезвые, эгоисты провоцируют последних на выпивку, чтобы на их фоне лучше смотреться. Второй тип, проявляющий эгоистические тенденции, получает удовольствие от того, что показывает перед другими свою “красивую” и “благородную” душу, но подсознательное чувство говорит ему, что трезвым это слушать неинтересно, в связи с чем он и подстрекает к выпивке. Психология такого эгоиста хорошо выражена словами Варлаама из оперы Мусоргского “Борис Годунов”: “Когда я пью, то трезвых не терплю”.

И, наконец, третий вариант эгоистического типа. Он побуждает к выпивке, исходя из искаженного представления крылатой фразы: “Разделенное горе - половина горя”. Эгоист сознает, что алкоголь - коварный яд, разрушающий организм, но влечение к нему не хочет или не может преодолеть. А раз так, то пусть спиртное сокращает жизнь и наносит вред не ему одному, а и другим.

Четвертая группа - “психопатические личности”. К ним относятся люди с садистскими чертами характера, получающие радость от видения позорной картины постепенного преобразования пьющего человека, которую описал арабский писатель Абуль Фараджи (1226-1286 гг.): “Вино сообщает каждому, кто его пьет, четыре качества: сначала человек становится похожим на павлина - он пыжится, его движения плавны и величавы; затем он приобретает характер обезьяны и начинает со всеми шутить и заигрывать; далее он уподобляется льву и становится самонадеянным, гордым, уверенным в своей силе; в заключение он превращается в свинью и, подобно ей, валяется в грязи”. Разумеется, возможны и другие формы опьянения, одинаково приводящие к невменяемому состоянию.

Пятая группа включает в себя “антиобщественных личностей”. Представители этой группы провоцируют на выпивку, преследуя определенную аморальную цель. Например, для вовлечения в преступную группу, они спаивают интересующих их людей, так как в пьяном состоянии заглушается совесть, теряется контроль над своим поведением, проявляется рискованность, притупляется чувство благородства и долга.

Подчас они подстрекают к употреблению алкоголя для того, чтобы выудить у пьяного важные для них сведения, узнать его семейную или служебную тайну.

Шестая группа - “ниспровергатели”. Они категорически отрицают целесообраз-ность лечения алкоголизма. При этом нередко ссылаются на общий взгляд врачей на алкоголизм как “неизлечимую болезнь”, исключая из своих доводов второй аспект воззрения наркологов-психиатров: от алкоголизма можно излечиться, если после проведенного лечения не пить на протяжении дальнейшей жизни. Для нейтрализации отрицательного влияния “деструктивного нигилиста”, медиатору необходимо побудить родного (близкого) человека прочитать научно-популярную литературу, где описаны многочисленные случаи успешного закрепления результатов лечения, приводятся убедительные факты о возможности преодолеть влечение к алкоголю, и содержатся ценные советы для достижения победы над алкоголизмом.

Медиатору надо создать также благоприятные предпосылки для того, чтобы потатор познакомился с людьми, которые в прошлом испытывали патологическую зависимость от алкоголя, а сейчас, избрав своим девизом “Ни капли спиртного”, ведут активный образ жизни, успешно трудятся, относят себя к категории счастливых, довольных жизнью людей.

Особенно их много среди тех, кто входит в группу взаимоподдержки, сообщество анонимных алкоголиков.

Седьмая группа - “лжетеоретики алкоголизма”. Они пропагандируют целесообраз-ность употребления алкоголя, ориентируясь на ошибочное мнение: “без спиртного - нет веселья, радостного настроя”.

Действительно, медики не отрицают, что алкоголь может улучшить эмоциональное состояние, но при этом обращают внимание людей (особенно тех, кто часто прибегает к употреблению спиртного для преодоления депрессивного настроя) об опасности этой вредной привычки, способной привести к развитию алкоголизма.

Весомыми аргументами против доводов “теоретиков-пропагандистов” могут служить для домашнего психотерапевта, опекающего потатора, результаты эксперимен-тальных исследований, доказавшие значительную зависимость улучшения настроения при употреблении алкоголя от установки к его воздействию.

Первое доказательство. Испытуемым, разделенным на две группы, вводится внутрь алкоголь в небольших дозах. От группы “А” скрыли введение этанола, им сообщили, что “введен физиологический раствор”. В результате у испытуемых появились жалобы на сонливость и релаксацию (расслабление). Представителей группы “Б” заранее предупре-дили о характере инъекции, о том, что будет введен именно спирт. Эффект оказался противоположным - у испытуемых наблюдались выраженные эмоциональные реакции: “оживление, шутки, веселье” (Б.С. Братусь и П.И. Сидорова).

Второе доказательство. Наблюдение за лицами, употребляющими алкоголь в компании и в одиночку. Известный американский психиатр Д. Фурст по этому поводу пишет: “Если человек находится один и в спокойном месте, то употребление алкоголя приведет его ко сну. Если же человек находится в компании, алкоголь окажет прямо противоположное действие - устраняется торможение, ослабляется чувство робости, возникает временная вспышка более интенсивной психической деятельности. Одинаковая доза выпитого алкоголя в разной обстановке оказывает различное действие на настроение человека, его поведение”.

Третье доказательство. Гипнотерапевтами, в частности нами, проводились иссле-дования с целью выявления роли самовнушения в поведенческой реакции. Лицам, погруженным в глубокое состояние гипноза, внушалось, что они выпили “стакан водки” (фактически им давали воду). У всех наблюдаемых возникло состояние опьянения, но у каждого из них был свой стиль поведения: один пел песни, второй танцевал, третий пытался избить тещу, четвертый - грубо шутил. Проведенный опрос родных показал, что наблюдаемая реакция у испытуемых при употреблении водки соответствовала их типичному поведению при алкогольном опьянении, то есть зависела от привычной для них психологической настройки, запрограммированной модели поведения.

Ориентируясь на вышеизложенные данные и общеизвестные факты, что при частом или чрезмерном употреблении алкоголя одновременно с временным улучшением настроения происходит резкое ухудшение деятельности организма (из-за коварного действия алкогольного яда), медиатор вправе высказать потатору следующее мнение.

Природа не прощает людям, нарушающим ее законы - она наказывает тех, кто не соблюдает ее требования и прибегает к противоестественным средствам, в частности к алкоголю, наркотикам для поднятия жизненного тонуса.

Человеку необходима не иллюзорная, мнимая радость, связанная с самообманом, а настоящая, естественная, при которой одновременно с улучшением настроения улучшается деятельность организма.

Чтобы снимать психоэмоциональные перегрузки или избавляться от скуки, душевного томления с помощью алкоголя, не нужно ни ума, ни воли. Не случайно, что наибольший удельный вес страдающих алкоголизмом отмечается в группе умственно отсталых людей. Вместе с тем, среди злоупотребляющих алкоголем имеется и прослойка одаренных людей, губящих свой талант (имеются данные, что среди лиц, добровольно согласившихся исцелиться от влечения к алкоголю, значительное место принадлежит одаренным людям).

Безусловно, если на почве алкоголизма не наступила деградация, то с переходом на трезвый образ жизни имеется еще шанс восстановить свое дарование, талант, профессиональные способности.

Пути достижения настоящей, подлинной радости и оптимизации психоэмо-ционального состояния в послерабочие часы разные: от общения с родными и настоящими друзьями до увлечения искусством и различными видами хобби, позволяющими человеку удовлетворить свои духовные и творческие интересы. Человек, расставаясь с алкогольными напитками, прощается не с друзьями, а с врагами, причинявшими ему и его родным много горя, страданий и зла.

Вторая задача домашнего психотерапевта - формирование у родного человека твердого убеждения, что алкоголизм - это болезнь, относящаяся к группе заболеваний, характеризующихся тем, что больных, страдающих ими, невозможно вылечить, но можно успешно противостоять развитию болезни, если выполнять медико-психологические рекомендации (при алкоголизме - полностью отказаться от употребления спиртных напитков).

На важную значимость формирования у потатора и его окружения понимания, что алкоголизм является болезнью, в частности, указывают социально-психологические исследования, проведенные С.Н. Шевардиным в Подмосковье (1988 год). Результаты их свидетельствуют, что почти 80 % опрошенных не признали алкоголизм болезнью, относили его проявления к асоциальному поведению или к вредной привычке.

Известный психотерапевт-нарколог доц. И.С. Павлов справедливо считает обязательным при лечении потаторов “делать главный упор на доказательство наличия у больных алкоголизма как болезни. Ведь это должно, в конечном счете, определить все их отношение к спиртному” (Руководство по психотерапии, 1985 г.- С. 565).

Для повышения эффективности бесед, нацеленных на формирование обоснованного взгляда на суть злоупотребления спиртным, НИИ алкоголизма рекомендует при их проведении применять прием “логико-коррекционного сравнения” - сопоставлять алкогольную болезнь с гипертонической болезнью.

Их сравнение, несомненно, стимулирует процесс осознания потаторами того, что они страдают хронической болезнью, требующей лечения, а после его проведения - строгого режима трезвости.

Но, на наш взгляд, основанный на анализе восприятия потаторами и домашними психотерапевтами сути алкоголизма, значительно лучшие результаты достигаются при сравнении его с сахарным диабетом в связи с тем, что между ними намного больше общих черт.

При обоих заболеваниях:

- невозможно достигнуть положительных результатов лечения, если больные не откажутся от употребления недозволенных продуктов (при сахарном диабете - от легко усваиваемых углеводов, а при алкоголизме - от спиртных напитков);

- нарушены обменные процессы (при диабете преимущественно углеводно-жировой обмен, а при алкоголизме - белково-жировой);

- в этиопатогенезе сахарного диабета ведущую роль играет ухудшение выработки поджелудочной железой гормона инсулина, а при алкоголизме - продуцирование железами желудка фермента, нейтрализующего этанол (при условии злоупотребления спиртными);

- при обеих болезнях наблюдается резкое снижение резистентности организма, способствующее возникновению туберкулеза, гепатита и ряда других одинаковых осложнений;

- среди факторов, предрасполагающих к развитию диабета и алкоголизма, важное место занимает генетический, наследственность.

Третья задача домашнего психотерапевта - оказание содействия родному человеку, прошедшему лечение, в создании “психозащитной системы”, ограждающей его от стрессо-травмирующего воздействия бывших собутыльников, склонных наносить оскорбления из-за отказа “составить компанию, поддержать дружеский тост, выпить за счастье именинника”.

Какой совет может дать медиатор родному (близкому) человеку в описанной ситуации?

Наиболее оптимальный вариант - откровенно заявить мнимым друзьям, что он больше не пьет, так как принял волевое решение, чем и гордится, покончить навсегда с “оружием сатаны”. Возможно добавить: “Я могу и Вам помочь встать на путь, достойный настоящего мужчины, попросить нарколога-психотерапевта полечить Вас”.

Но, к сожалению, практика показывает, что весьма редко потаторы, прошедшие лечение, проявляют волю и твердость характера, чтобы вести разговоры в такой форме с бывшими собутыльниками.

Вследствие этого, домашний психотерапевт должен помочь родному (близкому) человеку заранее подготовить аргументы, позволяющие ему отражать “алкогольные атаки” без потери чувства собственного достоинства и самоуважения.

При этом желательно предварительно провести “поведенческий тренинг”, репетицию с участием домашнего психотерапевта. Его роль - собутыльник, наносящий оскорбления с целью побудить к выпивке, нарушить режим трезвости. Потатору же рекомендуется взять на вооружение один-два аргумента для категорического отказа от употребления алкоголя, мотивируя, например, следующими причинами: “Я принимаю лекарства, несовместимые с алкоголем, его употребление может привести к трагическому исходу”; “у меня обнаружена язвенная болезнь, сахарный диабет, гепатит или цирроз - заболевания, при которых категорически запрещен алкоголь”; “при анализе крови определена столь высокая концентрация не выведенных из организма алкогольных веществ, что даже незначительный прием спиртного может привести к цепной реакции, как в атомной бомбе - заявили врачи”; “в желудочном соке не обнаружен фермент, расщепляющий алкоголь, а поэтому спиртное является для меня ядом”; “решил заняться восточными методами психофизической тренировки (ушу, хатха-йога и др.), при которых категорически запрещен прием спиртного”; “хочу, чтобы жена родила здорового ребенка” и пр.

Супруга потатора обязательно должна знать о выбранном мужем аргументе и всячески поддерживать его довод о причине отказа от спиртного. При отсутствии должного эффекта, продолжающихся стремлениях собутыльников сбить бывшего больного алкоголизмом с пути трезвости, домашний психотерапевт вправе, по мнению известного нарколога В.А. Рязанцева, посетить семью “друга” и потребовать от него прекращения встреч с мужем.

На наш взгляд, этот путь приемлем лишь при условии получения одобрения от мужа. В крайнем случае, когда все рекомендуемые резервы исчерпаны, жена (при согласии мужа) может попросить врача написать отношение для руководства коллектива, где работают супруг и его собутыльники, приблизительного такого содержания: “Ставим Вас в известность, что М. прошел курс антиалкогольного лечения. Прием спиртного грозит ему непредсказуемыми тяжелыми последствиями. Просим Вас поставить в известность лиц, провоцирующих его на выпивку, что они могут быть привлечены к судебной ответственности, т. к. прием спиртного после лечения, даже в минимальной дозе, может привести к трагическому финалу”.

Психотерапевтам, проводя занятия с домашними психотерапевтами, следует обучать их, как показывает наша практика, не только умению реализовывать рекомендации наркологов-психотерапевтов (по организации досуга потатора после лечения, питанию, поощрению) и описанные нами три дополнительные задачи по улучшению медиаторной помощи. Важно научить домашних психотерапевтов и умению предупреждать развитие конфликтных ситуаций, предрасполагающих к нарушению потатором режима трезвости, путем применения педагого-психотерапевтических приемов мобилизующей критики (см. 7.1.2.).

7.3.2. Медиаторная помощь больным с невротическими расстройствами.

В фундаментальных трудах, посвященных проблеме лечения больных неврозом, авторами которых являются и ведущие психотерапевты бывшего Советского Союза (В.М. Мясищев, Б.Д. Карвасарский, А.М. Свядощ, М.Э. Телешевская;В.А.Абабков В.Д. Вид,А.И. Захаров, Г.Л. Инсурина, В.А. Ташлыков), подчеркивается важная роль родных больного, страдающего неврозом, в повышении эффективности его лечения.

Опыт подготовки домашних психотерапевтов, в том числе и наш, свидетельствует о важности овладения ими знаниями, необходимыми для реализации не только общих задач по медиаторной помощи, но и дополнительных, связанных с особенностями этиопатогенеза невроза, установок больных к методам терапии и потребности домашних психотерапевтов в овладении умением оказывать “ургентную помощь” в экстремальных ситуациях.

К основным задачам медиаторной помощи относятся:

1. Формирование положительной установки к психотерапии.

Для достижения желаемых результатов домашний психотерапевт может ознакомить “курируемого” (родного, близкого), например, со следующей информацией:

- исследования, проведенные группой американских психотерапевтов под руководством А. Белла, выдающегося американского психиатра-психотерапевта, показали, что при применении когнитивной психотерапии при лечении больных с депрессией (невротической, психогенной) возможно достичь более эффективных результатов, чем при назначении антидепрессантов.

Сравнительные данные представлены Д. Бернсом, автором книги “Хорошее самочувствие (новая терапия настроения)”, в виде таблицы, названной им “Состояние 44-х пациентов после двенадцати недельного лечения”.

Состояние пациентов к концу лечения

Методы

Когнитивная терапия (19 человек)

Медикаментозная терапия (25 человек)

Полное выздоровление

15

5

Значительное улучшение

2

7

Без существенного улучшения

1

1

Выбыли

1

8

- согласно данным крупного немецкого психиатра Р. Телле, автора учебника “Психиатрия с элементами психотерапии” (Минск, 1999 г.): “Многочисленные научно обоснованные наблюдения, результаты которых обобщаются и тщательно анализируются, указывают на эффективность психотерапии невроза. После психотерапии улучшение отмечается на 80 % чаще, чем в контрольной группе (которой психотерапия также была показана и предлагалась, но не была проведена)” (с. 77).

2. Оказание медиаторной помощи “курируемому” в реализации проблем, существенно влияющих на результаты его лечения:

1) По стимулированию желания познать природу невроза и источников собственных невротических расстройств.

Общепризнанно, что хорошо осведомленный больной - соучастник достижения успешных результатов лечения. Особенно важное значение имеет правильная информированность больного об этиопатогенезе заболевания при неврозе, являющаяся, по образному выражению П.В. Симонова, “болезнью неведения”.

Наиболее доступный для медиатора и, вместе с тем, эффективный путь по активизации интереса больного к самопознанию своего недуга - это содействие ему в ознакомлении с научно-популярной литературой, написанной специалистами по неврозологии. Вкратце они характеризуют невроз как функциональную болезнь психогенного происхождения с обратимыми невротическими расстройствами, отрицательно влияющими на адаптивные возможности больного.

Лучшие результаты, как показывает практика занятий с медиаторами, достигается при ориентации их на детализированное описание особенностей невроза. Например, неврозы представляют собой:

*функциональное заболевание - при их развитии, в отличие от органических болезней, не возникают анатомические изменения нервной системы, обусловленные ее повреждением;

*психогенного происхождения - причиной их возникновения являются психологические факторы: внутриличностный конфликт, чрезмерный стресс и психотравмы, приводящие к невротическим расстройствам при условии низкой сопротивляемости к воздействию психотравмирующих факторов или их очень важной значимости для больного;

*с обратимыми расстройствами центральной нервной системы - восстановление душевного равновесия происходит после лечения, проводимого врачом или клиническим психологом;

*с характерными клиническими проявлениями - такими как повышенная тревожность, ухудшение адаптации к условиям жизни (труда, быта) и возможностей к адекватным реакциям на стресс-факторы.

2) По овладению знаниями, необходимыми для грамотного оказания психотерапев-тической самопомощи.

В познании их и в формировании навыков для овладения путями самооптимизации психоэмоционального состояния и поведенческих реакций большую помощь больному, страдающему неврозом, может оказать домашний психотерапевт. И не только в стимулировании его желания познать аутопсихотерапевтические пути самоулучшения психоэмоционального состояния и поведения.

Овладение ролевым тренингом и разнообразными упражнениями игровой психотерапии зачастую требуют участия в них партнера. Обмен ролями с соучастником поведенческих игр предусмотрен во многих сценариях, разработанных на базе принципов гештальтерапии, транзакционного анализа и психодрамы.

Подчас, для повышения их эффективности возникает потребность в коррекции сценария, исходя из индивидуальных психологических особенностей больного, течения его заболевания и конкретных условий для реализации цели проводимых игр.

Опыт показывает, что успешной подготовке адаптированного варианта сценария поведенческих игр нередко помогает предварительное составление “индивидуального психотерапевтического комплекса. Ориентиром для подготовки ИПК, например, для тех, кто страдает неврозом, характеризующимся склонностью к проявлению неадекватных реакций из-за повышенной импульсивности, может служить индивидуальный комплекс, описанный под № 1 (4.4.1.).

Неврозологи-психотерапевты рекомендуют для противостояния “панической атаке” и другим острым проявлениям невротических расстройств применять комплекс приемов психотерапевтической помощи. Среди них преобладают когнитивно-поведенческие приемы, нацеленные на выработку правильной тактики поведения в экстремальной ситуации.

Не вызывает сомнений, что овладение ими имеет исключительно важное значение для преодоления страха, фобии. Однако, как показывают медицинская практика и житейские наблюдения, многие больные, находясь в состоянии испуга, теряют способность контролировать эмоции, проявляют растерянность и невозможность реализовать свои знания о самопомощи.

В возникшей психотравмирующей ситуации может оказать действенную помощь родному человеку домашний психотерапевт. О возможности оказания медиатором больному эффективной ургентной помощи свидетельствуют многочисленные клиничес-кие наблюдения врачей “скорой помощи”, в частности, описанные Ю.Д. Иващуком в его диссертации и научно-популярной брошюре “Положительные эмоции и сердце”(1998 г.)

3) По формированию у больного положительного отношения к виду терапии, назначенному лечащим специалистом.

Установка больного неврозом к психотерапевтическому или медикаментозному лечению, как показали исследования В.А. Ташлыкова, главным образом зависит от типа “внутренней картины” его болезни. У больных, связывающих происхождение невроза с психической травматизацией, доминирует положительная установка к психотерапии, а у тех, кто предполагает связь возникновения невротических расстройств с соматическими или церебральными причинами, преобладает установка к лекарственной терапии.

Домашний психотерапевт, исходя из выбранной врачом тактики лечения, может оказать родному (близкому) человеку значительную помощь в коррекции установки к соответствующему виду терапии.

Исключительно важное значение для успешного терапии больных неврозом, особенно тех, кто страдает от депрессии, имеет также овладение их родными, участвующими в медиаторной помощи, умением “донести до больного свое глубокое убеждение в том, что действенная помощь будет оказана, что все закончится хорошо, и в это надо верить” (Вид В.Д. Болезни настроения, 2002.- С. 119).

3. Помощь лечащему специалисту в предупреждении возникновения у больного необоснованных переживаний из-за неправильной оценки причин разных диагнозов и методов лечения.

В.А. Абабков в своей научно-популярной книге “Неврозы” (Санкт-Петербург, 2002 г.), представляющей большой практический интерес для широкого круга читателей, обращает их внимание на то, что врачи при выявлении у больного невротических расстройств (невроза) применяют многочисленные термины-синонимы вследствие отсутствия единой их классификации.

В качестве примера он приводит терминологию обозначения диагноза “невроз”, которую могли бы применить врачи к пациентке, направленной к нему на консультацию: “вегетативно-сосудистая дистония”, “нейро-циркуляторная дистония”, “диэнцефальный синдром”, “фобический невроз”, “паническое расстройство”, “соматоформное расстрой-ство” и некоторые другие. Разнобой в терминах, согласно его клиническим наблюдениям, приводит к тому, что “пациент, как правило, начинает думать, что причины и характер его состояния трудно определить. Это вызывает у него тревогу и заставляет обращаться к другим, как кажется пациенту, более квалифицированным специалистам, ожидать новых или повторных обследований” (стр. 19).

Обоснованность вывода В.А. Абабкова об отрицательном влиянии на психоэмоциональное состояние больных и течение их заболевания неправильной оценки пациентами разных терминов невроза подтверждают и наши клинические наблюдения. Чаще всего это бывает у тех, кто пренебрегает деонтологическим кодексом больного, его основным условием: больной должен быть откровенным с лечащим специалистом, особенно в вопросах предшествующего лечения и заключений о диагнозе болезни.

Для иллюстрации приведем собственное наблюдение.

Больной П., 20-ти лет, сельский житель, обратился к заведующему ФАП по поводу болевых ощущений в области верхушки сердца, левого соска, которые вызывают у него тревожные мысли “о возникновении опасной болезни сердца”. Опытный фельдшер поставил правильный предварительный диагноз (“кардиалгия психогенного происхож-дения”) и направил больного на консультацию к терапевту. Врач полностью подтвердил диагноз, ориентируясь на результаты ЭКГ и анамнестические данные о связи жалоб больного с невротическим конфликтом, но в заключении, выданном на руки больному, написал диагноз “кардиогенный невроз”. Больной из-за тревожно-мнительного характера усомнился в правильности диагноза функционального заболевания и решил для его уточнения обратиться в хозрасчетную поликлинику, скрыв от консультанта предшест-вующее заключение. Высококвалифицированный кардиолог после всестороннего иссле-дования больного также пришел к выводу, что болевые ощущения в области сердца психогенной этиологии, но при оформлении диагноза применил третий термин-синоним - “функциональное расстройство сердечно-сосудистой системы, обусловленное неврозом”. В результате нарушения больным деонтологических правил, у него резко ухудшилось течение невроза, вследствие чего возникла тяжелая ятрогения с выраженными психосоматическими нарушениями, для восстановления которых потребовалось длительное лечение в стационарных условиях.

Нередко у больных с неврозом, как показывает практика психотерапевтов, в том числе и наша, возникают необоснованные психотравмирующие переживания также из-за плохой их информированности о причинах разных методов психотерапии, применяемых специалистами при диагностировании у больных аналогичных форм невроза, синдромов.

Стрессо-эмоциональные переживания, обусловленные неправильным представле-нием о “противоречивых методах лечения”, в основном наблюдаются у больных неврозом, поменявших лечащего специалиста, психотерапевта (из-за изменения места жительства, длительного отсутствия врача или клинического психолога, сомнений в его профессиональной компетентности и другие).

Вполне понятно, что профилактика необоснованных переживаний, волнений и тревог из-за разных терминологических обозначений и методов лечения, прежде всего, зависит от правильного поведения больного при посещении врача, его установки к важности информирования лечащего специалиста обо всех факторах, вызывающих у него тревожное состояние.

Определенную лепту в предупреждение развития этих переживаний могут внести и родственники больного, в первую очередь “домашние психотерапевты”, если у них будет правильное представление о причинах разных диагностических терминов невроза, а также неодинаковых методов его лечения.

Практика проведения занятий с медиаторами показывает, что для объяснения причин использования психотерапевтами несходных методов при одинаковом диагнозе лучше всего применять в качестве наглядного примера лечение “фобического невроза” психотерапевтами разных школ и направлений.

Схематически различия между психотерапевтическими методами лечения фобического невроза характеризуются следующими особенностями.

Психотерапевт-бихевиорист построит тактику лечения, основываясь на представлении, что фобия - результат создания (под влиянием неадекватной реакции на психотравмирующую ситуацию) патологических условно-рефлекторных связей, привед-ших к неадаптивному поведению. В соответствии с принципами бихевиористической концепции, психотерапевт применит “поведенческую психотерапию”, в частности, десенсибилизирующую. Для закрепления результатов лечения порекомендует проводить в домашних условиях упражнения и приемы “функциональной тренировки” с целью постепенного привыкания к страху.

Психотерапевт-сторонник когнитивно-рациональной терапии, будет ориентиро-ваться на представление, что фобия возникает в результате неправильной, нелогичной интерпретации больным значимости источника страха и ложных суждений о его последствиях. Для преодоления фобических явлений психотерапевт будет проводить с больным сеансы, направленные на коррекцию его неправильного мышления, оценки своего состояния, сочетая логическую аргументацию с эмоциональным воздействием и “мобилизующей критикой” ошибочных представлений больного (см. 7.1.2.).

При проведении “эмоционально-рациональной психотерапии” (по Эллису) психоте-рапевт особое внимание уделит лечебному процессу доведения до сознания больного иррациональных моментов, содержащихся в его суждениях, мыслях. Между сеансами порекомендует больному применять приемы, определяющие позитивную направленность мышления: приемы оптимистического сравнения, конструктивного самоубеждения, дедукции и индукции.

Психотерапевт, специализирующийся по логотерапии (В. Франкл), будет проводить лечение, основываясь на положении, что ведущую роль в возникновении фобических состояний играет стремление больного избежать ситуацию, порождающую страх. Для поддержания результатов проводимого лечения психотерапевт порекомендует пациенту применять в домашних условиях неспецифические приемы логотерапевтического содержания.

Психотерапевт-психоаналитик, последователь учения З. Фрейда, прежде всего исследует с больным его прошлое, чтобы обнаружить события, приведшие к страху - психотравму, образ которой сохранился в подсознании. В последующем психоаналитик может побудить пациента вновь пережить эту психотравмирующую ситуацию, чтобы вызвать катартическую реакцию, нейтрализующую первоисточник фобии. Для закрепления результатов лечения он может порекомендовать больному применение “эмоционально-разрядочных приемов” под контролем домашнего психотерапевта.

Психотерапевт, применяющий в своей практической деятельности “недирективную психотерапию” (по Роджерсу), при лечении больных будет базироваться на концепции: пациент, в частности, с фобией лучше всего способен сам определить причину своего недуга и найти собственный способ решения своих проблем. В связи с этим психотерапевт даст возможность пациенту выразить свои чувства и мысли и тем самым помочь ему осознать, как он воспринимает себя сам и как его оценивают другие люди (с целью выработки у пациента способности применять действия, необходимые для преодоления фобии). Для ускорения процесса избавления от навязчивого страха, психотерапевт будет давать пациенту домашние задания по овладению упражнениями и приемами, основанными на самопознании и самонаблюдении.

Психотерапевт, ортодоксальный сторонник учения И.П. Павлова, будет основывать-ся при лечении на концепцию, что фобия - результат образования в головном мозге “патологического очага возбуждения” после психотравмирующей ситуации. Исходя из этого представления о механизме фобии, психотерапевт будет проводить сеансы гипноза с целью нейтрализации очага фобии и повышения уверенности больного в возможность преодоления страха (благодаря достижению процесса торможения в гипнотическом состоянии и мотивированного внушения). Между сеансами психотерапевт порекомендует больному проводить аутогенную тренировку или самогипноз с использованием специаль-ных приемов.

Психотерапевт, применяющий “групповую психотерапию”, будет ориентироваться при ее проведении на научно-обоснованные представления, лежащие в основе методов, используемых им при групповых сеансах. Например, на возможность преодоления страха при проведении ролевой игры по методу Морено - путем отреагирования психо-травмирующих переживаний во время театрализованного выражения фобии; при телесно-ориентированном методе - путем “раскрепощения тела, избавления от мышечных зажимов” и т.д.

В относительно редких случаях, когда больной проявляет негативную установку к лечению методом групповой психотерапии (в основном из-за ошибочной информированности о его сути вследствие идеологизации психотерапии до 90-х годов, отнесения групповых методов к “буржуазным”), лечащий специалист расскажет больному или ознакомит его с научно-популярной литературой, где будут описаны его преимущества.

При групповой психотерапии имеются лучшие условия, чем при индивидуальной психотерапии, для правильной оценки своей болезни, улучшения межличностных отношений, отреагирования психотравмирующих переживаний и, как правило, для преодоления страха и других невротических нарушений.

Психотерапевтам при проведении занятий с родителями детей, страдающих невротическими расстройствами, необходимо рассматривать пути решения и ряда дополнительных задач по линии медиаторской помощи, связанных с особенностями психогенной патологии у детей и подростков.

К примеру, при анорексии, наблюдаемой преимущественно у девушек, зачастую возникает потребность в помощи медиаторов не только для побуждения больного к приему пищи (соответственно рекомендациям психотерапевта). При анорексии весьма часто отмечается резкое ухудшение отношения к родителям, чаще всего к отцу. Особенно выражено оскорбительное поведение ребенка наблюдается при наличии у него акцентуированных черт характера. У этой категории больных нередко сохраняется негативное восприятие родителей и после завершения активного периода болезни по типу “следовой реакции”. Незнание родителями источника неадекватного поведения ребенка порождают у них тяжелые психотравмирующие переживания, приводящие подчас к необоснованному формированию чувству вины перед ребенком.

Осознание истинной причины ухудшения отношения ребенка к родителям способствует улучшению эмоционального настроя родных, а нередко оказывает благотворное влияние на состояние здоровья и больного, а также на отношение его к родителям.

Исключительно важную роль играет медиатор в повышении эффективности лечения ребенка и по поводу “невротического энуреза”. Для достижения желаемых результатов терапии необходимо регулярное правильное выполнение ребенком домашних заданий лечащего специалиста - по суггестивному самовоздействию, поддержанию “саногенной доминаты”, созданной психотерапевтом, по соблюдению питьевого режима, ведению дневника, основанного на принципах оператного научения и др.

Описанные рекомендации по медиаторной помощи взрослым и детям с невротическими нарушениями могут применяться и при психосоматической патологии с незначительной их коррекцией, учитывающей особенности “малой психотерапии” при диабете и других психосоматических болезнях (А.А. Мартыненко, В.М. Паламарчук, А.Т. Филатов).

7.3.3. Медиаторная помощь при органических заболеваниях центральной нервной системы

Общими для этой группы больных (рассеянный склероз, боковой амиотрофический склероз, опухоли головного мозга и др.) являются органические изменения в головном мозге, затяжное течение болезни, тенденция к снижению трудоспособности и многолетнее лечение, преимущественно медикаментозное.

В первую очередь нуждаются в медиаторно-психотерапевтической помощи больные с выраженными неврозоподобными нарушениями. По данным статистических исследований, в том числе и наших, почти у 70 % больных рассеянным склерозом отмечаются неврозоподобные симптомы.

Приблизительно такой же удельный вес занимают функциональные нарушения у больных с другими органическими болезнями центральной нервной системы. Если заболевание привело к тяжелой инвалидности, больным, помимо родных, нередко оказывают медиаторную помощь волонтеры и социальные работники.

Основными задачами медиаторов являются:

Первая задача - формирование у больного положительного отношения к одновременному применению лечебных средств, назначенных врачом, с аутопсихотерапевтическим воздействием.

О возможности повышения эффективности медикаментозной терапии, благодаря ее сочетанию с аутопсихотерапией, свидетельствует огромное количество публикаций, посвященных применению плацебо-препаратов.

Особенно подробно и всесторонне изучен плацебо-эффект при функциональных болезнях, преимущественно психогенного происхождения - Б.Е. Вотчалом, И.П. Лапиным, Н.И. Гриненко, Е.М. Крупицким, Р. Конечным, М. Боухолом и другими.

Нами (Воробейчик Г.Я.) систематически изучается в составе группы исследователь-ского центра кафедры неврологии университета Британской Колумбии влияние плацебо-суггестивных факторов на результаты клинических испытаний новых лекарственных препаратов, рекомендуемых фармацевтическим фирмам для лечения больных рассеянным склерозом.

С целью оценки их эффективности проводится “тройное плацебо” - больные контрольной группы, медперсонал и фармацевты клиники не знают, что применяются индифферентные препараты.

Результаты влияния лекарств и “пустышек” на течение болезни и динамику патологических процессов, обусловленных рассеянным склерозом, изучаются с помощью современной аппаратуры, магнитно-резонансной томографии и ЯМР-спектроскопии, клинических, биохимических и других видов исследований.

Анализ материала исследований, проводимых нашей группой (ежегодно проходят клинические испытания 4-5 лекарственных препаратов, при этом одна треть больных включается в контрольную группу), дает основания утверждать: плацебо-эффект продолжается в среднем 6 недель у больных с рассеянным склерозом.

Нами, как и многими другими авторами, изучавшими плацебо-эффект, отмечалась зависимость силы его воздействия от установки больного к новому медикаменту и, в определенной степени, от выраженности неврозоподобных расстройств.

В пользу целесообразности сочетания приема лекарств с аутопсихотерапией говорят также и данные клинических наблюдений о положительном влиянии на больных, в том числе и с органическими болезнями центральной нервной системы, опосредованной психотерапии.

В литературе, посвященной плацеботерапии, описаны разнообразные пути суггестивного воздействия на больных, принимающих лекарства, в частности, подробно рассмотренные в статье “О роли психологии (медицинской и рекламы) в повышении эффективности лекарственной терапии” (Воробейчик Я.Н. и Минкович М.Я., // Аптечное дело, 1965.- № 3,- С. 46-50).

Для усиления целебного влияния лекарственных препаратов С. Саймонтон, Д. Соболь и ряд других авторов (см. 4.2.1.) рекомендуют больным при приеме лекарств образно представлять механизм их лечебного действия.

В создании обоснованного зрительного образа, отражающего процесс целебного влияния лекарств, большую помощь может оказать больному его “домашний психотера-певт”.

Более значительны предпосылки у медиатора для суггестивно-психотерапев-тического воздействия на больного в процессе проведения лечебной физкультуры, самомассажа и физиотерапевтических процедур, назначенных неврологом. При их применении возможно сочетание гетеровнушений как с образным представлением, так и с аутосуггестиями.

Больные с органическими заболеваниями центральной нервной системы, например, могут произносить следующие словесные формулы - “Я образно представляю, как под влиянием….. улучшается кровоснабжение головного мозга, повышается его энергети-ческий потенциал, оптимизируется его деятельность,… с каждым сеансом происходят все более положительные изменения …”.

Вполне понятно, если медиатор проводит массаж курируемому больному, то одновременно он может произносить и словесные формулы имаго-суггестивного содержания.

Вторая задача - помощь врачу (психологу) по созданию у больного позитивно-обоснованной установки к своему заболеванию и его прогнозу. Тактика поведения домашнего психотерапевта зависит как от тяжести течения болезни у курируемого, так и от оценки больным и его близкими, тяжести и прогноза заболевания.

Особенно большое значение имеет помощь медиатора лечащему специалисту при возникновении у больного депрессивной настройки, необоснованного падения жизненного тонуса. Чаще всего это наблюдается, когда больные впервые узнают о диагнозе своей болезни и оценивают ее как крайне тяжелую, ориентируясь на неправильную, искаженную информацию о ее последствиях для трудовой деятельности, семейной жизни и интимных отношений.

Лучший путь для восстановления душевного равновесия, преодоления депрессии - это общение с больными, которые страдают аналогичной болезнью, но продолжают трудиться и сохранять бодрость духа. Особенно выраженное положительное влияние на них оказывает общение с оптимистически настроенным больным, имеющим близкую профессию, возраст, социальное положение.

Приведем один из многих примеров из нашей практики, свидетельствующий о важной роли домашнего психотерапевта (Г.Я. Воробейчик).

Больной М., 40 лет, научный сотрудник, был тяжело психически травмирован и впал в депрессивное состояние, когда узнал, что у него диагностирован рассеянный склероз.

Продолжительная разъяснительная беседа врача, к сожалению, не достигла цели, так как у больного сформировалось твердое убеждение о пессимистическом прогнозе болезни, основанном на общении с родственником, у которого рассеянный склероз протекал в тяжелой форме. Наш пациент представлял будущее в мрачных красках - обузой для семьи, неспособным продолжать работу, проводить научные исследования.

Для разубеждения его в необоснованности выводов об ожидаемом тяжелом прогнозе болезни мы рекомендовали ему и его супруге познакомиться с профессором университета, болеющим рассеянным склерозом в течение 15 лет (предварительно заручившись его согласием). Знакомство и дальнейшее контактирование с оптимистически настроенным больным, успешно продолжающим выполнять свои функции, оказали удивительно благотворное влияние на М. - он воспрянул духом, отказался от помыслов уйти с работы, с прежней интенсивностью продолжает трудиться.

Немаловажную роль в преодолении депрессии у больного М. сыграла и жена профессора, его медиатор. Она щедро поделилась своим богатым опытом “домашнего психотерапевта” с супругой нашего пациента.

Важное значение для улучшения установки курируемого к прогнозу заболевания имеет вступление его в ассоциацию больных рассеянным склерозом. Домашнему психотерапевту следует привести больному следующие аргументы о ее преимуществах:

- лица, входящие в состав групп взаимопомощи, помогают друг другу советами, имеющими важное практическое значение по преодолению трудных ситуаций и адаптации к новым условиям быта;

- проводится групповой просмотр специализированных видеофильмов, имеющих для больных терапевтическое значение, показательные занятия по самомассажу и лечебной физкультуре, совместное обсуждение книг, способствующих оптимистической настройке;

- в центре (офисе) дежурят волонтеры, способные дать компетентные советы человеку, нуждающемуся в поддержке из-за переживаемых психологических трудностей в кризисной ситуации.

Третья задача - содействие курируемому пациенту в реализации его возможностей, жизненно важных интересов, составляющих его “смысл жизни” (по В. Франклу).

Варианты помощи медиатора зависят от возможностей больного продолжать заниматься деятельностью, которая была для него источником самоуважения, положительных эмоций.

Первый вариант. Больной по состоянию здоровья, степени инвалидности, вынужден отказаться от прошлых интересов, изменить ценностную ориентацию - найти новый путь для удовлетворения своих духовных потребностей.

Для лиц, ставших инвалидами из-за глубоких органических нарушений нервной системы, наиболее доступный путь для самореализации своих личностных возможностей - оказание помощи тем, кто в ней нуждается (для повышения уровня их знаний, умений, кругозора и так далее). Наш опыт, как и опыт наших коллег, показывает, что подавляющее большинство больных осознает, что, помогая другому, они помогают и себе, и признают обоснованность мнения - “Человек ощущает смысл и цель собственной жизни лишь когда сознает, что нужен другим” (Ст. Цвейг).

Вместе с тем, имеется немало больных, которые сомневаются в реальности этого пути для повышения своего жизненного тонуса, так как не представляют себе, каким образом они могут оказать помощь другим.

Для стимулирования веры больного в свои способности помогать тому, кто в ней нуждается, домашний психотерапевт может использовать публикации, авторами которых являются больные с аналогичными заболеваниями. В них они рассказывают о своем опыте помощи другим в соответствии со своими возможностями. Чаще всего такого содержания статьи, пронизанные духом оптимизма, печатаются в журналах, издаваемых разными ассоциациями хронических больных.

Второй вариант. Больной может продолжать осуществление своих жизненных планов (“смысла жизни”) при условии проявления волевых усилий, мобилизации физических и психических потенциальных резервов организма.

В помощи домашнего психотерапевта, в основном, нуждаются лишь те больные, которые необоснованно (по заключению врача) проявляют пассивность, пессимистичес-кий настрой, не верят в свои возможности. Для стимулирования их активности, пробуждения интереса к реализации своих жизненных планов, мечтаний рекомендуется приводить примеры, повествующие о людях, которые могут служить для них эталоном, образцом для подражания.

При оказании содействия члену семьи в выборе примера для подражания (из группы людей с органическими заболеваниями центральной нервной системы) необходимо домашнему психотерапевту учитывать реальные возможности опекаемого, прогноз его болезни, интересы и потребности, связанные с возрастными особенностями.

Так, детям, мечтавшим стать спортсменами, но прикованным к постели после перенесенного полиомиелита, давшего осложнения на нижние конечности, можно привести такой пример.

На XVII Олимпийских играх, проходивших в Риме (1960 год), три золотые медали завоевала американская спортсменка Вильма Рудольф. Зрители, покоренные ее красивым сверхбыстрым бегом, назвали Вильму “черной газелью”. Когда же спортивный обозреватель рассказал ее биографию, то к восхищению ее рекордными достижениями присоединилось чувство преклонения перед мужеством, стойкостью и самодисциплиной этой очаровательной девушки.

Ошеломляющее впечатление на людей произвело сообщение, что в возрасте 3-х лет она перенесла тяжелую форму полиомиелита, приведшую к параличу конечностей. До 9-ти лет Вильма могла передвигаться лишь с помощью костылей. Ее родители мечтали только об одном: чтобы их дочь научилась самостоятельно ходить. Вильма же поставила перед собой задачу научиться не только ходить, но и бегать, стать спортсменкой. Систематические тренировки ее преобразили, из инвалида (калеки) она превратилась в красивую, грациозную девушку, ставшую самой быстрой бегуньей на планете, чемпионкой мира. Настойчивость, трудолюбие и целеустремленность свершили чудо, основанное на принципе - “Терпение и труд все перетрут”.

Подросткам, молодым людям, потерявшим веру стать учеными из-за болезни, целесообразно рассказать, например, о выдающемся английском ученом Стивене Хоккинге.

Его жизнь - драматическая история человека, покорившего высоты науки, вопреки всем преградам на жизненном пути из-за его тяжелого физического состояния, страданий. В 20-ти летнем возрасте Стив заболел боковым амиотрофическим склерозом чрезвычайно редкой формы по тяжести течения болезни и осложнениям. Болезнь приковала его к постели. Вскоре после паралича конечностей патологический процесс нарушил и функции голосового аппарата, лишил его возможности общаться естественным путем (для межличностных контактов Хоккинг пользуется электронным приспособлением).

Прогноз его трудоспособности был крайне пессимистическим. Но Стив не пал духом, сохранил оптимистический настрой, веру в свои возможности. Он продолжает интенсивно трудиться, и в настоящее время его вклад в науку столь высоко оценивается, что друзья-коллеги величают его - “Альберт Эйнштейн нашего времени”. Хоккинг уделяет много времени и воспитанию троих детей.

Примеры, оказывающие мобилизующее воздействие на больного, медиатор может черпать и из документальных фильмов, посвященных инвалидам, являющимся образцом для подражания.

Особенно сильное психотерапевтическое влияние на больных, прежде всего молодых, оказывает просмотр видеофильмов об участии инвалидов в Олимпийских играх и других спортивных состязаниях.

Соревнование между инвалидами, в составе команд которых имеются инвалиды с органическими заболеваниями центральной нервной системы, вызывает естественное стремление ориентироваться на них, укреплять дух и тело, побеждать комплекс неполноценности.

Положительный психотерапевтический эффект наблюдается и при просмотре фильмов, где рассказывается об инвалидах, достигших улучшения нервно-психического здоровья благодаря трудотерапии, увлечению интересной работой, положительно влияющей на психоэмоциональное состояние.

Так, по российскому телевидению неоднократно показывался документальный фильм, сценарий которого был подготовлен на основе истории болезни пациентки профессора М. Телешевской, известного психотерапевта. Больная 28-ми лет, режиссер театра, попала в страшную автокатастрофу. В крайне тяжелом состоянии ее доставили в больницу, где она в течение 10 дней пребывала в глубокой коме, возникшей из-за многочисленных переломов костей, в том числе черепа, и отека головного мозга. К физическим страданиям присоединились и душевные. Ее жених, узнав о том, что она искалечена и обезображена, скончался от инфаркта. Вскоре умерла и мама, опора в ее жизни.

В течение двух лет Елена была вынуждена лежать в гипсе, соблюдать постельный режим. В этот тяжелый период жизни, когда она впала в отчаяние, и будущее виделось безнадежным и мрачным, подруга порекомендовала попробовать заняться любимой работой в форме “микрорежиссерской деятельности”. Елена, следуя совету близкого друга, нашла в себе силы помогать начинающим артистам в овладении сценическим искусством, репетировать с ними роли у себя дома, в стесненных квартирных условиях.

Творческий труд,аутопсихотерапия творческим самовыражением, оказали на нее прекрасное целебное воздействие, стали тем стержнем жизни, благодаря которому она сумела преодолеть депрессивный настрой, тяжелые последствия травмы.

Домашний психотерапевт может оказать медиаторную помощь родному человеку также в овладении им приемами психотерапевтического самовоздействия, если их применение рекомендует невролог. Необоснованное их использование при органических болезнях центральной нервной системы может привести к отрицательным последствиям - затушевать симптомы рецидива болезни, обусловить запоздалое изменение схемы медикаментозного лечения.

Наша практика, как и других коллег, свидетельствует о том, что медиатор - ценный помощник врача, способствующий повышению эффективности терапии, проводимой лечащим специалистом.




[ Оглавление книги | Главная страница раздела ]

 Поиск по медицинской библиотеке

Поиск
  

Искать в: Публикациях Комментариях Книгах и руководствах



Реклама

Мнение МедРунета
Какую сумму Вы лично потратили на платные медицинские услуги за последние 12 месяцев (помимо расходов, покрытых полисами медицинского страхования)?

Менее 6000 рублей (менее 100 USD)
От 6000 до 9000 рублей (100-150 USD)
От 9000 до 13000 рублей (150-200 USD)
От 13000 до 16000 рублей (200-250 USD)
От 16000 до 21000 рублей (250-300 USD)
Более 21000 рублей (более 300 USD)
Затрудняюсь ответить



Результаты | Все опросы

Рассылки Medlinks.ru

Новости сервера
Мнение МедРунета


Социальные сети

Реклама


Правила использования и правовая информация | Рекламные услуги | Ваша страница | Обратная связь |





MedLinks.Ru - Медицина в Рунете версия 4.7.18. © Медицинский сайт MedLinks.ru 2000-2016. Все права защищены.
При использовании любых материалов сайта, включая фотографии и тексты, активная ссылка на www.medlinks.ru обязательна.