Главная    Med Top 50    Реклама  

  MedLinks.ru - Вся медицина в Интернет

Логин    Пароль   
Поиск   
  
     
 

Основные разделы
· Разделы медицины
· Библиотека
· Книги и руководства
· Словари
· Рефераты
· Доски объявлений
· Психологические тесты
· Мнение МедРунета
· Биржа труда
· Почтовые рассылки
· Популярное · Медицинские сайты
· Зарубежная медицина
· Реестр специалистов
· Медучреждения · Тендеры
· Исследования
· Новости медицины
· Новости сервера
· Пресс-релизы
· Медицинские события · Быстрый поиск
· Расширенный поиск
· Вопросы доктору
· Гостевая книга
· Чат
· Рекламные услуги
· Публикации
· Экспорт информации
· Для медицинских сайтов

Рекламa
 

Статистика



 Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства"

 Глава 4. ИРОНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА НА ЗАКУСКУ

Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства" / Советы сельского доктора / Глава 4. ИРОНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА НА ЗАКУСКУ
Закладки Оставить комментарий получить код Версия для печати Отправить ссылку другу Оценить материал
Коды ссылок на публикацию

Постоянная ссылка:


BB код для форумов:


HTML код:

Cлов в этом тексте - 7762; прочтений - 1101
Размер шрифта: 12px | 16px | 20px

Глава 4. ИРОНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА НА ЗАКУСКУ

Маска «веселого идиота»

Доктор открыл шкаф, повесил халат на плечики и замер. Он услышал, как, взвизгнув тормозами, возле амбулатории остановился автомобиль. В окно Доктор увидел, как из машины, лихо хлопнув дверцей, вылез водитель и, облокотившись на крышу «БМВ», косоглазо уставился на окна амбулатории. Увидев в окне Доктора, он весело махнул ему рукой и через мгновение уже опять сидел за рулем. Это был Вася. Можно было с полной уверенностью сказать, что он родился специально для того, чтобы создавать проблемы для себя и окружающих.

– Опа! – не сдержав улыбки, воскликнул Доктор.

«Боже мой! И эта ходячая катастрофа еще управляет автотранспортом!», – думал он, снова одевая халат. Вспоминая Васю, своего давнего пациента, Доктор никогда не мог удержаться от смеха. Более того, когда становилось грустно, он всегда вспоминал первую встречу с ним, и тотчас печаль, усталость сменялись улыбкой.

А дело было так.

Однажды зимой, десять лет назад, вечером, в конце рабочего дня, в кабинет вошла молодая женщина и попросила исправить лицо мужу. Доктор на это ответил отказом:

– Я простой сельский врач. Для коррекции лица везите своего мужа в город к специалисту-косметологу.
– Я уже возила, – зардевшись, ответила женщина.
– И что?
– Косметолог, как увидел лицо моего мужа, от смеха чуть не умер, – грустно произнесла она и, чуть задумавшись, еще более грустно добавила: – А если не умер, так до сих пор смеется.

Усталость у Доктора почему-то как рукой сняло.

– Ну, рассказывай сначала, как дело было, – заинтересованно попросил он посетительницу.
– В ночь перед Старым Новым годом я дожаривала отбивные. Сами знаете, как бывает… На кухне жарко и душно, поэтому, естественно, форточка была открыта.
Вдруг вижу – о, ужас! До сих пор мурашки по телу бегут, – в окно, через форточку, лезет чудище косматое…
– Да вы что… Страсти-то какие, – иронически отреагировал Доктор на чисто женское суеверие.
– Да. Я, не помню как, но сразу бац! чудище по голове сковородкой с от- бивными, а сама в изнеможении присела возле плиты. Вижу – чудище исчезло…
– Замечательно… А дальше что было?
– Заходит в кухню мой муж, идиот. Он мусор выносил. Не встречать же Старый Новый год с мусором в доме.
– Гм… – нечаянно перебил ее повествование Доктор.
– Нет! Не в том смысле, что муж мой идиот, хотя он, как все мужики, конечно же, форменный идиот. Да! Ой, нет. О – нет, о – да! – запуталась женщина.
– Ну-ну, успокойтесь! Что было дальше?
– Раньше мой муж, как все мужики, хоть и был идиотом, но с лицом человека, а теперь с мордой идиота явился передо мной на кухне в ночь староновогоднюю…
– Интересно. И как он объяснил такое перевоплощение? – догадываясь о происшедшем, поощрил Доктор собеседницу продолжить рассказ.
– Говорил, что захотел мне староновогодний сюрприз преподнести. Залез на подоконник и только помнит, как голову в форточку засовывать начал… Идиот несчастный, видели бы вы, как он смеялся, когда рожу свою в зеркале увидел…
– Дальше, дальше что было?
– Дальше, я, дура, по его совету к соседу пошла за помощью. Наш сосед, конечно, тоже идиот, как мой «не любитель выпить», но все-таки чужой!
Тот пришел. С мужем насмеялись над «маской идиота». Выпили водки по рюмке-другой, праздник все же… Ну, сосед и говорит:
– Клин клином нужно вышибать. Пойди-ка ты, Вася, на улицу, влезь на подоконник и засунь голову в форточку. А ты, Маня, сделай вид, что ничего не знаешь. Но как только внезапно увидишь «чудище» в форточке, сразу бей по нему сковородкой. Только осторожно, окно не разбей. Затем чуток задумался. Ведь пока смеялись и водку пили, все отбивные съели.

– Ничего, бей пустой сковородкой, только подогрей маленько, – наконец решил проблему сосед.

Как решили, так и сделали. Сосед пошел к себе домой, сделав вид, что ничего не знает. Муж пошел на улицу лезть в окно. Я, волнуясь, начала подогревать пустую сковородку. Старалась ее не перегреть, хоть и бить предстояло идиота, но все-таки своего…

Собеседница вдруг замолчала и смахнула набежавшую слезу.

– Помогло?
– Да где там. Стало еще хуже…
– Что так?
– Волосы дыбом на голове стали, как ореол вокруг «маски идиота»… Сосед посоветовал нам сексом заняться, сказав: «До утра пройдет и все забудется».
– И как?
– Ничего не получилось. Всех городских врачей и экстрасенсов объездили, а интимной жизни все нет… Вот вспомнила, как вы мужику из соседнего села гипнозом геморрой вырвали, да так, что до сих пор водки не пьет, – чуть не плача, говорила женщина.
– Может, и моему горю поможете?
– Привозите мужа, – согласился Доктор.
– Он здесь, в приемной, – радостно воскликнула посетительница и, выскочив из кабинета, мгновенно вернулась, втолкнув перед собой закутанного с ног до головы мужчину. – Чтобы люди не видели, – ответила она на недоуменный взгляд Доктора.
– Раздевайтесь, – предложил Доктор пациенту, внешне похожему на «человека-невидимку» из известного фантастического рассказа.

Доктор, посвятивший свою жизнь лечению уродств и болезней, психологически был подготовлен увидеть нечто смешное, но «маска идиота» на
лице пациента превзошла все челове ческие фантазии. Неудержимый смех вызвал у врача спазм диафрагмы и кишечника… Он задыхался…

Пациент, улыбаясь, косоглазо смотрел на икающего от смеха лекаря. Его левый синий глаз косил вверх и влево, а правый – карий, вниз и вправо. Нос – пятачком. Уши расставлены в стороны… И улыбка до ушей, в прямом смысле слова, с вывернувшимися наружу губами… Лицо веселоееселое и плоское… Каждое слово пациента усиливало смех…

Избавился пациент от «маски идиота», выполняя, под контролем Доктора, упражнения психосенсорного комплекса. Восстановилась их семейная
интимная жизнь. От «маски» осталось только косоглазие. Оно досталось Васе по наследству, от его родителей. От мамы – левый, а от отца – правый глаз.

В отношении этого симптома сельский Доктор был бессилен. Художникам не удавалось нарисовать «маску идиота». Все рисунки, выполненные ими по просьбе Доктора, вызывали страх и отвращение.

За много лет сам врач не смог изобразить увиденное им поражение лица, вызывающее неудержимый смех. У него получались рисунки с двояким,
трояким смыслом, картины с паралогическим сюжетом, но «маска идиота» – никак. Со временем у лекаря начало проскальзывать почти навязчивое рассуждение: «Не мечта ли идиота изобразить на картине “маску идиота”, чтобы люди, смеясь, избавлялись от депрессии». В противовес ей вторила встречная мысль: «Не парься, вспоминай и смейся…».

– Чему вы улыбаетесь? – недоуменно спросил Доктора черноволосый Саша, наблюдая, как тот снова надел свой белый халат.
– Так. Вспомнилось что-то, – ответил благодушно Доктор. Присаживаясь за рабочий стол, он продолжил: – На сегодня конец рабочего дня сельской амбулатории откладывается. К нам – пациент.
– Так уже…
– Не возмущайтесь, а познавайте!

Стойко переносите все тяготы и лишения жизни сельского медика, – не теряя благодушия, прервал он попытку молодых коллег довести до его сведения положения Трудового кодекса. Тараканов и тараканы Дверь в кабинет открылась, и врачи увидели человека в черной сутане. В амбулаторию пришел старый знакомый Доктора, сам отец Андрей. Познакомились они случайно. Как-то в череде поминаний покойников батюшка перебрал немного. Отпевая очередного усопшего и случайно поскользнувшись, он упал на гроб, в могилу. Там, под шум моросящего дождика, батюшка мгновенно захрапел праведным сном.

Доктор поднялся и радостно пошел навстречу посетителю. Искренне обнимая умеренно упитанного батюшку, отметил, что тот молодчина, ведь проживая вместе с матушкой, соблюдает пост, чем продлевает свою жизнь. Отец Андрей у матушки был четвертым мужем. Трое предыдущих мужей тихо ушли в мир иной от переедания. Присутствуя при их кончине, врач внимал последнему желанию умирающих мужей: «Последний раз принять пищу из рук цветущей супруги…». Матушка обладала талантом вкуснейшего приготовления пищи. Даже Доктору, попробовавшему ее блюда, потом в течение недели всякая пища казалась безвкусной.

Посещение священником сельской амбулатории было знаменательным событием. Он принципиально никогда не посещал медицинские учреждения после того, как Доктор избавил его от пагубного пьянства. Помогая людям молитвами и травами, батюшка по праву считал себя лекарем.

В свое время, задолго до получения сана, он с отличием окончил медицинское училище, но не получил диплом. Случилось это давно и произошло,
с его слов, вот так. Молодой студент, отличник, готовился к сдаче последнего государственного экзамена. Он мечтательно смотрел в учебник, как вдруг с потолка в стакан упал таракан. Этой живности в общежитии медицинского училища было видимо-невидимо. Наблюдая за насекомым в стакане, юноша задумал желание, которое, по его глубокому убеждению, должно было непременно состояться. Проговорив свою мечту вслух – «Если таракан вылезет из стакана, тогда диплом фельдшера у меня в кармане», – он уставился на таракана, безумно плавающего в почти полном стакане вина.

Вдруг произошло невероятное. Таракан перевернулся на спинку и перестал дергать лапками. «Наверное, упился вином и погиб», – вслух подумал студент. Он выудил погибшее насекомое пальцем из стакана и провел реанимационные мероприятия. Они оказались неэффективными.

Будущий эскулап выбросил таракана через окно, осушил тремя глотками стакан вина и задумался. Думал он о том, как бы лучше наказать тараканов
за их плохое предсказание. «Видит Бог, лучше б я тогда не думал», – попеременно крестясь, рассказывал отец Андрей о грехах своей далекой молодости. Размышления студента закончились тем, что он залил бензин в вентиляционную шахту и бросил туда спичку… Конечно, почти все тараканы в системе вентиляции были уничтожены… вместе с самой вентиляцией и прилегающими к ней стенами. За неделю до получения диплома студента отчислили из училища.

Тараканов К. К., вечный, почетный, с полным склерозом, бывший директор медицинского училища по кличке «Ка-ка», помнит и рассказывает первокурсникам одну и ту же историю каждое первое сентября: «Знайте и помните! Никогда и ни при каких условиях не лейте бензин в мусоропровод или вентиляционную шахту, как бы вам этого ни хотелось. А если случайно залили, не бросайтеь туда зажженную спичку».

Потом он замолкает, смотрит вдаль, наверное, вновь и вновь вспоминает развалины корпуса взорванного училища, пока преподаватели под руки не уводят его со сцены.

– Что привело в нашу обитель отца Андрея, – спросил Доктор, представив ему молодых коллег и усадив на место пациента.
– Да с добрыми вестями к вам не идут. Помощь твоя нужна в моей обители…
– Что, матушка захворала? – почему-то всполошился Доктор.
– Бог миловал! Сегодня утром нашел возле церкви юродивого. Бродил он, бедняга, как тень, среди крестов.

Мы с матушкой помыли его. В сухую одежду переодели, накормили, а он попытался нас убить…

– Вам в милицию нужно обращаться, – категорично заявил черноволосый интерн.
– Не могу…
– Где сейчас ваш «найденыш»? –строго спросил Доктор, перебив батюшку.
– В «темной» сидит. Там я его надежно закрыл, а матушку попросил присмотреть…

Два столетия назад возле церкви по строили школу. В ней были две комнаты для «воспитания» нерадивых учеников. Иногда, при необходимости, жандармы использовали эти комнаты в качестве «арестантских». Здание добротное, до сих пор сохранилось, служит жильем для семьи священника и подсобных помещений церкви.

– Поехали! – дал команду присутствующим Доктор и первым вышел из кабинета. Он предупредил медсестру, что едет вместе с интернами на вы-
зов в соседнее село. Уже через час они были в помещении бывшей школы. Что-то в дырке Батюшка провел их затемненным, мрачным коридором старого, под сруб выстроенного здания. В конце мрака они увидели пышущую здоровьем матушку с вилами в руках. Она радостно поздоровалась с пришедшими и, увидев двух юношей, запричитала: «Ох!Ох! Ох! Ой, какие худенькие, наверно, голодные! Побежала я ужин готовить, на стол накрывать». С этими словами она поставила вилы у дверей и быстро ушла.

Отец Андрей достал из-под рясы огромный ключ и открыл амбарный замок: – Вот здесь я, его, беднягу, и закрыл. После солнечного света в «темной» было совсем мрачно.

– Боже! Что случилось с его лицом! – воскликнул батюшка, быстрее других рассмотрев светлое пятно под кованым железным столом.
– Это не морда, а моя жопа! – послышалось возмущение из-под стола.
– Опа! Вот так ляпсус! – удивленно воскликнул Доктор. – Шакал! Так ты живой?!
– По попе меня узнал, а что я живой, сообразить не можешь! А еще врачом работаешь…
– Как ты выжил и где твои джинсы? – не унимался доктор.
– Г..но не тонет! А джинсы взял себе поп, мне дал подштанники, – прозвучало из-под стола «возмущение», которое своей интеллигентностью и логикой совсем шокировало врача. – Как слинял из твоей больнички, так в лапы попал к местному бандиту. Еле освободился и пошел на кладбище…
– Зачем? – робко подал голос рыжеволосый Саша.
– Не тявкай, пока Шакал тему перетирает, – назидательно ответило ему существо из-под стола. – Там встретил батюшку. Я терпел, пока он меня ругал.

Но когда он джинсы на подштанники мне поменял, я жестко возмутился, а он, вместе со своей бабой, закрыл меня сюда…

– Дальше что было? – строго спросил Доктор.

Из дальнейшего рассказа на специфическом сленге Доктор понял, что у пациента возникли зрительные галлюцинации. Перед ним появилась серенькая крыса, которая вдруг превратилась в женщину, красавицу-раскрасавицу. Он ее долго преследовал по комнате, а она, такая проказница, юрк в дырку и заманила его на секс. Шакал снял подштанники и засунул свой основной мужской признак в крысиную норку…

Во время рассказа о своих похождениях он, лежащий под столом, периодически стучал кулаками в пол.
– Ты чего все время стучишь? –спросил его батюшка, не переставая креститься.
– Серенькая мышка прибегает и снизу усиками щекочет. Вначале было приятно, а теперь начало раздражать. Да ладно. Как освобождать меня из дырки будешь, а, Доктор?
– Прибежит серенький родненький папа, или муж Крыс, возмутится и отгрызет все, что под полом находится. Ты и сам освободишься, а мы подождем. Ты только не стучи, не отпугивай их… Затем мы отвезем тебя в больницу, и ты станешь женщиной, – безапелляционно составил прогноз черноволосый врач-интерн.

Шакал от испуга стал стучать еще сильнее и без перерывов.

– Давайте бодягой, – предложил рыжеволосый Саша. – Растворим бодягу в теплом подсолнечном масле и аккуратненько в дырку нальем. Бодяга –
это такое растение, которое уменьшает опухоль и убирает кровоподтеки, синяки…
– Хррррр, – послышалось из-под стола. Затем Шакал сразу закричал, словно его что-то осенило, – у меня там нет синяков!
– Ха-ха-ха, – отчаянно кося глазами, развеселился до сих пор молчавший Вася. Присутствующие, индуцированные его смехом, непроизвольно заулыбались.
– Голодные крысы, как услышат запах теплого подсолнечного масла, со всей церкви сбегутся. Никакой стук их не отпугнет, ведь лучшего лакомства
для местных крыс нет, чем подсолнечные семечки. А тогда… – безудержный смех не позволил ему досказать, что будет дальше.

Пока молодые коллеги обсуждали дальнейшую судьбу пациента, Доктор по мобильному телефону связался с Шефом «Алкошопа».

Тот пообещал безотлагательно прибыть на место и «разобраться» со своим сотрудником. Затем мужчины всем миром взломали пол и освободили из западни любителя «экстремального секса». Доктор, осмотрев пораженное место, назначил холодный компресс из проточной родниковой воды на пятнадцать минут с последующей повязкой, пропитанной растворенной в подсолнечном масле бодягой.

По прибытии Шефа все было закончено. Шеф сделал вид, что не «видит» своего заискивающего охранника. Он пожертвовал батюшке «на храм» и пообещал на следующий день прислать рабочих для ремонта.

Начальник безопасности «Алкошопа» оставался в черном костюме работника ритуальной службы. Он поздоровался с подчиненным за руку.

Водитель заменил свой «белый костюм» другим, который отдавал еще большей белизной. Они с Шакалом обнялись как братья. Матушка пригласила гостей за стол под огромной старой яблоней. О жареных утятах и других блюдах беседовать не будем.

Доктор с батюшкой съели лишь по постному блинчику и запили их душистым травяным чаем. Оставив восхищенных кулинарными способностями матушки гостей объедаться, они медленно пошли за церковь побеседовать.

Развеянное суеверие

Отец Андрей и Доктор присели на скамейку в тени церкви. Они тихо говорили о пустяках.

– Красота-то какая вокруг, – молвил батюшка.
– Да уж, – поддержал его Доктор.

Прямо перед ними, до самой мощенной камнем дороги, покато спускался луг, заросший разнотравьем. Затем полосой желтел песок, постепенно скрываясь в воде озера. Слева расстилалась степь, справа – старое кладбище, за ним – темно-зеленый лес.

– И окружение это, – батюшка повел перед собой рукой, – красота эта, служит лишь рамкой для скопления зла.
– Однако…
– И, к сожалению, это правда…
– Вы не шутите?
– Ни капельки.
– Все же…
– Смотри, Доктор, озеро какое огромное. Противоположного берега, где твоя амбулатория находится, не видно. Но только здесь, – он показал рукой
вниз на озеро и перекрестился, – в том году всплыло четыре утопленника, а сколько осталось на глубине, один Бог знает…
– Пляжное место, для пикников и купания уж сильно заманчивое. Батюшка перекрестился и продолжил.
– Вот на этом, совсем небольшом участке дороги, в каких-нибудь пятидесяти метрах, в этом месяце произошло три автомобильные аварии.
– А я-то, как…

Вдруг Доктор почувствовал слабость. В глубине его души появилось необъяснимое волнение, постепенно перерастающее в чувство страха. Изнуряющий зной, смешанный с приторным запахом трав, создавал гнетущее, с трудом преодолеваемое, настроение. Вся атмосфера предвеща-
ла приближающуюся беду.

Доктор встрепенулся, взял себя в руки и внимательно огляделся вокруг.

– Гм, да уж, – затем ухмыльнулся, укоризненно качая головой и совершенно успокоился. Под вопросительным взглядом батюшки наклонился и с корнем вырвал буйно разросшееся возле скамейки растение.
– Не подняться ли нам на колокольню? – предложил он отцу Андрею, запрокинув голову вверх, чтобы лучше рассмотреть церковь.
– Почему бы и нет? С колокольни чудно видно всю округу. Действительно, с колокольни открывалась чудесная панорама.
– Вот эта внешне безобидная травка, – Доктор протянул батюшке растение, которое с корнем вырвал у скамейки, – заполонила, почти вытеснила
другие растения от церкви до дороги, на площади в половину гектара.
– Богу всякое растение угодно…
– Прорастая, оно выделяет вещество, которое при вдыхании вызывает у человека специфические зрительные галлюцинации с выраженным влечением к самоубийству…
– Свят, свят, свят! – батюшка выпустил из рук растение и, крестясь, отошел от перил. – Храни нас Господь! Значит, люди пришедшие окунуться от
зноя в прохладной воде, надышавшись запаха этой травы, совершали самоубийство…
– Не по своей воле, батюшка. Доктор проследил за падающим с высоты колокольни растением и продолжил:
– Посмотри направо. Видишь, какая бескрайняя степь. Теперь представь – водитель, убаюканный степью, еще больше успокаивается, увидев
церковь… И, вдруг – кресты старого кладбища, а дорога резко поворачивает в тень темной дубравы…
– Вдыхает воздух, насыщенный «злым духом», то есть, испарением травы от лукавого, и – беда!
– Совершенно верно. Водитель, управляющий автомобилем в лесу, привыкает к лесной прохладе и зрительному напряжению от солнечных бликов, проникающих сквозь густую листву деревьев. Выехав из лесу, он видит впереди церковь и безопасный путь впереди. Вероятно, он говорит про себя: «Слава Богу!», а дальше видит слева кресты… и все повторяется…
– Боже! Боже! Спаси и помилуй!
Надо же такому случиться возле Храма… Вырву с корнем всю ее. Днем и ночью рвать буду, пока память о ней не исчезнет. Завтра народ на сход со-
беру и полностью, всем миром «зло» уничтожим!
– Под действием времени «колдовство» в легенду превратится, – успокаивал батюшку Доктор.
– Эта трава с ума свела горемыку, сделала его сумасшедшим. Когда я обнаружил его на кладбище, он ел ее…

Карманы его штанов были заполнены этим «исчадием ада».

– Заболевшее животное выпускают на свободу, иногда оно находит травку, поедает ее и выздоравливает. Так и наш подопечный, он был психически болен, а трава вылечила его.
– Да???
– Да! С медицинской точки зрения он стал психически здоров. Сегодняшнее его поведение вызвано, как принято в научном мире говорить, «педагогической запущенностью».

На некоторое время их разговор прервался. Каждый думал о своем. Затем отец Андрей, прервав размышления, спросил:

– Если он психически здоров, то кто же тогда больной?
– Он просто думает по-другому, иначе, чем мы, воспринимает мир. Но со временем, среди людей, его «шакалья» сущность изменится в человеческую сторону.
– Расскажи, Доктор, подробнее о «педагогической запущенности».
– На мой взгляд, человек, по своей сути, становится человеком за короткий промежуток времени – от дня рождения до семи лет.

Более значимых по качеству знаний: день – ночь, холодно – тепло, хорошо – плохо ему не приобрести больше никогда в течение всей оставшейся жизни.

Ошибочное восприятие малышом основных понятий, навязанных обществом, я считаю «педагогической запущенностью». Конечно, ученые могут
говорить несколько по-другому.

– Слава Богу, что не дал моему разуму помутиться. Зло злом не победить.
– Да, батюшка, у меня к тебе просьба: будете вырывать траву, оставьте вот там пяток растений, – Доктор кивнул головой в уголок кладбища. С древних времен до сей поры это растение травники используют для лечения некоторых болезней. Хотя в протокольной медицине оно применения не находит.

Когда они спустились с колокольни, трапеза уже закончилась. Самодовольные лица объевшихся внешне напоминали Доктору тех, которые, выказывая свое последнее желание, вспоминали еду, приготовленную матушкой.

– Вашими благими намерениями через желудок дорога в ад вымощена, – улыбаясь, сказал Доктор, кивнув головой в сторону пакетов в руках
мужчин.
– Такой представительный Доктор, импозантный мужчина, а так зло шутит, – сдерживая задорный смех, говорила матушка. – Что Бог послал, я перекусить им на ужин положила. И вам, Доктор, приготовила, а то совсем исхудали на пенсии. «А Бог послал по кружочку домашней колбасы, по домашней утке, по кусочку сала…», – думал Доктор, хорошо зная матушку.
– Он не шутит зло, а воистину иронически правду глаголет, – строго осадил супругу батюшка.

На том простились и радостно расстались. Вася по пути к себе домой повез врачей-интернов к железнодорожной платформе электропоездов.

Шеф «Алкошопа» предложил подвезти Доктора в город, прямо к дому.

Пятиминутка

В автомобиле, буквально через несколько минут, Шеф и Шакал в своих выстиранных джинсах, сморенные сытной пищей, уснули, как младенцы.
Начальник охраны всю дорогу повышенным тоном «воспитывал» водителя.

«Молодчина! – думал Доктор, погружаясь в сон, ведь прошлую ночь он совсем не спал. – Своим ворчанием не даст водителю расслабиться и задремать за рулем», – еще подумал Доктор и уснул. Начало ему сниться, что он министр и зовут его Портфель. Пенсия у него министерская, в сто раз больше пенсии практикующего врача.

Сидит он себе в Минздраве и думает, чего его такого учудить, чтобы все кругом поняли, какие они маленькие букашки, по сравнению с его должностью. Началась от такой мысли у Портфеля бессонница. Это, дорогой читатель, Доктору снилось, что он министр и спит он крепко, но ему во сне снилось, что у него бессонница. Конечно, нам думается, что ты понял, проницательный читатель, что происходило с Доктором.

Воочию видел он во сне белые халаты и шапочки, которые ходили вокруг него и лечили больных. Лечили! Лечили! Лечили! Проснулся Портфель
от бессонницы и издал приказ: «Поменять белые халаты на синие и зеленые пижамы».

Уснул Портфель, а бессонница тут как тут. Мечутся в его сне красные жаркие кресты на «скорых», которые к больным спешат. На дорожных знаках красные кресты указывают, где пострадавшим помощь искать. И малышу понятно, если «ва-ва» или «бубу» случилось, беги туда, где красный крест висит.

Мгновенно исчезла бессонница, и проснулся Портфель. Не успел он приказ издать, как жаркие красные кресты на холодные синие снежинки заменились. Мол, остыньте, не спешите, подумайте, что вас ждет там, за холодной снежинкой? Начало казаться Портфелю, что он и его здравоохранение никому не надо. Потому что начал уже Лизун, вместе с друзьями лизунчиками, ему основной выход зализывать. Зализали ему почти весь выход. Тогда он от безысходности вызвал начальника информационно-аналитического отдела по имени НИАО и спрашивает
его: «Что делают люди?»

– Между приступами здоровья – болеют и лечатся, – бодро ответил тот.
– Что делают врачи? – поинтересовался Портфель Минздрава у НИАО.
– Между часовыми пятиминутками – ходят себе в синих пижамах с чепчиками, лечат и смеются, – сразу ответил подчиненный.
– Что думают и говорят о министерстве здравоохранения? – никак не унимался Портфель.

Сильно задумался начальник информационно-аналитического отдела.
Долго думал, а потом ответил:

– Ничего не думают и не говорят, потому что о Минздраве ничего не знают.
Очень расстроился Портфель, почти почернел, бедный. Зализал Лизун ему выход, и пучить его начало. Напала на него «падучая» и в припадке вызвал он Пятиминутку.
– Чего пожелаешь, Портфель? – спросила она его, одетая во все черное, хоть и не была монашкой.
– Срочно собери «оперативку», – молвил в припадке Портфель.
– Чтобы кое-кому коллективную клизму поставить? – без задней мысли серьезно спросила Пятиминутка.
– Тебе и поставим, если много воображать будешь, – с красными, выпученными от вздутия глазами, поглаживая на коленях Лизуна, как кошечку, полушутя – полусерьезно сказал Портфель.
– На какую тему «оперативку» прикажете? – низко поклонилась ему Пятиминутка.
– На тему «Себя показать и на других посмотреть».

Еще ниже склонилась перед Портфелем Пятиминутка, и началось оперативное совещание. Актовый зал был заполнен всевозможными должностями Минздрава. В президиуме восседали: Тендер, Протокол, НИАО и Пирамида – почетная гостья, модная царица мошеннических
салонов. Над ними, в мягком кресле, в окружении лизунчиков, возвышался Портфель.

– Оперативное совещание Минздрава на известную тему открыто. Слово для доклада предоставляется господину НИАО, – объявила Пятиминутка
и засеменила к стульчику у края стола президиума, растеряв по дороге бумажки.
– Пока НИАО по ноутбуку читал о процентах повышения и понижения, зал, затаив дыхание, следил за летающими бумажками.

Портфель, нахмурив брови, постучал стаканом по бутылке, привлекая всеобщее внимание. В возникшей мертвой тишине стало слышно, как под кем-то скрипнул стул. Взгляды присутствующих устремились на звук.

– Вас что-то в докладе смущает, – начал было говорить Портфель.

Но увидев ерзающего на стуле незнакомого, худого до прозрачности субъекта, он злобно обратился к Пятиминутке:

– Почему посторонние в зале?
– Это – Совесть. Ей по протоколу положено здесь присутствовать, – виновато объясняла Пятиминутка, вылезая из-под стола с бумажками, прижатыми к груди.
– Мг… да уж, – признал такое обоснование Протокол.
– Коль устаревшему понятию – Совести – положено находиться на медицинской пятиминутке, – сказал Порт-
фель, – попрошу Совесть подняться, пускай все сотрудники Минздрава посмотрят на это недоразумение.

Совесть еле приподнялась и сразу начала таять под пристальным взглядом Тендера.

– Какие будут предложения, коллеги? – пристально рассматривая присутствующих, спросил Портфель.
– Есть предложение заклеить Совести рот, – под одобрительное кивание Пирамиды подала голос Пятиминутка.

Присутствующие в аудитории с облегчением вздохнули и закричали со всех сторон: «Заклеить! Заклеить! Заклеить!».

Портфель взглянул на членов президиума. В ответ он увидел удовлетворительное кивание головами.

– Мг… да уж, – согласился Протокол.
– Кто – «За»? – оперативно обратилась в зал Пятиминутка. Тут же, еще более оперативно, утвердительно продолжила: – Голосование окончено. Ре-
шение принято единогласно!

Сразу, в рабочем порядке, Совести заклеили рот. Протокол тотчас написал, а Портфель подписал приказ: № «О Совести». Бац! – приказ продублирован по инстанциям и на всех пятиминутках, на местах, к месту и просто к слову, врачам цинично напоминали: «Имейте совесть! Имейте совесть!».
– Господин НИАО, продолжайте свой доклад по существу, – обратился Портфель к докладчику.
НИАО на трибуне по ноутбуку продолжил читать: «Возросло процентное соотношение заболеваемости и снизилось в процентах одновременно с ростом профессионализма...»
– А это что еще такое? – перебил докладчика Портфель.
– Почему это вдруг среди врачей Профессионализм уважаемым сделался? Увеличиваться, возвышаться и выставляться начал? Знайте! Теперь он
у нас проблемным стал, – робко доложила Пятиминутка.
– В морг, морг его! – закричали Геморрой, Глисты и Туберкулез.
– В морг, так в морг, – поддержал коллег Портфель.
– Может, сразу на кладбище? – робко предложил Патологоанатом. – Для вскрытия столов не хватает.
– Его сохранять нельзя, – поддержал Патологоанатома медицинский Судебный эксперт. – Холодильники не работают, а до зимы далеко.

Все быстро проголосовали – «За».

В рабочем порядке Профессионализм на каталке повезли в морг. В пути он спросил: «Может, сразу на кладбище, чтобы не мучиться?».

– Нет и нет! – как в анекдоте, отвечали ему. – Если Портфель сказал – в морг, значит, в морг.
Лежит голый Профессионализм в морге на холодном жестяном столе и только глазами мигает. Достали из него «знания» и в баночку с формалином положили, а он глазками – миг, миг – и без знаний. Потом баночки заполнили: опытом, долгом, работоспособностью... В конце зашили и отправили в «Вышу», так сейчас кратко называют высшие учебные заведения, обучать студентов.

Протокол написал приказ № «О профессионализме». Его подписал Портфель. Бац!. На всех дополнительных пятиминутках врачи изучают и конспектируют приказ.

– Нам, к сожалению, так и не удалось до конца выслушать докладчика Господина НИАО, – сказал Портфель. – Необходимо переходить к повестке
дня. Кто желает высказаться и внести предложения?
– Нам необходимо определить стратегию и тактику решения вопроса, – высказался Организатор здравоохранения.
– Для того, чтобы «себя показать», нужно выставиться, а других лучше задвинуть, чем на них смотреть, – как всегда очень заумно сказала медицин-
ская Психология, мечтавшая стать философом.
– Примером на практике подтвердите свою идеологию, – строго приказал Портфель, заинтересованно рассматривая Психологию.
– Предлагаю медицинскую деонтологию превратить в демагогию в медицине.
– Мг... да уж, – одобрил Протокол.

Без лишних слов все единогласно проголосовали «За». Протокол написал приказ №... Портфель сразу его подписал. Бац! Все в реальной жизни вдруг заговорили «о бесплатной медицине, за которую платить нужно».

– Мелко! Если говорят, а не чувствуют, – выказал неудовольствие Портфель.
– Необходимо на каждый приказ сразу издавать второй приказ, противоположный первому, и третий приказ, отрицающий два первых, – предложил Организатор здравоохранения.
– Теперь веселей! – подбодрил подчиненных Портфель. – Больше, больше фантазии в работе.
– Уменьшим время для приема больных в два раза, – очень разошелся подбодренный Организатор здравоохранения. – Нет, зачем мелочиться.
Давайте сразу в десять раз уменьшим время для лечения больных.
– Мг... да уж, нет. За полторы минуты мы не сможем проконтролировать врача и наказать за полное излечение больного, – аргументировал отказ Протокол.
– Давайте повысим цены на лекарства. А в упаковках, вместо лекарств – больше глины и воды! – предложила вся в золоте Аптека. Раньше, в девичестве, она называлась Фармакологией.

Протокол написал три приказа №/№/№ «О контроле над ценами». Все к исполнению! Подписал Портфель.

– На медицинскую технику также цены повысить, – Тендер неосознанно потирал большой палец об указательный. Таким жестом он выдавал свои
мысли, информируя присутствующих.
– Давайте бани на селе закроем, а питьевая вода сама испортится от такого отношения к ней – вши, гепатит приползут, а может и сам СПИДыч
появится, – предложили когда-то богини Гигиена и Санитария.
– Мг... да уж, нет. Волевым решением, без приказа! – сказал Протокол.
Бац! Цены на лекарства и медицинскую технику возросли. Бани, особенно на селах, где нет водопровода, ванн и душевых, исчезли. Распространи-
лись болезни грязи: вши, гепатит, СПИД…
– Господин НИАО, доложите, что происходит на местах? – спросил Портфель.
– Больше неэффективные лекарства стараются не покупать вообще, потому что врачи стали лечить их эффективными народными методами, – докладывал господин НИАО.
– А врачи – лечат и смеются, – вмешался в доклад Лизун.
– О банных днях, особенно в селах, народ сразу забыл. Вши, гепатит, СПИД и другие болезни грязи всеми восприняты как проявление жизни,
временные трудности, связанные с мировым кризисом, – закончил господин НИАО.
– Что за разгильдяйство! – не на шутку разошелся Портфель. – Мы столько работаем, а о нас ни гу-гу. Больше инициативы, коллеги!
– Лечить больных только по протоколам. Болезнь – протокол, – предложил Организатор здравоохранения. – А опытных врачей, которые недруги
Лизунчика, немедленно перевести в Стажеры и отправить на курсы повышения квалификации.

Приказ №/№/№ к выполнению практикующими врачами с позапрошлого года! Не стало предела радости Аптеке и Тендеру.

– Мг... да уж. Мы не дали протоколы им два года назад и не создадим протоколы лечения болезней еще ближайшие пять-десять лет, – сказал Протокол.
– А почему? – спросила Пятиминутка.
– Мг... да, уж. Мы, к сожалению, не знаем всех болезней. Может, провести их полную инвентаризацию?
– Пускай тебя это не жмет, а парит врачей, – просто сказал Портфель и добавил вдогонку: – Немедленно дополнительно отправить инструкцию
«Во имя исполнения приказа о протоколах». Лизунам на местах строжайше проконтролировать, создать специальные комиссии и ежедневно докладывать об исполнении.

Бац! Вдруг врачи узнали, что уже два года, как они Стажеры и должны лечить больных строго по протоколам.

– Все врачи под надзором местных лизунов переписали медицинскую документацию за два прошедших года, – оперативно доложил Лизун.
– Мг... да уж. А где они взяли протоколы?
– Каждый врач сам себе придумал протоколы всех болезней и их лечение, – дополнил свой доклад Лизун.
– Страховую медицину ввести… – неслось из зала.
– Пусть лучше больные платят благотворительные взносы при каждом посещении лечебных учреждений, – предложил Тендер идею Пирамиды.
– В Приказ! – обрадовался Портфель и добавил: – Все доходы переводить на счет тендерной политики!
– Мг... да нет, в приказ нельзя, Юстиция будет возражать. Можно инструкцией для служебного пользования.

Пятиминутка быстро издала инструкцию, запрещающую врачей и больных информировать о движении денег благотворительных взносов.
– Даже лучше, – пуще прежнего обрадовался Портфель, – деньги – нам, а проблемы – врачам. Ведь тогда больные будут думать, что это они докторам платят!
– Заметано, – сказала Пятиминутка, – деньги уже пошли. Врачам под угрозой увольнения запрещено говорить о величине своей заработной платы.

Бац! Врачи поголовно обвинены во взяточничестве! А о величине зарплаты им и до этого было стыдно говорить.

– Закрыть педиатрические факультеты. На лечение детей больше всего денег уходит, – прозвучало из зала. – Закрыли бани, закроем кафедры
педиатрии и «Вышу», – неслось до президиума.
– Пусть без детских врачей при повышенной рождаемости попробуют о нас не вспомнить! – неслось вдогонку из зала.
– А как же я? – истерически закричала Педиатрия и по-детски расплакалась.
– Ликвидировать как класс, а вместе с тобой еще процентов двадцать медицинских профессий убрать, – жестко неслось из зала.

Протокол написал приказы: №№№ «О ликвидации педиатрических факультетов медицинских учебных заведений» и №№№ «О сокращении ме-
дицинских профессий».

Портфель подписал с припиской: «Кафедры закрыть. Помещения на баланс Тендеру передать. Оборудование на металлолом, а мебель и шмотки – на аукцион»

Бац! Приказы выполнены!

– Докладываю. Никто не заметил закрытия педиатрических факультетов и сокращения профессий врачей. «Залатали дыры» пенсионерами, – Лизун
доложил состояние дел на местах.

Приказ №№№ «Проводить пенсионерам оплату труда как стажерам. Они ведь наивные, как дети!»

– Участковым терапевтам ввести во все места ГМО и вывести новый сорт семейных врачей, – не унимался зал.
– Мг... да уж, нет, – возразил Протокол.
– Правильно. Перепишем их в семейные врачи, пускай зубы рвут, оперируют и, между прочим, детей лечат, – с огромным удовлетворением отметил активность коллег Портфель.

Приказы №№№.
Бац! Исполнено.

– Нет! Нет! – зарыдала Диспансеризация. – Это погубит меня.
– Мг… да, уж – поздно! – сказал Протокол.
– Давайте их дустом, – предложил Дезинфектор.
– Старо! Старо! Давайте их карбофосом или дихлофосом! – понеслось из зала.
– Не получится, – весело сказала Наркомания, – они от гербицидов не только петь и лечить будут, они еще и брейк танцевать начнут.
– Подключить к электричеству «РАЙД» с «Утенком» для унитазов и по кабинетам расставить, – не унимался Дезинфектор.
– Давайте издадим приказ, чтобы все врачи в противочумных костюмах ходили…
– Не получится…
– Почему?
– Во всей стране имеется лишь два десятка противочумных костюмов и те еще из прошлого века.
– Замечательно! – обрадовался Тендер. – Обязать всех врачей приобрести противочумные костюмы новейшего образца.
– Не получится.
– Почему?
– Только врач с сорокалетним стажем может приобрести его себе, продав все свое имущество до последней нитки.
– Не получится.
– Почему?
– По протоколу, противочумный костюм на голое тело без трусов одевать запрещено. А денег на трусы врачам в Минздраве нет.
Бац! Завыла сирена!

Не стало старого Портфеля. На его месте сидит и улыбается новый Портфель прямо с конвейера.

А сирена воет, воет, не умолкаетсвоим воем разбудила Доктора. Это скорая помощь с синими снежинками спешит на помощь, но ее никто не пропускает. Еще долго видел Доктор в зеркале заднего обозрения, как мечется в потоке машин маячок. Никто не пропускает «скорую», и не пропустит. Всем давно наплевать на чужое горе, ведь в современном словаре слово Совесть – устаревшее понятие.

«В пути всего-то десять минут, а как много приснилось всякой всячины. Плохо, что ирония наяву во сне в сатиру превратилась, так и до цинизма
недалеко. Наверное, «скорая» спешила на помощь пострадавшим в очередной автокатастрофе на дороге около кладбища, – уже совсем засыпая, подумал Доктор.

Жалоба на медицину

Автомобиль мчался к городу. Кондиционер обеспечивал комфорт в салоне. Доктор опять уснул, и снова посетили его цветные сновидения. Наверное, продолжало оказывать воздействие галлюциногенное вещество, которым он надышался возле церкви. Вдруг он оказался в театре оперетты среди всех представителей здравоохранения. В скромной одежде подмастерья, он внимал каждому слову Чина Чинов, в котором объединились все чинуши – прыщики от медицины. Тот стоял на балконе и возвышался над всеми медиками страны. В дорогом камзоле, он что-то говорил собравшимся подчиненным. Устав изрекать истину серой толпе, перед которой был вынужден выступать, он замолчал, уставившись вдаль. Ведь всякая власть имеет ограничения, даже власть чинуш от здравоохранения.

Все замерли в молчании, никто не в праве был молвить слово.

– Чин Чинов! Чин Чинов! – голос из толпы практикующих медиков нарушил гробовую тишину и вывел Чина Чинов из тоски. – Разреши слово мол-
вить.

Чин Чинов опустил свой взор вниз, на говорившего доктора. Мгновенно коллеги исчезли. Врач Стажер-пенсионер остался один на один с главным, объеденным медицинским чиновником, у матери которого он роды принимал.

– Говори, – от скуки разрешил тот.
– Больные, медики на плохое здравоохранение жалуются. Ответь! Что ты можешь сделать? Что нам, практикующим врачам, делать?

Чин Чинов грозно посмотрел на несчастного доктора, насобирал полный рот слюны и плюнул на него с балкона. Слюна попала в глаза доктору. Вдруг вокруг появились коллеги. Зал содрогнулся от смеха. Всем очень понравилась шутка Чина Чинов. Когда Стажер-пенсионер вытер глаза, а коллеги, насмеявшись вволю, поутихли, Чин Чинов сказал:

– Это ответ.
– Значит, когда вы, начальство, плюете на нас с высоты своего положения – это ваш ответ! А нам, практикующим медикам, страдающим больным, что делать?
– Плюньте на меня, – приказал медицинский Чин Чинов.

Среди зрителей прошелестел шумок: «Сглаз снимает! Порчу выводит! Лучше б попросил, чтобы дулю ему показали…».

Медики и их пациенты осмелели, с радостью насобирали полный рот слюны и плюнули вверх, в сторону медицинского Чина Чинов. Огромный верблюжий плевок поднялся вверх, не долетев до балкона, вернулся вниз и плюхнулся им на голову. В слюне больных и практикующих медиков было так много ненависти и злости, что она превратилась в змеиный яд. Вот, наконец, понял врач, почему на эмблеме медицины изображена змея.

А то Чин Чины нас грузят и грузят о мудрости пресмыкающегося. При въезде в город машину затрясло – шел ремонт дорожного покрытия. Пассажиры проснулись.

– Как покемарил, Доктор? – очень вежливо спросил Шакал. – У меня «дур-мыр» классный был, цветных мультиков насмотрелся…
«Травка на Шакала продолжает благотворно действовать, – подумал Доктор, окончательно просыпаясь, – чего о себе сказать не могу».

Путешествие за долголетием

В городе автомобиль полз с черепашьей скоростью, надрывно урча в колдобинах, раз за разом преодолевая «пробки» и «заторы».

– После разговора с вами отец Андрей предстал перед нами с лицом человека, сделавшего внезапное открытие, – грубо прервал подчиненного Шеф, повернувшись к Доктору. Затем, с удовольствием потянувшись после сна, спросил: – О чем, внезапно уединившись на колокольне церкви, вы
с батюшкой так таинственно беседовали?
– О жизни.

Пресыщенный жизнью Шеф «Алкошопа» лениво философствовал:

– Хочется пожить подольше без старости, ибо жизнь все равно, что непрерывное пьянство, чем больше пьешь, тем больше жажда. А похмелье – старости подобно. Такое же желание вкусить молодости, как алкоголику глоток вина выпить.
– Прожить долго без старости, имея много-много денег, – мечтательно вторил ему водитель.
– Денег много-много не бывает, как не бывает много-много жизни. Был бы жив и здоров, а деньги сделаю. Главное, чтобы их хватало. А мне, слава Богу, хватает, – видимо, закончил философствовать Шеф.

В салоне автомобиля наступила ленивая тишина. Трудился только автомобиль, то ускоряя, то замедляя движение, то вынужденно останавливаясь.

– Что старит человека? – нарушил свое мечтание Шеф.
– Неправильный образ жизни, – ответил водитель.
– А ты как думаешь, Доктор?
– Время.
– Со временем мы совладать не можем. А что реально можно сделать для продления жизни, приостановления старости, а с ней и болезней?
– Не употреблять спиртного, не курить, заниматься спортом и, – водитель ухмыльнулся, вспомнив угощение матушки и данные ею на дорогу куль-
ки, – не переедать, соблюдать диету.
– Соблюдать диету нужно больным язвой желудка или другими болезнями, – поучительно молвил начальник охраны. Он уже убрал руки с живота.
Наверное, его язва желудка или двенадцатиперстной кишки, обострившаяся от сытного угощения матушки, успокоилась.
– Радио говорило о людях, и телевизор показывал людей, которые пили, курили, ели, что хотели, а прожили долго. Стали теми, как их называют понаучному, дол… дол... – а, вспомнил! – долгожителями, – добавил охранник.
– Некоторые занимались спортом, а умерли совсем молодыми, – подвел итог рассуждениям своих подчиненных Шеф и спросил: – А ты, Доктор,
как думаешь?
– Определить, чего больше в человеке, и тому не давать застаиваться и загнаиваться.
– Если мне понадобится спасать свою душу, я обращусь к отцу Андрею. На сегодня меня интересует мое тело в реальной жизни, поэтому я, смертный, обращаюсь к врачу.
– Больше всего в теле человека воды и минеральных солей, – сказал Доктор и задумался, как проще и доступней для понимания изложить свою мысль.
– Значит – вода.
– Да, вода. Из нее, практически, состоит человеческий организм.
– Ты, Доктор, уверен?
– Да. Жиров, белков, углеводов и витаминов, которым принято уделять так много внимания, в организме человека ничтожно мало в процентном соотношении. Я не буду приводить цифры. Это не секретные материалы и вы, если заинтересуетесь, сможете свободно убедиться в правдивости моих слов.
– Как же сделать, чтобы она не портилась, не загнаивалась, не старела?
– Превратить всю жизнь в один праздник – Крещение. Ведь «святая вода», набранная на хранение в этот праздник, не портится и сохраняется
в течение года, – предложил водитель.
– Окунуться в прорубь в этот день, пить «святую воду», молиться, – выдвинул свою версию начальник охраны, добавив: – Хотя, я пробовал пить воду, взятую на Крещение. В результате меня начало пучить, появился понос, потом обострилась язва.
– Что на это скажешь, Доктор? – не унимался Шеф.
– Согласно второму постулату смысла жизни, в организм должно входить и выходить все, по качеству, количеству и времени назначенное природой.
– Понятно. Да. Все возможные методы омоложения апробированы без выраженного эффекта, – грустно молвил Шеф и спросил: – А в чем первый
постулат смысла жизни?
– В самой жизни человека, несколько отличающейся от образа жизни растения и животного. Но об этом поговорим в следующий раз.
– Чем отличается образ жизни долгожителя от образа жизни других людей.
– Оседлостью. Вся их жизнь «привязана» к одному месту.
– Но у них ведь есть соседи… – добавил водитель.
– О воде, Доктор, вы так ничего и не сказали, – вставил слово в беседу начальник охраны. Наверное, ему сильно запомнилось оздоровление водой.
– Вода из каждого источника на земле неповторима, как отпечатки пальцев человека… Когда «отпечаток» воды, которую постоянно употребляет
человек, совпадает с его «отпечатком», он становиться долгожителем…
– Все, кто пьет водопроводную воду… – вмешался в разговор Шакал.
– Боже! – перебил его своим восклицанием Шеф. – Доктор, имея такие знания, вы молчите!
– О чем и кому мне говорить?
– Как можно реализовать в жизни Вашу гипотезу?
– Найти источник, вода которого по кристаллической решетке и минеральному составу соответствовала бы минеральному составу воды организма человека. Пусть он пьет только эту воду и становится долгожителем.
– Медики могут определить состав воды моего организма?
– Нашим лабораториям это не составит труда.
– Как можно обнаружить разность «решеток» воды, ведь она в каждом источнике жидкая? – заинтересованно спросил начальник охраны.
– Снег везде внешне одинаков, а снежинки – разные.
– Что, снег тоже состоит из воды? – крайне удивился Шакал.
– Ты что, мало луж весной видел? – развеселился водитель.
– И снежинки тоже из воды состоят? Я конкретно каждую снежинку рассматривал, а воды в ней не видел, – еще больше удивился охранник.
– И снежинки, и изморозь узоров на стеклах – это кристаллы воды, которые показывают нам красоту и неповторимость своих «отпечатков», – как
маленькому ребенку, терпеливо говорил Доктор.
– Боже, как далеко наука продвинулась…
– Это все гипотеза, – сказал Шеф, – как ее практически реализовать?
– Необходимо сделать миниатюрный прибор, который превращал бы воду в снежинки, «морозные» узоры и кубики льда непосредственно у источника.
– Через неделю у вас будет такой прибор.
– И компьютерная программа, которая по полученным данным смогла бы идентифицировать конкретный источник.
– Как следователи по отпечаткам пальцев... – со знанием дела начал говорить Шакал.
– Специалисты займутся этим вопросом сегодня же. До конца месяца программа будет создана, – перебил его Шеф.
– Генетическую карту человека отобразить на дактилоскопическом узоре…
– Это реально?
– Сегодня такая взаимосвязь научно обоснованна. Практикующие врачи уже несколько веков диагностируют генетические заболевания по рисунку
линий на ладони. Например, болезнь Дауна.
– Приступим к решению этого вопроса с понедельника.
– Сделать наибольшее количество отпечатков у долгожителей и карту кристаллической решетки воды из источников, которыми они пользуются.
– Вы полагаете, что проделав такую работу, можно приостановить старость?
– По существу ответить смогу... только после ознакомления с исследованиями, проведенными врачом Владимиром Финогеевым.
– Какие же это исследования?
– Он исследовал отпечатки умерших людей, сделанные при их жизни. На их прижизненных дактилоскопических отпечатках были обнаружены и сфото графированы цифры, указывающие на точные даты смерти; признаки, указывающие на причину смерти – авиакатастрофы, избиения…
– Чего ты такой бедный, Доктор, если такой умный? – промолвил заезженную фразу водитель.
«Бесхитростный разум во все века работал на хитрое безумие», – подумал Доктор и ответил, что в древности мудрецы говорили: «От знаний пользы нет, ум тягостное бремя, неразумение доходней в наше время».

Шеф продолжил:

– Любой руководитель не угоден подчиненным, даже тот, что ему поступает в угоду.

Все замолчали, притихли. В уютном салоне автомобиля возникла творческая пауза.

– Включаю вас, Доктор, в штат «Алкошопа» на должность начальника экспедиции. Цель экспедиции – найти на территории нашей страны источник воды, соответствующий составу моего организма.
– Как в мультике – за «живой» и «мертвой» водой, – развеселился Шакал.
– Членами экспедиции будут: водитель – Вася; идейный вдохновитель – отец Андрей; еще один человек, кто-то на ваше усмотрение. Начальником
охраны назначаю Шакала…

Шакал мгновенно подтянулся. Лицо его приняло ответственный вид. Показалось, что его джинсы сменились на черный костюм. «Ему так и до Портфеля дорасти не далеко», – подумалось Доктору.

– Если не найдем в нашей стране, поедем за бугор? – со знанием дела вошел в должность Шакал.
– Будем искать по всему миру. Ну как, Доктор?
– Гм... не знаю. Подумать надо.
– Чего думать! Исполнять нужно, – вошел в роль будущий начальник безопасности экспедиции.
– Организацию, материальное обеспечение проекта я беру на себя. Вы, Доктор, подумайте.

Автомобиль остановился.

«Мы вчера вечером впервые встретились. Сегодня ночью расстались. До утра они провозились у озера с Шакалом. После обеда опять были вместе,
а они уже знают самый краткий путь к моему дому. Оперативно!», – думал Доктор, прощаясь с попутчиками.
– Договорились! В следующую пятницу, после обеда, мы у вас в амбулатории проведем оперативное совещание, – прощаясь, распорядился Шеф.

Шакал, оббежав вокруг машины, открыл дверцу перед Доктором.

– Как вас зовут? – слегка удивляясь, спросил Доктор.
– Борис Васильевич, по кличке – Шакал, – ответил и попросил: – Подождите, ваш пакет с гостинцем достану.

Доктор видел, как он, выбрав самый большой пакет, добавил в негои часть продуктов, взяв их из других. Затем, сказав: «Помогу чуток», – зашагал к подъезду.

Шли молча, каждый раз радуясь, когда удавалось не наступить на собачьи «городские грибы». Привычные городские запахи выхлопных газов, разлагающихся объедков и кошачьего «амбре», исходящие из мусорного ящика, наполняли душу.

У подъезда они попрощались, пожав друг другу руки, как старые друзья. В лифте, знакомясь с расписанной на его стенках последней местной информацией от подростков, Доктор подумал: «Если читатель согласится быть одним из членов экспедиции за долголетием, тогда пусть только намекнет. Доктор замолвит Шефу за него слово».

Ждем Вашего решения, Дорогой Читатель.




[ Оглавление книги | Главная страница раздела ]

 Поиск по медицинской библиотеке

Поиск
  

Искать в: Публикациях Комментариях Книгах и руководствах



Реклама

Мнение МедРунета
Чем вы руководствуетесь в выборе медицинского учреждения?

Советами родных и знакомых
Отзывами на специализированных сайтах
Собственным опытом
Информацией, представленной на сайте учреждения
Рекламой
Другими причинами



Результаты | Все опросы

Рассылки Medlinks.ru

Новости сервера
Мнение МедРунета


Социальные сети

Реклама


Правила использования и правовая информация | Рекламные услуги | Ваша страница | Обратная связь |





MedLinks.Ru - Медицина в Рунете версия 4.7.18. © Медицинский сайт MedLinks.ru 2000-2016. Все права защищены.
При использовании любых материалов сайта, включая фотографии и тексты, активная ссылка на www.medlinks.ru обязательна.