Главная    Med Top 50    Реклама  

  MedLinks.ru - Вся медицина в Интернет

Логин    Пароль   
Поиск   
  
     
 

Основные разделы
· Разделы медицины
· Библиотека
· Книги и руководства
· Словари
· Рефераты
· Доски объявлений
· Психологические тесты
· Мнение МедРунета
· Биржа труда
· Почтовые рассылки
· Популярное · Медицинские сайты
· Зарубежная медицина
· Реестр специалистов
· Медучреждения · Тендеры
· Исследования
· Новости медицины
· Новости сервера
· Пресс-релизы
· Медицинские события · Быстрый поиск
· Расширенный поиск
· Вопросы доктору
· Гостевая книга
· Чат
· Рекламные услуги
· Публикации
· Экспорт информации
· Для медицинских сайтов

Рекламa
 

Статистика



 Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства"

 9.3. Рынок здравоохранения Дальнего Востока России

Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства" / Здравоохранение Дальнего Востока России в условиях рыночных реформ / 9.3. Рынок здравоохранения Дальнего Востока России
Закладки Оставить комментарий получить код Версия для печати Отправить ссылку другу Оценить материал
Коды ссылок на публикацию

Постоянная ссылка:


BB код для форумов:


HTML код:

Данная информация предназначена для специалистов в области здравоохранения и фармацевтики. Пациенты не должны использовать эту информацию в качестве медицинских советов или рекомендаций.

Cлов в этом тексте - 18674; прочтений - 3319
Размер шрифта: 12px | 16px | 20px

9.3. Рынок здравоохранения Дальнего Востока России

Природные ресурсы общемирового значения привлекают к Дальнему Востоку внимание всех государств, особенно стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Однако ресурсный потенциал ДФО в силу объективных и субъективных причин используется далеко не полностью. Опережающее развитие стран Азиатско-Тихоокеанского региона в сравнении с общемировыми показателями заставляет Правительство РФ по-новому взглянуть на место Дальнего Востока в политическом, экономическом и социальном развитии России, на его роль для России с глобальной точки зрения в стратегической перспективе.

Уровень здоровья дальневосточников является реальным отражением социально-экономической политики региональных властей. Без обсуждения перспектив сохранения и приумножения качества будущих и настоящих трудовых ресурсов говорить об инновационном развитии региона, по крайней мере, недальновидно. Здоровье населения дальневосточного региона, как экономическая категория, формируется и развивается при следующих условиях:

- наличие на него (здоровье) потребительского спроса в семье и обществе;

- высоком качестве трудового потенциала индивида и населения в целом;.

- способности приносить доход себе (индивиду), семье и обществу в целом;

- целевом управлении трудовыми ресурсами, трудовым потенциалом, человеческим капиталом со стороны индивида, семьи и общества.

О взаимосвязи здоровья и эффективности производства на рубеже XIXXX веков писал видный английский экономист А. Маршалл. По его мнению,

«...здоровье и сила населения включают три компонента – физический, умственный и нравственный. Они служат основой для производительности и создания материальных благ. В свою очередь, материальные богатства увеличивают здоровье».

Региональная экономика предъявляет новые, иногда повышенные требования к здоровью дальневосточников. Они должны иметь хорошие параметры физического развития, психического и социального здоровья, а также обладать высоким уровнем интеллекта, образования и профессиональной подготовки.

Только при соблюдении этих условий возможна эффективная деятельность трудовых ресурсов в сфере высоких технологий, повышения интенсификации труда и лавинообразного роста информационной нагрузки. Чтобы выдерживать такое профессиональное напряжение, необходим высокий запас прочности здоровья каждого работающего, в частности для работы в условиях хронического стресса.

Вот почему в экономически развитых странах все больше и больше инвестиций формируется в области сохранения и повышения здоровья, сегодняшних и потенциальных трудовых ресурсов, а на Дальнем Востоке России эти вопросы зачастую рассматриваются только с точки зрения снижения бюджетных расходов. Это вызывает обоснованное беспокойство медицинской общественности и, в особенности, той ее части, которая проповедует экономические подходы к организации медицинской помощи и обоснованный в рыночных условиях прагматизм. И, тем не менее, мы убеждены, что гуманность, бескорыстие, альтруизм и есть те качества, которыми обладают большинство из наших коллег-медиков.

В то же время, реалии сегодняшнего дня не вселяют оптимизма. Производительность труда в расчете на одного занятого в экономике Дальнего Востока в 4 раза ниже, чем в Японии, в 6 раз ниже, чем в США, в 2,5 раза ниже, чем в Южной Корее, и в 5 раз ниже, чем в Австралии, а также производительность труда дальневосточников ниже среднероссийской. Потребление первичных энергоресурсов на территории ДФО на единицу валового регионального продукта в 2,5 раза выше, чем в среднем по России, электрической энергии − в 1,8 раза, а нефтеемкости − в 2 раза. В то же время на территории Дальнего Востока добыча олова составляет 100 процентов, алмазов − более 98 %, золота −67,5 %, улов рыбы и добыча морепродуктов − 65 % от общероссийского объема.

Воспроизводство трудового потенциала дальневосточного региона определяется потребностью, которая формирует экономическое поведение жителей через трудовую деятельность. Получаемые при этом доходы на рынке товаров и услуг определяют степень удовлетворения потребностей жителей и, следовательно, отражают возможности регионального сообщества к воспроизводству здоровья как экономического ресурса. В дореформенную эру государство брало на свои плечи многие рыночные функции как основной регулятор рынка медицинских услуг, рынка лекарств и средств медицинского назначения, рынка медицинского оборудования и прочего.

В связи с эти следует выделить несколько причин, обусловивших потребность в возникновении и развитии экономических отношений между производителями и потребителями медицинских услуг в постсоветской России.

- Приоритет социальной сферы, отказ от «экономического детерминизма» в охране здоровья граждан.

- Диверсификация всей социальной сферы, преобразование ее инфраструктуры, в том числе структуры современного здравоохранения в части производства, реализации и потребления медицинских и фармацевтических услуг.

- Существование эмпирического базиса экономики здравоохранения вследствие длительной реальной практики управления, как в нашей стране, так и за рубежом (опыт социального планирования в СССР, проекты построения социальной рыночной экономики в ряде стран Западной Европы и США»).

Система здравоохранения Дальнего Востока России, с этой точки зрения, в условиях реализации рыночных механизмов должна представлять собой единство функции и структуры. Функция системы здравоохранения региона определяет основное назначение отрасли и заключается в удовлетворении потребностей регионального сообщества в медицинских и фармацевтических услугах. Под структурой в системе здравоохранения региона следует понимать формирование и размещение основных производственных фондов ЛПУ и аптечных учреждений, распределение ресурсов, их связи, взаимоотношения, а также управленческие решения, нацеленные на эффективное использование ресурсов. В рыночных условиях основным фактором, определяющим эффективное функционирование системы здравоохранения региона, является целенаправленное преобразование ее структуры для того, чтобы при минимизации затрат достигнуть максимизации результатов, т. е. показателей здоровья дальневосточников.

А между тем, региональные управляющие структуры весьма успешно регулируют финансовые потоки бюджетов и медицинского страхования, производители медицинского оборудования, товаров медицинского назначения, лекарственных препаратов пытаются «приватизировать» административные решения. Интересы этих последних, связанных между собою групп, как правило, не совпадают с интересами потребителей (пациентов), поскольку для потребителя выгодно в условиях рынка формирование высокого уровня конкуренции среди производителей (продавцов) медицинских и фармацевтических услуг. В условиях конкуренции производителей у потребителя реализуется право выбора лучшего, с его точки зрения, медицинского и аптечного учреждения, ведь именно он принимает решение в условиях рынка о потреблении (покупке) той или иной услуги.

Современное общество формирует спрос на медицинские услуги, под которыми понимаются целенаправленное и непосредственное взаимодействие медицинского персонала ЛПУ и аптечных учреждений с потребителями (пациентами), результатом которого является нематериальный продукт, удовлетворяющий потребности человека в диагностической, лечебно-профилактической, консультативной и лекарственной помощи. Этот нематериальный продукт (услуга) имеет самостоятельное, законченное значение и характеризуется уровнем качества и стоимости. По этим характеристикам нематериальный продукт и реализуется на рынке медицинских и фармацевтических услуг.

Производство и реализация товаров и услуг в условиях рынка здравоохранения в значительной мере зависит от того, насколько часто и тяжело болеют те или иные группы населения. Так, в структуре накопленной заболеваемости (болезненности) у населения региона первое место занимают болезни органов дыхания, а второе место – болезни системы кровообращения. Причем если первая группа заболеваний протекает относительно благоприятно, то вторая группа, даже после серьезных медицинских вмешательств, дает высокий уровень инвалидности и смертности. Устрашающими темпами продолжают увеличиваться (реальный, а не отчетный) уровень запущенных форм заболеваний, таких как хронические заболевания респираторного тракта, туберкулез, СПИД, наркомания и токсикомания, алкоголизм, сифилис и т. п. Многие весьма распространенные заболевания и состояния требуют применения комплексной, в том числе и лекарственной терапии.

Здравоохранение субъектов РФ Дальнего Востока России продолжает сохранять серьезные структурные диспропорции. Это выражается смещением акцента в пользу человеческого фактора производства медицинских услуг в ущерб технологическому, материально-техническому и прочим факторам. На фоне сохраняющегося объема выпуска врачей и среднего медицинского персонала все более нарастает отставание в обеспечении медицинских учреждений современными зданиями, оборудованием, эффективными лекарственными препаратами и прочим. С одной стороны, это объясняется политической недальновидностью, с другой – практикой остаточного финансирования провинциального здравоохранения. На этом фоне для отрасли продолжает сохраняться низкий уровень доходов персонала ЛПУ. Несмотря на декларируемую государством всеобщую доступность медицинской помощи, равенство граждан при ее получении, на практике растет платность медицинских услуг и формируется устойчивый тренд снижения их качества.

Следует отметить, что население региона уже в течение ряда лет дает свои весьма нелицеприятные оценки дальневосточной медицине. Так, по данным опросов населения, проведенных в Хабаровском крае еще в апреле 2006 года21, по ряду направлений социологического исследования по уровню удовлетворенности пациентов качеством медицинских услуг более 60 % респондентов отрицательно отозвались о ЛПУ, в которых получали медицинскую помощь. Более 50 % пациентов платили за лекарства в стационарах, более 90 % – за лекарства при оказании амбулаторно-поликлинической помощи в дневных стационарах, более 65 % – за стоматологические услуги.

Правительство России и управляющие структуры ДФО, стремясь, как и правительства многих экономически развитых стран мира, воплотить «чудеса высоких технологий» в кардиохирургии, микрохирургии, гематологии, трансплантологии, генетике и других для спасения жизней десятков граждан, пока не добилось реальных результатов по повышению уровня здоровья миллионов. Практически приостановлена или недофинансируется значительная часть программ профилактики заболеваний и поддержания здорового образа жизни. По оценкам экспертов ВОЗ по уровню здоровья и развитию здравоохранения Россия с 26 места за время социально-экономических реформ переместилась на 132 место среди государств – членов ВОЗ.22 А реальное место Дальнего Востока России в этом «табеле о рангах» можно обсуждать только в контексте сравнения с отсталыми государствами Африки.

Действительный уровень качества медицинской помощи в дальневосточном регионе нашел свое отражение в тех измеряемых результатах, которые невозможно «корректировать» при формировании отчетных данных для вышестоящих управленческих структур в виде агрегированных показателей здоровья – воспроизводства, смертности, заболеваемости, инвалидности, уровня удовлетворенности пациентов и других.

Показатели воспроизводства населения катастрофичны. Параметры рождаемости на Дальнем Востоке России – в 2 раза меньше, чем требуется для простого замещения поколений. В настоящее время в ДФО в среднем приходится 1,29 рождений на 1 женщину при необходимом для простого воспроизводства населения на уровне 2,15. В регионе реализуются отсталые технологии службы охраны здоровья матери и ребенка, когда более 2/3 благополучно начавшихся беременностей заканчиваются в абортариях. Каждый третий аборт оканчивается формированием хронической патологии репродуктивных органов, а каждый пятый – женским бесплодием.

Смертность от осложнений беременности, родов и послеродового периода в 10 раз превышает аналогичный показатель экономических стран мира. По высоте уровня показателя младенческой смертности регион является непререкаемым «лидером» России. Сегодня следует констатировать неприятный для дальневосточников факт – регион вплотную приблизился к демографической катастрофе, а его население «банально» вымирает.

Уровень смертности населения региона в начале XXI века лишает нас оптимизма. Смертность от стрессогенной патологии за последнее десятилетие возросла в 1,7 раза. Причем уровень смертности мужчин значительно выше уровня смертности женщин не только от неестественных причин (травмы, отравления, убийства, самоубийства, ДТП и пр.), но и от различных заболеваний, в частности от болезней системы кровообращения. Это сформировало значительный (более чем в 10 лет) разрыв в средней продолжительности жизни между мужчинами и женщинами. Большая часть трудопотерь вследствие преждевременной смерти являются абсолютно или частично предотвратимыми и зависят от продолжающегося производства медицинских услуг низкого (ненадлежащего) уровня качества в ЛПУ региона.

Фундамент здоровья населения трудоспособных контингентов закладывается в детском возрасте. Но сегодня почти каждый выпускник дальневосточной школы имеет 2-3 заболевания, зачастую хронических.25 По итогам Всероссийской детской диспансеризации отклонения в состоянии здоровья были выявлены у 54 % детей Дальнего Востока. Итоги диспансеризации показали, что реальная заболеваемость детей оказалась выше в среднем в 1,5 раза, чем это отражалось ранее в официальной статистике. Всего лишь 10 % детей, получивших среднее образование, могут считаться вполне здоровыми. Следует признать факт, что от 50 до 70 % молодых людей призывного возраста не способны нести службу в современной армии по состоянию здоровья. Оценка состояния здоровья будущих матерей также не внушает нам оптимизма.

Отражением неблагополучия в обеспечении населения региона доступными, качественными и безопасными медицинскими услугами является показатель первичного выхода на инвалидность, который, на фоне роста заболеваемости, колеблется от 120 до 176 на 10 тыс. взрослого населения и имеет стабильную тенденцию к росту. Основными причинами инвалидности являются болезни системы кровообращения, злокачественные новообразования, болезни костно-мышечной системы, травмы.

В конечном итоге кризис здоровья оборачивается для общества дальневосточников колоссальными материальными и культурными потерями.26 Эти процессы разворачиваются на фоне того, что отрасль здравоохранения продолжает сохранять существенные недостатки прошлых лет в виде ориентации на экстенсивные показатели развития и отсутствие эффективной системы оплаты труда персонала, сверхцентрализацию управления ЛПУ в виде чрезмерного ограничения самостоятельности их руководителей и недостаточной их подготовки в вопросах управления учреждениями в рыночных условиях.

Сегодня большинством специалистов признается факт, что причины кризиса здоровья населения на Дальнем Востоке России многоаспектны. Причем в оценках роли уровня организации медицинской помощи в ухудшающейся ситуации смертности и здоровья населения долгое время доминировала успокаивающая тональность. Часто сменяющие друг друга руководители отрасли рапортовали о том, что им удалось сохранить медицинские учреждения и кадры в ситуации острого недофинансирования, о том, сколько средств истрачено на закупку нового оборудования, медикаментов и т. п. А в том, что соотечественники умирают на 10-15 лет раньше, чем в экономически развитых странах, объявлялись виноватыми все кто угодно, но только не система медицинской помощи населению. Недаром некоторое время назад Президент РАМН, академик М.И. Давыдов сказал: «Здравоохранение находится в ужасающем состоянии. Перспективы современного состояния медицины и ожидаемых результатов проводимых в ней реформ печальны».

Сегодня в Дальневосточном регионе повсеместно наблюдается ограничение населения в доступности медицинских и фармацевтических услуг, прежде всего, по уровню доходов. Низкодоходные группы населения не в состоянии оплачивать многие виды услуг, в том числе и приобретение многих лекарственных препаратов. Государственные гарантии бесплатной медицинской помощи практически на универсальной основе сегодня превратились в пустые декларации. Платность медицинских услуг нарастает. Личные расходы граждан составляет 40-45 % от совокупных затрат на медицинскую помощь (государственных и личных).

Между тем, в стратегии развития Дальнего Востока и Байкальского региона в принципе найдены решения проблем в виде следующих направлений действий:

- развивать высокоэффективные отрасли, которые дадут высокие доходы персоналу, привлекут квалифицированную рабочую силу;

- развивать рынок жилья за счет опережающего строительства квартир;

- наполнять местные бюджеты за счет диверсификации производства добычи полезных ископаемых и выводить из кризиса социальной сферы и прочее.

Но это длинный путь, который может растянуться на несколько десятилетий. А процесс оттока населения из региона следовало оставить еще «вчера». И это приоритетная и неотложная государственная задача.

Сегодня вопрос должен ставиться следующим образом: если России нужны дальневосточные территории, если она еще не настолько ослабла и в состоянии поддерживать жизнь на более чем трети собственной земли, тогда необходимо всеми возможными способами прекратить отток трудовых ресурсов с Дальнего Востока России, приумножать и развивать их. Именно это даст толчок к диверсификации экономического развития Сибири и Дальнего Востока.

Если же в результате рыночных реформ государство ослабло настолько, что не в состоянии поддерживать нормальное функционирование жителей дальневосточных провинций, а реализация исключительно рыночных механизмов не решила этих проблем и не обеспечивает нормальной жизни населения, то надо иметь мужество признать это и отдать пустеющие земли в концессию другим странам. Оставшееся население перевести за Уральский хребет и стать «нормальным европейским государством», не имеющим претензий на великодержавность. Следует отметить, что уменьшение числа и качества населения в регионе сегодня приведет к постепенной потере контроля над географическим и экономическим пространством завтра. А меры компенсации дефицита трудовых ресурсов в ДФО иностранной рабочей силой и широким применением вахтового метода работы − начало пути к формированию концессионных договоров.

На Дальнем Востоке России формируется тенденция значительного роста обращений граждан в органы исполнительной власти, фонды ОМС и их структурные подразделения, судебные органы, прокуратуру и т. п., причиной которых стали последствия медицинской помощи низкого уровня качества. В этой связи следует отметить, что рыночные преобразования в здравоохранении региона не следует расценивать однозначно. Внедрение рынка в социальную сферу, каковой является здравоохранение, весьма опасно с точки зрения формирования свободной конкуренции между производителями услуг. Это, как правило, приводит к полной хозяйственной обособленности каждого производителя, его полной зависимости от конъюнктуры рынка, противодействию другим товаропроизводителям в борьбе за покупательский спрос.

В условиях рыночных преобразований следует очень внимательно отнестись к тому, что уровень оказания медицинской помощи населению региона сегодня весьма далек от оптимального, достаточно часто встречаются серьезные дефекты ее оказания во многих ЛПУ. Общеизвестно, что серьезные дефекты оказания медицинской помощи во многом обусловлены не недостатком квалификации персонала, а являются отражением неудовлетворительной организации работы как системы управления здравоохранением в целом, так и отдельных направлений деятельности, в том числе и организации фармакотерапии различных заболеваний.

В условиях рынка государственные структуры должны включить компенсирующие механизмы, которые бы смягчали давление рынка на семью дальневосточников. Поэтому государству необходимо взять на себя некоторые обязательства по оплате северных коэффициентов всем дальневосточникам, оплату их проезда из северных районов в любую точку страны. Ведь поддержка населения − это задача государства по обеспечению, в первую очередь качественного бесплатного образования и медицинского обслуживания. До 50 % стоимости жилья на Дальнем Востоке должно дотировать государство, половину оплаты стоимости услуг ЖКХ оно также должно взять на себя. Эти меры могут вводиться поэтапно, с постепенным повышением процентного обеспечения из бюджетных источников. При этом необходимо точно указать сроки полного внедрения системы поддержки, зафиксировать графики и обязательства государства в Федеральном законе «О развитии Дальнего Востока России».

Здоровье нельзя купить, но в него можно и нужно инвестировать. Под таким девизом сегодня должен формироваться поиск будущих моделей реформирования отрасли здравоохранения региона. Общим знаменателем накопившихся проблем является нарастающий кризис финансирования отрасли, который угрожает гарантированному государством доступу населения к качественной медицинской помощи. Ответом на вызов времени должен стать переход к системе здравоохранения совершенно нового уровня как с точки зрения механизмов финансирования и форм организации лечебных учреждений, так и модернизации средств и методов оказания медицинских услуг в условиях рынка.

Более того, на Дальнем Востоке России наблюдается высокий интерес к капиталовложению в медицинские инновационные технологии и реализации проектов в области здравоохранения при участии государства и частного капитала. Тем не менее, инвестиционный климат и медицинский рынок еще нуждаются в стабилизации. Учреждения здравоохранения не всегда могут самостоятельно сформировать запрос на инновации и привлечь инвестора. В свою очередь, компании, особенно иностранные, сталкиваются с рядом административных и экономических препятствий на отечественном рынке здравоохранения.

Необходимо выстроить «дорожную карту» для инвестиций в региональную медицинскую сферу таким образом, чтобы она была понятной и доступной для производителей медицинских услуг, государства и бизнеса.

Инновационные идеи и проекты в сфере управления здравоохранением, производства медицинской продукции и услуг направляют развитие медицинской отрасли региона вперед. Специфичность рынка здравоохранения Дальнего Востока в наибольшей степени обусловлена особенностями географического расположения и транспортной инфраструктуры региона. По оценкам П.А. Минакира, дальневосточную специфику формируют географически заданная удаленность от «европейского центра» и огромные различия между соответствующими субъектами федерации внутри ДФО.28 Фактически имеет место разделение «единого экономического пространства» с разделительной линией между Дальним Востоком и остальной территорией России, причем в основном товаропоток имеет восточный вектор. Также к числу особенностей региона исследователи относят сильные «взаимные контрасты» региональных столиц при абсолютном доминировании каждой из них в своем регионе.29 Несмотря на то, что ДФО является территориально крупнейшим округом в России, по численности населения регион занимает последнее место. При этом скорость снижения численности населения в регионе превышает соответствующий показатель по стране.30 Этот факт обусловливает невысокую емкость рынков сбыта готовой продукции, в том числе и медицинской.

Все вышеназванные особенности Дальнего Востока России нашли отражение на рынке здравоохранения. Так, отсутствие развитой транспортной инфраструктуры и большие расстояния между населенными пунктами способствуют нарушению доступности качественных услуг для потребителей, увеличению сроков поставки медикаментов, что приводит или к дефектуре, или к созданию больших запасов. Следствием этого является неудовлетворенность спроса, повышение издержек медицинского и фармацевтического бизнеса, высокий уровень цен на региональных рынках медицинских услуг, а также оптовых и розничных рынках лекарственных средств. С другой стороны, на структуру товарного портфеля медицинских и фармацевтических организаций оказывают влияние различия в покупательской способности населения, как в разных субъектах ДФО, так и в крупных и мелких населенных пунктах внутри одного субъекта РФ. Структура заболеваемости в каждом субъекте РФ округа также имеет свои особенности и оказывает непосредственное воздействие на структуру продаж медицинских услуг и медикаментов.

Региональный рынок здравоохранения отличается от других рынков.

Среди основных особенностей данного рынка: риск заболевания и его неопределенность, внешние эффекты, асимметрия информации между производителем (продавцом) и пациентом (потребителем), этические соображения и проблема справедливости, а также государственное вмешательство.

Риск заболевания для дальневосточника значительно выше, чем для жителя европейской части страны, а его неопределенность связаны с тем, что потребность в медицинских услугах зачастую связана с особенностями региона. Например, в ДФО встречается ряд заболеваний, которые практически не регистрируются в других регионах России. Наибольшую актуальность представляют две группы регионарных инфекционных заболеваний. Первая группа, это природно-очаговые зоонозы, основным резервуаром и переносчиками которых являются мышевидные грызуны. К данной группе относятся геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС), лептоспироз и псевдотуберкулез. Вторую группу представляют природно-очаговые трансмиссивные инфекции: клещевой энцефалит, клещевой боррелиоз (Лайм-боррелиоз), бабезиоз, гранулоцитарный и моноцитарный эрлихиозы, а также клещевой риккетсиоз. Основным резервуаром и переносчиками этих заболеваний являются иксодовые клещи.

Внешние эффекты являются существенной характеристикой регионального рынка медицинских услуг. Так, своевременная вакцинация населения территорий ДФО в условиях значительного дефицита врачебных кадров, нарушенных транспортных связей одних контингентов населения (например, от гриппа) может привести к тому, что привитые лица не заболеют и не заразят других людей, при этом, последние не явятся новым источником распространения инфекции. Однако снижение числа привитых среди населения по причине ликвидации неэффективных ЛПУ первичного уровня и отсутствия в последних медицинских кадров может вызвать вспышечную заболеваемость инфекциями и их распространение в отдаленные сельские и северные районы региона.

Асимметрия информации между врачом и пациентом проявляется в уникальной возможности врачей оказывать влияние на спрос медицинских услуг. Система здравоохранения Дальнего Востока России носит такой характер, что потребитель медицинских услуг очень плохо осведомлен о медицинских услугах, которые он покупает, возможно, меньше, чем о любых других приобретаемых услугах.

Этические соображения и проблема справедливости. Дальневосточное общество считает, что если человек не может купить себе автомобиль или дачный участок – это его личное дело, однако если люди не имеют доступа к базовой медицинской помощи – это несправедливо, и рассматривает охрану здоровья как «привилегию» или «право», не хочет распределять ее только по ценам или доходам.

Государственное вмешательство обосновано тем, что функционирование частного медицинского рынка вызывает много проблем. Это обосновывает целесообразность вмешательства правительства, которое может носить различные формы. Цены на медицинские услуги в государственных медучреждениях субъектов РФ ДФО контролируются государственными структурами. Причем первые шаги на пути к введению жесткого госрегулирования на рынке медицинских услуг уже сделаны. Но, если решение о контроле над ценами на лекарства не вызывает вопросов, поскольку государство является самым крупным покупателем лекарств на рынке, то в случае с платными медицинскими услугами необходимость усиления роли государства не столь понятна и очевидна.

В то же время в негосударственном секторе производства медицинских услуг на Дальнем Востоке России ситуация более сложная. По данным различных аналитиков рынка здравоохранения, сегодня персонал каждого пятого частного медицинского учреждения формирует позиции с утяжелением диагноза заболевания или ставит своим пациентам заведомо ложные диагнозы с тем, чтобы затем назначить дорогостоящее лечение в виде оперативных вмешательств и применения дорогостоящих лекарственных препаратов. Причем медицинский персонал частных клиник напрямую заинтересован в формировании сверхдоходов, поскольку их личное вознаграждение составляет от 10 до 20 % той суммы средств, которую пациент оставил в частной клинике.

Примечательно, что подобные схемы работы широко применяются и в государственных ЛПУ практически большинства субъектов РФ ДФО. Пациентов заставляют оплачивать те услуги, которые в ЛПУ обязаны оказывать бесплатно по программе государственных гарантий. Поскольку сами пациенты зачастую просто не знают, какие именно медицинские манипуляции им полагаются бесплатно. И все-таки, по данным опроса населения в различных субъектах РФ ДФО, услугами частных клиник предпочитают пользоваться всего 5,3 % дальневосточников, более 65 % респондентов предпочитают обращаться в государственные медучреждения, а около трети респондентов занимаются самолечением.

В сложившейся ситуации весьма важным фактором становится разработка и адаптация механизмов регулирования цен на региональных рынках здравоохранения. В то же время имеется масса вопросов. Так, не вполне понятно планируемое жесткое государственное вмешательство в ценообразование, т. е. каким образом введение государственного регулирования ценообразования сможет помочь в решении вопросов хронического дефицита финансовых ресурсов в отрасли. Более того, по мнению большинства аналитиков, государственное регулирование, напротив, уничтожит конкуренцию на рынке, таким образом, у ЛПУ не будет стимула повышать качество оказываемых услуг. При этом все-таки цены окажутся зафиксированными на достаточно высоком уровне.

Одним из факторов, оказывающим влияние на инфляционные процессы в потребительском секторе Дальнего Востока России, является административное воздействие на формирование цен и тарифов. На потребительском рынке ДФО формирование цен и тарифов на большинство видов товаров и услуг складывалось под воздействием рыночных отношений, а на определенный круг товаров и услуг осуществлялось под влиянием административных мер воздействия как на федеральном, так и на региональном уровнях. В большей мере это относится к платным услугам населению. Органы исполнительной власти субъектов РФ осуществляют регулирование цен и тарифов на перевозки пассажиров всеми видами общественного транспорта в городском и пригородном сообщении, на жилищно-коммунальные услуги, отдельные виды топливноэнергетических ресурсов и на некоторые другие виды товаров и услуг.

По мнению экспертов, на рынке медицинских услуг увеличилась конкуренция, последняя сформировалась не только среди частных лечебных учреждений, но и среди платных подразделений государственных ЛПУ. Это говорит о том, что вмешательство государства в ценообразование в данной сфере может привести к тому, что цены окажутся зафиксированными на относительно высоком уровне и не смогут снизиться естественным образом в силу рыночных процессов. Лишь введением государственного регулирования ценообразования проблему не решить, поскольку сегодня порочна сама система платных услуг в госсекторе. К сожалению, в ближайшее время едва ли удастся решить проблему со 100-процентным возмещением себестоимости произведенных медицинских услуг.

В то же время, число дальневосточников, недовольных медицинским обслуживанием, постоянно растет. Ожидание своей очереди на прием к «узкому» специалисту в среднем по ДФО составляет от 1,5 до 2 месяцев. В складывающейся ситуации приходится ждать даже тем, кто готов платить, несмотря на то, что цены низкими не назовешь. Дороже всего лечиться во Владивостоке. За первичный прием терапевта придется выложить от 300 до 1 200 рублей. В дальневосточной глубинке труд врачей оценивается дешевле, однако обследоваться и лечиться по государственному стандарту (протоколу) утвержденному министром здравоохранения РФ зачастую невозможно – отсутствует необходимое оборудование или специалисты, которые могли бы на нем работать.

По мнению специалистов Хабаровсккрайстата ценовая ситуация на потребительском рынке платных услуг населению в субъектах РФ ДФО в течение последних 5-ти лет довольно сложная.Имеют отчетливую тенденцию к росту коммунальные услуги − до12-15 % ежегодно, аналогичная ситуация в системе образования, особенно наблюдается отчетливый рост цен на услуги дошкольного воспитания и профессионального обучения. Среди медицинских услуг на 18-20 % ежегодно растет плата за первичный консультативный прием у врачаспециалиста на, 14-17 % – за изготовление съемного зубного протеза на, 13 - 16 % – за общий анализ крови, на 12-15% – за изготовление штампованной зубной коронки. Лечебный массаж и лечение кариеса ежегодно дорожают на 7-8 %.

Формирующиеся ценовые тенденции на потребительском рынке медицинских услуг имеют под собой вполне объяснимую основу. Дальневосточники могут ждать, пока ослабнет влияние мирового экономического кризиса, они могут потерпеть с покупкой квартиры или новой машины, но болезнь не отложишь «на потом». И, столкнувшись с «прелестями» регионального здравоохранения (огромными очередями в поликлиниках, вымогательством денег на всех уровнях стационарной, а иногда и скорой медицинской помощи), пациентпотребитель пытается решать проблему самостоятельно – идет в аптеку и покупает лекарства, руководствуясь не медицинскими знаниями, а собственным страхом и, соответственно, рискует своим здоровьем, а иногда и жизнью. Самолечение − это своеобразная «дальневосточная рулетка». Трудно вообразить нечто более благоприятное для формирования спекулятивного ажиотажа на медицинские услуги, медикаменты и предметы медицинского назначения.

Собственные многочисленные наблюдения за отпуском лекарственных препаратов в аптечных учреждениях всех без исключения субъектов РФ ДФО позволяют сделать несколько нелицеприятных для региональной системы производства медицинских и фармацевтических услуг выводов.

В части случаев аптечные работники позволяют себе комментировать назначения лечащего врача выражениями «в продаже имеется более эффективное средство», «указанного в рецепте препарата нет в наличии, но мы советуем вам приобрести более дорогой, но более эффективный при Вашем заболевании» препарат. В этой связи следует обратить внимание на то, что информацию о пациенте и клиническом диагнозе сотрудник аптечного учреждения имеет со слов самого пациента, но ни продавца, ни потребителя этот факт не смущает, как и возможные последствия такого «лечения».

В большинстве случаев продажи лекарственных препаратов и средств медицинского назначения сотрудники аптечного учреждения практически не интересуются наличием у пациента рецепта лечащего врача. Многие, в частности антибактериальные препараты имеют невероятно высокий уровень доступности. Наличие рецепта у пациента – покупателя лекарственного препарата и указанная в нем сигнатура отнюдь не является барьером для ятрогении.

В течение последнего десятилетия в большинстве населенных пунктов региона, несмотря на низкую плотность населения и неразвитость транспортной инфраструктуры, закрыта значительная часть ЛПУ стационарного профиля преимущественно сельских участковых больниц, а также сокращен коечный фонд центральных районных больниц и

муниципальных больниц в небольших городках и рабочих поселках. На фоне реализации стратегии сокращения коечного фонда в системе здравоохранения ДФО уже к 2007 году средний уровень обеспеченности койками на 10 000 населения достиг 125.31 В последующие годы эти сокращения продолжались, что повлияло на производственные показатели ЛПУ. Значительная часть видов и объемов медицинской помощи дальневосточникам переместилась из стационарного сектора в амбулаторно-поликлинический сектор рынка здравоохранения, т. е. в дневные стационары поликлиник. Вполне естественно эта стратегия сопровождалась ростом потребленния лекарственных препаратов в ЛПУ амбулаторного сектора в рамках реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи населению.

Производство медицинских услуг в дневных стационарах поликлиник ДФО обеспечивалось медикаментами за счет средств бюджетов или системы ОМС в рамках реализации программы государственных гарантий, однако в связи с дефицитом финансирования данных программ, часть пациентов была вынуждена участвовать в софинансировании дневных стационаров за счет собственных средств (табл. 72).

Таблица 72. Сведения о покупке за счет личные средства пациентов лекарств и товаров медицинского назначения при получении медицинской помощи в дневных стационарах поликлиник в территориях ДФО (%)

п/п

Возраст (лет)

Приобретение за счет личных средств

шприцы

(n=411)

перевязоч-

ные материалы (n=184)

растворы для в/в вве-

дения

(n=136)

перчатки

(n=296)

лекарст-

венные средства (n=467)

P±m

P±m

P±m

P±m

P±m

1.

17-24 (n=424)

39,62±2,38

19,34±1,92

8,25±1,34

30,66±2,24

37,26±2,35

2.

25-34 (n=174)

44,25±3,77

18,97±2,97

16,67±2,83

33,91±3,59

45,98±3,78

3.

35-44 (n=175)

38,29±3,67

12,57±2,51

14,86±2,69

22,29±2,15

45,86±3,77

4.

45-54 (n=157)

35,03±3,81

19,75±3,18

14,65±2,82

28,03±3,58

47,77±3,99

5.

55-64 (n=109)

33,94±4,54

14,68±3,39

21,1±3,91

18,35±3,71

49,54±4,79

6.

>65 (n=59)

11,86±4,21

6,78±3,27

30,51±5,99

7.

Всего (n=1098)

37,43±1,46

16,76±1,13

12,39±0,99

26,96±1,34

42,53±1,49

Анализ мнений пациентов ЛПУ региона показывает, что наибольшая часть «карманных» расходов респондентов при получении медицинской помощи в дневных стационарах пошла на оплату лекарственных средств (42,53±1,49 %), следующее место занимала оплата приобретения шприцев (37,43±1,46 %), перчаток (26,96±1,34 %), перевязочных материалов (16,76±1,13 %) и инъекционных растворов (12,39±0,99 %). Уровень участия в софинансировании производства медицинских услуг в условиях дневных стационаров зависит от возраста пациента. Так, «карманные» расходы на приобретение лекарственных средств растут с 17-ти до 64-х лет, а у пациентов старше 65-ти лет наблюдается резкое их снижение. Что же относительно «карманных» расходов на приобретение перчаток и шприцев, то здесь тенденция несколько другая – эти расходы снижаются с возрастом, т. е. наблюдается корреляция с отрицательным знаком (r= -0,98±0,01).

Вполне естественно, что участие пациентов в софинансировании лекарственного обеспечения свидетельствует о том, что в большинстве территорий ДФО сформировался небольшой объем располагаемых ресурсов разного рода (низкий ВРП, небольшая численность населения, отсутствие инвестиционных проектов в сфере здравоохранения и др.), а эффективные механизмы софинансирования здравоохранения (в рамках частно-государственного партнерства) развиты недостаточно. В этих условиях наблюдается рост расходов личных средств дальневосточников на приобретение лекарств и предметов медицинского назначения при получении медицинской помощи в круглосуточных стационарах (табл. 73).

Анализ мнений респондентов показывает, что наибольшая часть личных расходов пациентов при получении медицинской помощи в круглосуточных стационарах пошла на оплату лекарственных средств (42,71±1,49 %), следующее место занимала оплата приобретения шприцев (39,44±1,47 %), перевязочных материалов (24,41±1,13 %), инъекционных растворов (19,58±1,2 %) и перчаток (14,57±1,064 %), что весьма сходно с «карманными» платежами пациентов при получении медицинской помощи в дневных стационарах. Имеющиеся различия концентрируются на очередности мест оплаты перчаток, растворов для внутривенного введения и перевязочных материалов.

Таблица 73. Сведения о приобретении за счет личных средств пациентов лекарств и товаров медицинского назначения при получении медицинской помощи в круглосуточных стационарах ЛПУ в территориях ДФО (%)

п/п

Возраст

(лет)

Приобретение за счет личных средств

шприцы

(n=433)

перевязочные материалы (n=268)

растворы для в/в введения (n=215)

перчатки

(n=160)

лекарственные средства (n=469)

P±m

P±m

P±m

P±m

P±m

1.

17–24

(n=424)

47,64±2,43

33,73±2,31

15,8±1,77

13,44±1,66

34,2±2,3

2.

25–34 (n=174)

36,78±3,66

21,84±3,13

19,54±3,01

20,69±3,07

44,25±3,77

3.

35–44

(n=175)

38,29±3,67

17,14±2,85

24,0±3,23

16,0±2,77

49,71±3,78

4.

45–54

(n=157)

28,03±3,58

14,65±2,82

18,47±3,1

12,74±2,66

42,04±3,94

5.

55–64

(n=109)

39,45±4,68

18,35±3,71

30,28±4,4

11,93±3,1

59,63±4,7

6.

>65 (n=59)

22,03±5,4

23,73±5,54

16,95±4,88

10,17±3,93

49,15±6,51

7.

Всего

(n=1098)

39,44±1,47

24,41±1,3

19,58±1,2

14,57±1,06

42,71±1,49

Значительные отличия отмечены нами при изучении мнения респондентов по полу и месту проживания. Всего 23,41±1,28 % пациентов мужчин приобретали за счет личных средств лекарства и средства медицинского назначения при лечении в круглосуточных стационарах, а пациентов-женщин было значительно больше – 76,59±1,28 %. В то же время 84,06±1,01 % из числа пациентов-горожан приобретали за счет личных средств лекарства и средства медицинского назначения при лечении в круглосуточных стационарах, в то время как доля пациентов − жителей сельской местности составила всего 15,94±1,01 %.

Что же относительно связей между возрастом и частотой «карманных» платежей, то однозначных тенденций нами не выявлено. Так, лекарственные средства за счет личных средств приобретались 44,25±3,77 % пациентов в возрастной группе от 17-ти до 24-х лет, затем по мере увеличения возраста этот показатель увеличивался и составил 59,63±4,7 % в возрасте 55–64 года, после 65 лет он снизился до уровня 49,15±6,51 %.

Сравнительные характеристики уровня «карманных» платежей в дневном и круглосуточном стационарах представлены на рис. 73., причем их уровень в возрастных группах 17–24, 25–34, 35–44 и 45–54 в дневных стационарах достоверно выше, чем в круглосуточных стационарах. В группе лиц пенсионного возраста число «карманных» платежей смещается в сектор круглосуточных стационаров.

Сведения о покупке за счет личных средств пациентов лекарств

Рис. 73 Сведения о покупке за счет личных средств пациентов лекарств

и товаров медицинского назначения при получении медицинской помощи в ЛПУ в территориях ДФО, %

Вполне естественно в сложившейся ситуации следовало бы ожидать от значительной части респондентов обращений в различные инстанции с жалобами и заявлениями на то, что их принуждают к повторной оплате медицинских услуг, входящих в программу государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи.

Однако в реальной жизни это всего 76 обращений, составляющих 6,92±0,27 % от числа всех опрошенных (табл. 74), причем никто из них не обращался в прокуратуру в связи с нарушением ст. 41 Конституции РФ, «Основ законодательства об охране здоровья граждан РФ», «Закона об обязательном медицинском страховании граждан РФ» и Закона РФ «О защите прав потребителей».

Чаще всего пациенты обращаются к руководителям ЛПУ и в страховые медицинские организации, значительно реже − в территориальные фонды ОМС и территориальные органы управления здравоохранением.

В здравоохранении Дальнего Востока России и сегодня, в нарушение параметров принятого в 2010–2011 гг. федерального законодательства, делаются попытки сохранения системы безальтернативной медицинской помощи, когда пациент «приписывается» к тому или иному ЛПУ независимо от его желания.

Право выбора врача и ЛПУ он обретает, как правило, или в системе ДМС, а чаще в рамках оказания прямых платных услуг. Что же относительно рынка фармацевтических услуг, то здесь достаточно устойчиво сформировались рыночные механизмы, что оставляет право потребителю на свободу выбора.

Таблица 74. Сведения об обращении пациентов с жалобами в управляющие структуры о вынужденном приобретении за счет личных средств лекарств и товаров медицинского назначения при получении медицинской помощи в стационарах ЛПУ территорий ДФО (%)

Возраст (лет)

Жалобы на приобретение за счет личных средств лекарств

и средств медицинского назначения

в территориальные органы управления здравоохранением (n=8)

в территориальные фонды ОМС (n=10)

в страховые медицинские организации (n=13)

руководителям ЛПУ (n=45)

в прокуратуру

(n=0)

P±m

P±m

P±m

P±m

P±m

17–24 (n=424)

0,24±0,24

0,47±0,33

2,83±0,81

25–34 (n=174)

0,57±0,57

0,57±0,57

8,05±2,06

35–44 (n=175)

0,57±0,57

1,14±0,8

0,57±0,57

6,29±1,83

45–54 (n=157)

1,91±1,09

1,91±1,09

3,18±1,4

1,91±1,09

55–64 (n=109)

0,92±0,91

0,92±0,91

5,5±2,18

4,59±2,0

>65 (n=59)

3,39±2,36

1,69±1,68

Всего(n=1098)

0,73±0,26

0,91±0,29

1,18±0,33

4,1±0,6

Поскольку рынки производства медицинских и фармацевтических услуг тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, то и тот, и другой нуждаются в разработке механизмов управляемой конкуренции. Но, если на рынке медицинских услуг в ДФО необходимо формировать вектор усиления конкуренции между производителями, то на рынке фармацевтических услуг этот вектор достаточно велик за счет огромного числа посредников, содержание которых вызывает повышение отпускных цен. Следовательно, вероятным сценарием регулирования фармацевтического рынка станет включение механизмов ограничения дальнейшего роста числа посредников.

В настоящее время на фоне сформировавшихся проблем структурных диспропорций и неэффективного управления ресурсами отрасли здравоохранения территорий Дальнего Востока России, несмотря на реализацию в 2011–2012 году региональных программ модернизации, имеет место кризисная ситуация, заключающаяся в том, что отрасль продолжает по инерции работать в режиме постулатов экономики бывшего СССР образца 70-80 годов ХХ-го века. Руководители отрасли не используют современных методов экономического регулирования деятельности ЛПУ в условиях рынка. В отрасли в целом и в отдельных ЛПУ в частности отсутствует система моделирования конечных результатов деятельности и «управления по результатам». Результаты региональных программ модернизации повсеместно не выполнены, а рыночные механизмы не работают.

Данное положение порождает проблемы, дальнейшие разрушительные действия которых сегодня трудно предсказать. В частности, на практике вознаграждение производителям медицинских услуг по-прежнему определяется объемом услуг (числом пролеченных больных, числом посещений в поликлинике, числом вызовов скорой помощи и пр.), а не достигаемыми результатами, т. е. измеренному уровню состояния здоровья отдельного пациента или группы пациентов в результате лечения. Сохранение устойчивых излишков мощностей и медицинского персонала в отдельных медицинских учреждениях региона и дефицит мощностей и персонала в других, что является результатом нерационального планирования и управления. Существующий в регионе вариант планирования основывается не на оценке реальных потребностей населения в медицинских и фармацевтических услугах, а на показателях, достигнутых в предыдущие годы. Тем не менее, закрытие медицинских и аптечных учреждений, даже если они являются бесполезными для населения и убыточными в принципе, является сложным политическим решением для многих территорий и муниципалитетов ДФО.

Практически не действуют экономические стимулы рыночного характера, которые подталкивали бы производителей медицинских и фармацевтических услуг к конкурентной борьбе за контракты, а страховщиков к конкурентной борьбе за клиентов, повышая тем самым эффективность и качество оказываемых услуг в ЛПУ региона. Рынки заранее «отрегулированы» из кабинетов управляющих структур с помощью системы «приказов» и «постановлений», которые лишают пациентов права выбора как страховщика, так и производителя услуг.

Система управления «сверху вниз», которую территориальные министерства здравоохранения, муниципалитеты или ведомства территорий ДФО используют в отношении принадлежащих им ЛПУ, устаревшие принципы, основанные на централизованном планировании и волевом стиле управления. Эти принципы являются рудиментами давно отжившей системы, основанной на «нормативах», спускаемых «сверху» не имеющих никакой связи с реальными затратами или соображениями эффективности. Управляющими структурами здравоохранения региона до настоящего времени не разработаны местные стандарты (модели) результатов деятельности, как систем здравоохранения территории, так и отдельного ЛПУ. Система управления ресурсами здравоохранения ДФО не опирается на объективные региональные критерии.

Для преодоления существующих проблем следует осуществить структурные изменения в сложившейся картине оказания медицинских и фармацевтических услуг. Этого можно добиться наилучшим образом за счет более рационального использования госпитального сектора, внедрения соответствующей системы возмещения, которая предусматривала бы стройные механизмы сдерживания расходов, за счет укрепления ЛПУ первичного звена, но не только из средств «Региональных программ модернизации», поскольку этого будет недостаточно. Ведь объемы медицинского обслуживания, потребление финансовых ресурсов в регионе до сих пор осуществляется около 75 % через круглосуточный госпитальный сектор или врачей-специалистов поликлиник и только на 25 % через специалистов первичной медико-санитарной, а также скорой и неотложной медицинской помощи.

Это полностью противоречит пропорциям, которые рекомендованы Всемирной организацией здравоохранения и соображениями здравого смысла. Кроме того, система амбулаторного обслуживания жителей региона неэффективна в своей основе, поскольку первичное медицинское обслуживание, базируется на системе участковых «врачей-аллопатов» с функцией «диспетчера», а не на специалистах по профилактике, раннему выявлению и эффективному лечению заболеваний − врачах общей практики.

Между тем, спрос на услуги в области здравоохранения стабильно растет в большинстве государств Азиатско-Тихоокеанского региона. Согласно расчетам специалистов, при существующих темпах роста к 2050-му году объем расходов на здравоохранение в большинстве стран Организации экономического сотрудничества и развития превысит 20 % ВВП.

Существует два важных фактора, обусловливающих этот рост, – все более широкое распространение предотвращаемых хронических заболеваний и неэффективное использование ресурсов в сфере здравоохранения. Во многом на ситуацию влияют решения, принимаемые потребителями под воздействием поведенческих факторов. Например, ожирение, которое в большинстве случаев можно предотвратить, существенно повышает риск возникновения диабета, заболеваний сердца, инсульта и некоторых видов рака. Поскольку в большинстве систем здравоохранения нет стимулов, поощряющих пациентов к надлежащему контролю над предоставлением медицинских услуг, потребители часто выбирают неверные методы лечения для многих болезней и состояний. Неправильное использование системы здравоохранения лишь отягощает бремя расходов, возникающих в связи с распространением хронических заболеваний.

Чтобы наладить активное взаимодействие с потребителями, финансирующим организациям (фондам ОМС и СМО) придется радикально изменить свое представление о собственных клиентах: необходимо рассматривать их как партнеров по управлению системой здравоохранения. Вследствие этого финансирующие организации должны сформировать новые или развить существующие навыки в таких сферах, как анализ потребительских предпочтений, управление взаимоотношениями с клиентами, поведенческая экономика и социальный маркетинг. Возможно, что для изменения моделей потребительского поведения пациентов им также придется организовать сотрудничество с другими заинтересованными лицами, в том числе с поставщиками медицинских услуг (ЛПУ), органами местного самоуправления, фармацевтическими компаниями и некоммерческими организациями.

Дальневосточники на рынке здравоохранения стран АТР. Вступление России в ВТО в 2012 году укрепило позиции производителей медицинских услуг стран АТР за счет стойкого роста объемов «медицинского туризма» граждан России в Китае, Южной Корее, Японии и Таиланде.

Китай. Еще в начале 1990-х годов КНР принадлежала к числу стран, последовательно повышающих эффективность системы охраны здоровья населения. Однако доля расходов на здравоохранение в ВНП была ниже соответствующего показателя во многих экономически развитых странах.33 В августе 2006 г. правительство Китая создало координационную группу по реформированию здравоохранения, в которую вошли представители полутора десятков министерств и государственных комитетов. На первый план был выдвинут план укрепления ведущей роли правительства в реформировании управления государственными медицинскими учреждениями, снижении расходов населения на здравоохранение.

В настоящее время создана система медицинского страхования для рабочих и служащих в городах и поселках на основе общественного планирования и взносов частных лиц, причем сфера действия этой системы постепенно расширяется. Традиционная китайская медицина и фармакология, а также сочетание методов китайской и западной медицины развиваются совместно. Заметно снизился уровень заболеваемости многими инфекционными болезнями, эпидемии локализованы, усиливается доступность и качество медицинской помощи жителям сельских районов. По средней продолжительности жизни населения, снижению смертности младенцев и рожениц Китай находится в первых рядах среди развивающихся стран, по некоторым показателям он достиг уровня развитых западных стран.

В сельских районах в основном сформировалась трехступенчатая (уездная, волостная и деревенская) лечебно-профилактическая система обслуживания для всех. 91,5 % общего количества жителей сельской местности Китая приняли участие в новой сельской кооперативной медицинской программе к концу 2008 г., опережая на два года плановый график. Правительство КНР сообщило, что эта программа в настоящее время покрыла почти все округи Китая, города и районы с сельским населением. С 2003 года сельские жители получили субсидии на получение медицинской помощи, которые суммарно составили 125,3 млрд китайских юаней. В частности, 110 млн жителей получили больничные субсидии, 119 млн – амбулаторные субсидии и 2 миллиона прошли обследование.

На реформу здравоохранения Правительство Китая выделило из государственного бюджета с 2009 по 2011 год 850 миллиардов юаней (124 миллиарда долларов). Согласно утвержденному плану, как сообщало агентство Синьхуа, эти средства будут расходоваться на «создание всеобщего доступа к базовому медицинскому страхованию, введение системы «основных» лекарственных средств, совершенствование условий оказания первичной медико-санитарной помощи, а также обеспечение равноправного доступа к базовым услугам здравоохранения и экспериментальных реформ государственных медицинских учреждений». В числе конкретных шагов реформы предусмотрено строительство около двух тысяч больниц уездного уровня, которые бы отвечали «общенациональным стандартам здравоохранения».

В рамках реформирования охраны здоровья населения в Китае опережающими темпами идет развитие медицинской науки, в частности в ближайшие годы будет построена крупнейшая в Азии научная база для разработки технологий использования стволовых клеток. Как пишет «Компьюлента», научный городок расположится в городе Тайчжоу (провинция Цзянсу), где находится множество медицинских и фармакологических предприятий и частных исследовательских центров. Значительное ускорение и невероятный уровень инвестиций в последние годы получила китайская фармацевтическая промышленность, в частности германский фармпроизводитель – компания Merck сообщила, что планирует вложить 150 миллионов евро (225 миллионов долларов) во всемирный центр R&D Фармации и биотехнологии в Пекине.

Параллельно реформам системы оказания медицинской помощи населению власти Китая сформировали весьма жесткое отношение к лицам, посягнувшим на здоровье граждан. В частности, в северном китайском городе Шинзячуан в 2009 году были казнены два предпринимателя, «обогативших» дешевую молочную смесь для младенцев меламином. Суд отклонил апелляции обоих о помиловании. Всего по делу об отравленной смеси был осужден 21 человек. Во время следствия выяснилось, что уловку с меламином использовали минимум на 12 крупных китайских молокозаводах.

Конечно, китайское общество далеко от идеала и уровень здоровья населения КНР еще не достиг критериев экономически развитых стран, однако уровень политической воли, решимость, целенаправленность и настойчивость ЦК КПК и правительства в проведении реформ социально-экономического развития поднебесной не может не вызывать уважения и даже, в определенной мере, зависти у жителей Дальнего Востока России.

Жители Дальнего Востока России все чаще и чаще обращаются за медицинской помощью в клиники Китая. Следует отметить, что с точки зрения въездного туризма Китай является одним из мировых лидеров. Однако именно медицинский туризм до последнего времени не относился к числу безусловных приоритетов китайского руководства (хотя, стоит заметить, что и без этого поток иностранных пациентов был велик). Сегодня же в Китае существует государственная программа по превращению страны в регионального лидера медицинского туризма. Если рынок мирового медицинского туризма растет в среднем на 30 %, в год, то в Китае этот сегмент бизнеса в ближайшие годы будет развиваться невиданными темпами − на 100% в годовом исчислении. Это означает, что если сейчас с лечебными целями в Китай приезжает около 200 тыс. пациентов в год, то через несколько лет это число вырастет в разы. Значительную часть из них составляют граждане РФ.

Вряд ли стоит говорить о том, сколько долларов приходится в год на медицинское обслуживание среднестатистического китайца (сравнение еще долго будет проигрывать благополучным странам с малым населением − Швейцарии, Швеции, Норвегии и др.). С точки зрения медицинского туризма важнее другое: наличие необходимой инфраструктуры для приема и лечения иностранцев в Китае. Главное преимущество лечения в Китае – это соединение возможностей западной и традиционной китайской медицины. При этом западная медицина в Китае развита ничуть не хуже чем в Европе, но стоимость лечения на порядок ниже. Есть и другой аспект. Ряд заболеваний, в первую очередь хронических, плохо поддается лечению при помощи западных методик, но успешно излечивается благодаря традиционной китайской медицине. Реабилитация после инсульта, лечение бронхиальной астмы, ХОБЛ, ДЦП, псориаза, хронических нервных расстройств − далеко не полный перечень того, что может традиционная медицина Китая.

Китай интересен для пациентов со всего мира еще и тем, что здесь разрешен целый ряд медицинских технологий, которые еще находятся в стадии изучения в России и на Западе. Речь идет, прежде всего, о лечении стволовыми клетками и генной терапии онкологических заболеваний. С учетом повышенного внимания западных пациентов к лечению стволовыми клетками, в Пекине создан специализированный международный госпиталь и клиника, в котором реализованы преимущества интегрированной медицины.

Наиболее привлекательными городами с точки зрения медицинского туризма являются Пекин (здесь собран весь цвет китайской медицинской науки), Шанхай (власти города стремятся превратить его в своеобразный медицинский «ХАБ»), Тяньцзинь, Гуанчжоу, Харбин и др. В каждом из названных городов есть свои знаменитые госпитали общего профиля, а также узкоспециализированные клиники. Популярным направлением медицинского туризма в Китае является лечение и протезирование зубов. Стоматология в Китае – это современное оборудование, качественное лечение, низкая стоимость, короткие сроки.

Лечение в Китае поражает своим разнообразием – многие заболевания имеют несколько способов лечения, что позволяет подобрать наиболее подходящее и эффективное с учетом всех особенностей конкретного случая. Особой популярностью пользуется иглотерапия, которая используется уже на протяжении многих веков, не менее популярна и диагностика по пульсу, с помощью которой высококвалифицированные китайские специалисты способны выявить практически любое заболевание. Особой известностью пользуется китайский массаж, который применяется в комплексе с другими методами реабилитации в таких популярных среди жителей Дальнего Востока России санаториях, как медицинский центр Удаляньчи.

Таким образом, российскому пациенту в китайской клинике будет обещана медицинская помощь на уровне европейских стандартов по разумной цене. Здесь в равной степени представлены клиники как западной, так и традиционной китайской медицины, где делают уникальные операции и успешно лечат многие острые и хронические заболевания. По нашим оценкам число дальневосточников, получающих медицинскую помощь в клиниках Китая, уже давно превышает 10 тыс. пациентов год, причем их число довольно быстро растет.

По данным выборочных опросов российских туристов получавших медицинскую помощь в клиниках КНР, привлекательным фактором являются ценовые характеристики оказываемых услуг. Проведенный анализ ценовых характеристик стоматологических услуг в некоторых странах АТР подтвердил данные опросов туристов. Так, цены на стоматологическую помощь в Китае оказались значительно ниже, чем в России (табл.75 ).

Таблица 75. Сравнительная характеристика цен стоматологических услуг в некоторых странах АТР (I квартал 2012 г. $ США)

п/п

Наименование услуг

Россия

(ДФО)

США

Ю. Корея

Китай

M±m

M±m

M±m

M±m

1.

Установка зубного

имплантата

822±32,3

2539,1±65,4

2268,3±266,5

525±32,6

2.

Лечение кариеса

75±3,54

199,5±5,1

169,6±8,8

15±0,3

3.

Лечение одного кор-

невого канала

114±4,27

776,8±20

182,9±18

18,9±0,3

4.

Металлокерамическая

коронка

242,4±11,7

920,7±23,7

262,9±10,2

78,3±2,2

5.

Дентальный снимок

7,2±0,13

18,3±0,5

Нет данных

Нет данных

6.

Осмотр и консульта-

ция стоматолога

8,9±0,42

Нет данных

87,5±9,1

Нет данных

7.

Частично съемный

протез

351,6±17,4

1048,6±27

812,9±22,4

238,6±10,2

8.

Удаление одного зуба

49,9±2,3

133,7±3,4

56,9±4,3

10±0,4

В США, напротив, цены на рассматриваемые стоматологические услуги превышают Российские более чем в 2 раза при установке имплантата; при лечении кариеса, удалении зуба − в 1,5 раза, при лечении одного корневого канала − в 5 раз; при изготовлении металлокерамической коронки и частично съемного протеза − в 2 раза. В отличие от ценовых, качественные характеристики медицинских услуг китайских клиник по мнению пациентов не всегда соответствуют рекламным проспектам туристических фирм, занимающихся организацией медицинского туризма в поднебесной.

Япония. Предприняв попытку выхода на международный рынок медицинских услуг, Япония старается конкурировать с Китаем, Южной Кореей, Таиландом и Сингапуром, где медицинский туризм граждан России уже давно приобрел внушительные масштабы. На различных форумах представители агентств по развитию туризма пытаются донести до потенциальных клиентов все преимущества лечения в Японии. Причем стоит учесть, что медицина в стране восходящего солнца не из дешевых, а, следовательно, организаторам медицинского туризма надо найти такие нюансы и аспекты, которые бы стали решающими в выборе дальневосточниками японских клиник.

Одним из решающих аргументов является то, что Япония − одна из самых удивительных и неординарных стран мира. Так, при населении около 127 млн человек, из которых 16 % благополучно доживают до 100 лет, уровень инвестиций в охрану окружающей среды − невероятен. В этой связи неудивительно, что по продолжительности жизни Япония занимает первое место в мире. Решающим фактором долголетия японцев считается не только здоровое питание и общеизвестная дружелюбность японцев, а также эргономика их жилищ.

Японское общество можно назвать обществом футурологов. Индивиды считают себя удовлетворенными только после того, как будет удовлетворена группа, к которой они себя причисляют. Бизнес-фирмы обычно не хотят довольствоваться временными всплесками доходов, а смотрят на то, как бы посолиднее укрепиться на рынках сбыта. Ориентация на будущее тесно связана с психологией накопительства, издавна присущей японскому обществу. Каждый рабочий или служащий в Японии старается увеличить свои сбережения. По данным статистики, средняя японская семья ежемесячно откладывает в банке примерно 20 % своего бюджета, т. е. в три раза больше, чем американская. По отзывам экономистов, индивидуальные сбережения японцев представляют собой мощный рычаг экономического развития страны. Японская администрация широко использует эти средства для реализации своей долгосрочной экономической стратегии.

Вместе с экономическим своеобразием, Япония обладает весьма эффективной и экономной системой здравоохранения, которая, в частности, требует в два раза меньше расходов и достигает лучших медицинских результатов, чем системы здравоохранения таких экономически развитых стран, как США, Великобритания и Германия. Требуемый паритет затрат и результатов в системе охраны здоровья своих граждан Япония формирует путем внедрения нескольких инструментов, в частности, запрета на прибыль страховых компаний, ограничений доходов производителей медицинских услуг и широкого спектра профилактических мер. Среднестатистический японец посещает врача 14 раз в год, намного чаще, чем россияне, американцы и немцы. Они могут выбирать лечащего врача или узкого специалиста, причем длительных задержек в приеме, как правило, не происходит. Японское здравоохранение помогает делать жизнь людей долгой и качественной.

Система оказания медицинской помощи в Японии – гибридная система, финансируемая за счет страховых взносов, связанных с работой, и налогов – является всеобщим и обязательным и потребляет около 8 % ВВП страны.36 В Японии нет случаев банкротства из-за болезни членов семьи, поскольку никому из ее граждан не было отказано в страховом покрытии из-за каких-либо существовавших ранее условий. В то же время здравоохранение страны восходящего солнца далеко от идеала, в связи с чем многие эксперты утверждают, что, по всей видимости, она потребует существенных изменений в ближайшие десятилетия.

Тем не менее, правительство оплачивает четверть от общей стоимости медицинской помощи, а работники и работодатели посредством обязательного страхования оплачивают оставшуюся часть. «Больше трети взносов работающих используется на передачу финансовых ресурсов от молодых, здоровых и богатых к старым, больным и бедным». Трудовые ресурсы крупных корпораций платят около 4 % своей зарплаты в страховой фонд. Эти выплаты ограничены суммой 6 тыс. USD в год. Средняя сумма ежегодных выплат на одного работника составляет 1 931 USD. По данным американской национальной ассоциации здравоохранения, типичный американский служащий в год выплачи-

вает 3 354 USD. Что же относительно самозанятого японца и безработного, то в Японии они обязаны выплатить для страхового покрытия около 1 600 USD. Кроме того, пациенты трудоспособного возраста должны вносить 30 %-ную доплату за лечение и лекарства – это самая высокая подобная выплата в мире.

Сегодняшний уровень медицины в Японии весьма высок. Как ни парадоксально, но мощный рывок страна сделала после страшной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Именно тогда в Японии возникла необходимость в высококлассных медицинских специалистах. Теперь высочайшее качество медицины Японии, а именно диагностики и лечения, стало традицией и отличительной чертой.

По уровню научного медико-биологического потенциала Япония занимает второе место среди развитых стран мира. Здесь насчитывается 240 научноисследовательских учреждений медико-биологического профиля, в которых работают около 73 000 ученых-медиков. Медицина Японии является общепризнанным лидером в области современных технологий. Это выражается, в первую очередь, в первоклассном и ультрасовременном оснащении японских медицинских центров. Так, например, по количеству аппаратов магнитнорезонансной томографии и компьютерной томографии Япония занимает первое место в мире.

К 2050 году 40 % граждан Японии окажутся за порогом 65-летия. Структура заболеваний и патологических синдромов пожилых людей становятся все более дороги для лечения, поскольку уровни заболеваний раком, инсультом, болезнью Альцгеймера неуклонно возрастают. В связи с этим формируются структурные диспропорции в отрасли, когда виды и объемы медицинской помощи пожилым японцам тормозят доступность медицинских услуг трудоспособному населению из-за значительных очередей. Государству пока не удается сократить продолжительность пребывания в больницах, причем это происходит на фоне того, что в отрасли здравоохранения Японии сформировалась нехватка акушеров, анестезиологов и специалистов скорой помощи, что связано с относительно низкой оплатой труда, долгими часами работы и высокой нагрузкой во многих госпиталях. В отделениях экстренной помощи многих больниц недостает коек и затруднена ранняя диагностика заболеваний.

В настоящее время широкую огласку получили случаи отказа в госпитализации больным и беременным женщинам, в экстренной хирургической и акушерской помощи из-за недостаточной укомплектованности врачами экстренных служб больниц. Квалифицированные врачи, как правило, покидают привычные всем японские больницы, переходя на более высокую заработную плату и более предсказуемые часы работы в частные клиники. Там они становятся врачами первого контакта и восполняют низкую плату за лечение высоким объемом работ, рассматривая пациентов как некий материал на конвейере по производству медицинских услуг.

В то же время японская система здравоохранения не заслуживает тех лавров за сравнительно крепкое здоровье японцев, которые ей иногда приписывают. Все-таки основной вклад в здоровье японцев осуществляют культурные и национальные традиции, в частности рацион питания и образ жизни. Здесь совершается меньше тяжких преступлений, происходит меньше ДТП и далеко не так остро стоит проблема ожирения. По данным ОЭСР, лишь около 3 % японцев страдают от ожирения по сравнению с 20 % россиян, 25 % европейцев и 30 % американцев.

Тем не менее, «западная» пища проникла в рацион японцев, и в стране стало появляться все больше граждан с избыточным весом, ведущих к тому же сидячий образ жизни. Противодействие связанным с ожирением проблемам со здоровьем – известным здесь как метаболический синдром – ведется в Японии мерами, которые, вероятно, нас удивят. Например, 70 % населения должны проходить обязательный скрининг и если обнаружится, что их талия почти исчезла, они обязаны проконсультироваться с лечащим врачом по поводу физических упражнений и диеты. Причем эти новшества введены на уровне закона.

В марте 2012 года на 3-м ежегодном Московском Конгрессе по медицинскому и оздоровительному туризму, впервые присутствовали представители сразу пяти японских организаций − консорциум Medical Exellence Japan, ITO Hospital, Medical Foundation Daiyukai, Tokyo International Medical Institute и Tokyo Medical and Health Tourism Center. Многие сотрудничают с аккредитованными для приема иностранцев клиниками, в том числе и для граждан РФ.

В интервью журналу Medical & Health Tourism генеральный директор Tokyo International Medical Institute доктор Ю. Косидзука сказал: «Изначально японская система здравоохранения была рассчитана исключительно на граждан Японии. Но поскольку она показала свою высокую эффективность, политика правительства в этом вопросе изменилась, и в последние годы иностранцам тоже разрешили пользоваться ею». Согласно статистике Medical Exellence Japan, жители постсоветских стран в 2011–2012 годах посещали Японию для лечения рака печени, кишечника, груди, поджелудочной, предстательной железы, патологии щитовидной железы, рассеянного склероза, хронической мерцательной аритмии, межпозвоночной грыжи, невриномы, артроза. Кроме того, популярным среди русских туристов становится услуга комплексной диагностики за короткое время в японских клиниках, т. е. скрининг, который по-японски называется «нинген докку». К иностранцам японские врачи подходят индивидуально, предлагая детальное обследование, в зависимости от жалоб и симптомов.

Стоимость такого скрининга составляет около 1 000 евро. Сегодня нет официальной статистики об иностранцах, которые приезжают в Японию на лечение. Однако в стране уже есть несколько больниц, которые для улучшения финансовых показателей по своей инициативе начали привлекать пациентов из-за рубежа и проявлять интерес к медицинскому туризму как перспективному пути развития. Больницы сами определяют расценки на медицинские услуги, которые часто в разы выше прейскурантных, и это позволяет им хорошо зарабатывать на медицинском туризме. Пока активно включившихся в развитие медицинского туризма учреждений в Японии не так много. По большей части – это граждане Китая, приезжающие для прохождения комплексного осмотра и послеоперационного контроля, часто для курса лечения редкими и новыми лекарствами, которые трудно достать у себя на родине.

Иностранные специалисты в сфере медицинского туризма отмечают, что японские медучреждения мало внимания уделяют маркетингу, в частности сертификации на международном уровне, например, в получении сертификата от Объединенной международной комиссии (Joint Commission International, JCI), цель которой контролировать качество и безопасность предоставляемых медицинских услуг. Комиссия действует под эгидой американской независимой некоммерческой организации по аккредитации медицинских учреждений вне США. Сертификаты от этой комиссии уже получили более 300 больниц и клиник в 39 странах. Для этого медучреждение должно отвечать более чем тысяче условий и критериев, таких как инфекционный контроль, обеспечение безопасности больных и т. п. Для иностранных пациентов такой документ стал международным индикатором того, что больница соответствует высоким международным стандартам. В Сингапуре сертификаты имеют 15 медицинских учреждений, в Индии − 13, в Таиланде − 6, в Корее − 3, в Японии − только одно.

Правительство Японии начало рассматривать развитие медицины не только как внутреннюю социальную проблему, но и с учетом процесса глобализации. После изучения обстановки в июле 2009 года Министерство экономики и промышленности опубликовало директиву с рекомендациями подведомственным учреждениям о развитии медицинского туризма. Со своей стороны министерство начало проводить исследования, чтобы найти пути и возможности облегчения процедуры посещения и пребывания иностранцев в Японии. В этих целях по инициативе министерства летом 2010 года была приглашена первая группа иностранцев для прохождения комплексных медицинских осмотров в десятке японских больниц. Это было сделано с целью помочь больницам подготовиться к вхождению в прибыльный международный медицинский рынок. Но это комплексная задача, и министерство намерено в ближайшее время начать пилотную программу с участием двух консорциумов, включающих больницы, туроператоров, переводчиков и представителей других необходимых

бизнес-кругов. Консорциумы начнут отрабатывать прием пациентов из-за рубежа, по большей части из России, Китая, Гонконга, Тайваня и Сингапура.

Правительство Японии во всех мероприятиях по развитию медицинского туризма берет на себя только организационные функции и практически не вкладывает средств. При приеме первых пробных групп государством оплачивались лишь услуги переводчиков. Оплата медицинских процедур и дорожные расходы осуществлялись за счет приглашенных.

Примерно на таких же условиях к медицинскому туризму подключается и бизнес. Токийская компания, занимающаяся экспортом в Россию запчастей для японских автомобилей, 4 года назад начала заниматься приглашением и сопровождением граждан России, особенно с о. Сахалин, в японские больницы. Уже более 60-ти россиян воспользовались услугами компании и посетили Японию с целью, как правило, сделать сложную операцию. Компания получает с пациента только плату за переводческие услуги. Ее заинтересованность проявляется в эффективном использовании штата переводчиков. Все другие расходы несет клиент.

В Японии высказываются опасения, что развитие медицинского туризма может привести к ухудшению обслуживания собственных граждан, особенно в сфере акушерства и гинекологии, где наблюдается нехватка специалистов. Предполагается, что предпочтение будет отдаваться иностранцам, как приносящим доход учреждениям. Но скептики в меньшинстве. Их аргументы опровергаются тем, что прием пациентов из-за рубежа будет улучшать финансовое положение больниц. А рост доходов позволит расширить соответствующие отделения, повысить зарплату сотрудникам этих отделений, а также и младшему медицинскому персоналу. «Интернационализация медицинских услуг приведет к повышению общего уровня медицины в стране, и граждане Японии должны радоваться этому», − говорит Такаака Камэда, председатель совета директоров Медицинского центра Камэда.

По оценкам экспертов, уже в 2012-м году объем мирового рынка медицинских услуг достигнет 100 миллиардов долларов. Это означает, что около 50 миллионов пациентов будут выезжать за рубеж с целью получения доступного и качественного медицинского обслуживания. Поэтому у Японии много конкурентов, которые также рассматривают медицину как резерв экономического роста. Например, в Южной Корее в ежегодные ассигнования в медицинский туризм составляют около 4 млн USD. Параллельно упрощается визовый режим. В настоящее время для получения визы при связанной с медицинской услугой поездке достаточно письма с подтверждением от принимающего медицинского учреждения.

Южная Корея. Значительные инвестиции в экономику Южной Кореи позволили ей за последнее десятилетие выйти, по данным Международного Валютного Фонда, на 14-е место в мире по объемам внутреннего валового продукта, а по данным Мирового банка и ЦРУ – на 13-е место. Страна с 50 миллионным населением и ВВП в размере 969 871 млн. USD или 19 400 USD на душу населения, что значительно расширило возможности финансирования проектов модернизации охраны здоровья населения. Параллельно с совершенствованием системы медицинского страхования в Республике Корея шла модернизация медицинской помощи. Эти факторы оказали существенное влияние на положительные изменения в состоянии здоровья корейцев. В частности, снизился коэффициент младенческой смертности и увеличилась продолжительность жизни. Конечно же, у корейцев изменился стиль жизни, улучшилось питание, паритет распределения доходов между богатыми и бедными, наблюдаются положительные сдвиги в решении проблем экологии, что также оказало влияние на показатели здоровья граждан Южной Кореи.

Финансирование медицинского страхования осуществляется путем сбора взносов. Страховой пакет одинаков для всего населения. Врачи больниц получают зарплату, а иногда им выплачиваются бонусы по достигнутым реальным результатам в улучшении здоровья пациентов. Уникальной особенностью корейской системы здравоохранения является то, что оказание медицинской помощи населению страны осуществляется главным образом в частном секторе здравоохранения. Частный сектор, который доминировал и ранее, до введения системы страхования продолжал расти вместе с ростом доходов на душу населения и расширением охвата медицинским страхованием различных социальных групп корейцев.

В корейской системе здравоохранения и медицинского страхования положительным моментом стало то, что поток ресурсов между правительством, потребителями медицинских услуг, корпорациями и производителями медицинских услуг стал «прозрачным» и контролируемым. В большинстве случаев пациент имеет возможность выбора госпитального или амбулаторного учреждения, причем, выбор распространяется как на частные, так и на государственные клиники.

Высокие цены на медицинские услуги в ряде стран АТР породили новый вид туризма − медицинский. Отправляясь в отпуск, люди все чаще совмещают отдых с лечением. Одной из ведущих стран в этой сфере услуг является Южная Корея. Традиционная корейская медицина в комплексе с превосходным оборудование и сервисом получили признательность во всем мире.

Последние несколько лет правительство Кореи активно продвигает сегмент медицинского туризма, оценивая его как один из наиболее прибыльных секторов экономики. Так, например, было подписано соглашение с властями Абу-Даби в области здравоохранения, в рамках которого гражданам ОАЭ разрешалось проходить лечение в четырех госпиталях Сеула. По оценке властей Кореи, выполнение этого соглашения принесет стране ежегодный доход в размере 52 млн USD. Помимо этого, местные власти и заинтересованные органы предлагали ввести специальные медицинские визы, создать круглосуточные медицинские call-центры. Спецвизы помогли Корее в 2011 году получить более 8-ми тысяч туристов из России, Китая, Монголии. Причем Россия оценивается Кореей как рынок с наибольшим потенциалом, поэтому офис по продвижению медицинского туризма совсем был недавно открыт во Владивостоке.

Правительство Южной Кореи поддержало развитие этого сектора туризма, создав компанию «Медицинская Корея», направленную на продвижение медицинских услуг в Корее для граждан других государств. По данным Министерства здравоохранения Кореи, в 2011 году страна приняла 110 тысяч иностранных медицинских туристов. Для сравнения, в 2010 году их было около 81,8 тысяч, а в 2007 году – менее 8 тысяч. Если отрасль будет развиваться по утвержденному плану, то к 2018 году их количество туристов составит 400 тысяч.

Здравоохранение Южной Кореи наряду с традиционной корейской медициной предоставляет иностранным гражданам услуги по следующим направлениям: общая диагностика, кардиохирургия, косметическая и пластическая хирургия, стоматология, офтальмология, гинекология, отоларингология, трансплантация органов, лечение злокачественных новообразований и другие. Различные пакеты услуг по оценке состояния здоровья могут включать все от элементарных анализов до глубоких исследований на всех уровнях (от электрокардиограммы до ранней диагностики опухолей).

Все привыкли к тому, что Сингапур стал медицинской столицей Азии.

Сейчас Корея начала активно предоставлять свои медицинские услуги на рынке Дальнего Востока России. Сегодня уже сотни граждан России, большинство из которых жители субъектов РФ ДФО получают высокотехнологичную медицинскую помощь в корейских клиниках, таких как Госпиталь Святой Марии, Медицинский центр Самсунг (SMC), Медицинский центр Асан, Клиника восточной медицины Jaseng, «Конмаыль» и другие.

Южнокорейская медицина сегодня – это высококвалифицированные специалисты с международной репутацией, современные медицинские центры, оснащенные новейшим оборудованием, обеспечивающим передовые методы диагностики и лечения. Корейские медицинские учреждения предоставляют такие востребованные сейчас среди медицинских туристов услуги, как комплексное медицинское обследование, эстетическая хирургия, стоматология, операции по искусственному оплодотворению и многое другое. Кроме того, стоимость медицинских услуг в Корее ниже, чем в других странах, принимающих на обследование и лечение иностранных пациентов.

Сингапур – островное государство («Город-сказка», «Фантастический остров», «Страна воплощенной мечты», «Жемчужина Азии»), высокоразвитая страна с рыночной экономикой и низким налогообложением, в которой важную роль играют транснациональные корпорации. Численность населения 5 млн человек. Действительно, трудно найти страну, где бы так гармонично уживались вместе высокоразвитая экономика и древние культурные традиции; чистота и порядок на улицах, безопасность, отсутствие преступности и процветающее образованное население, новейшие достижения науки, техники и реальная свобода конфессий. Внутренний валовый продукт Сингапура достиг 161,947 млрд USD (44-е место в мире). ВВП на душу населения составляет 51 649 USD (4-е место в мире).

Сингапур − это уникальная страна, которая является образовательным, финансовым, туристическим и портовым центром Азии. Сингапур снова занял 1-е место по легкости ведения бизнеса.39 По мнению ВОЗ, система здравоохранения Сингапура – лучшая в Азии. По уровню развития она занимает шестое место в мире. Государство занимает 2-е место в мире по безопасности после Люксембурга, образовательная система признана одной из ведущих в мире. С каждым годом сюда приезжает все больше и больше молодежи из России и стран СНГ с цель изучения английского языка или получения высшего образования. Преимущества обучения в Сингапуре − британская система образования, повсеместное обучение на английском языке и стабильная экономическая ситуация.

Складывается ощущение, что на этом маленьком участке Земли собрано все лучшее, что есть сегодня в мире. Но не только это привлекает в Сингапур туристов со всего мира, а еще и высочайший уровень медицины. Государство инвестирует сотни миллионов долларов в систему здравоохранения и научные исследования в области медицины. Ведущие сингапурские госпитали по праву конкурируют с лучшими клиниками передовых стран Европы и Америки, имеют сверхсовременное оборудование и высококлассных специалистов практически во всех областях медицины. Все это сочетается с гостеприимством и с доброжелательностью врачей и всего медперсонала. Очень часто в госпитали Сингапура обращаются люди, которые отчаялись получить квалифицированную медицинскую помощь в других странах, и находят эту помощь именно здесь. Профессионализм, высокотехнологичность, качество, комфорт, доступные цены – вот синонимы медицины Сингапура.

Сингапур – ведущий медицинский центр Азии благодаря разветвленной сети медицинских учреждений и поставщиков сопутствующих услуг, медицинской техники, биомедицинских научных компаний, производителей фармацевтической продукции, а также научно-исследовательских институтов. Используя тесное взаимодействие всех звеньев цепи, Сингапур предлагает инновационные продукты, решения и системы, охватывающие весь спектр медицинских услуг. Начиная от медицинского оборудования, фармацевтических препаратов, пищевых добавок и до традиционных лекарственных средств, предлагаемые продукты производятся по строгим мировым стандартам, что гарантирует их качество и безопасность. Эти медицинские продукты экспортируются и хорошо признаются во всем мире. В области клинических услуг Сингапур имеет одну из наиболее эффективных и разветвленных систем здравоохранения в мире.

Первоклассное лечение достигается широкой больничной сетью, аккредитованной международной комиссией (Joint Commission International). Система здравоохранения Сингапура в партнерстве с производителями сопутствующих товаров предлагает иностранным клиентам широкий спектр решений, который включает обучение медицинского персонала, управление информацией, консалтинг и управление.

Система здравоохранения Сингапура, по данным Всемирной Организации Здравоохранения, признана лучшей в Азии и одной из лучших в мире. Всемирно известные врачи, медицинское оборудование, основанное на последних достижениях науки, клиники с сервисом высочайшего уровня, прекрасный остров в тропиках, сам климат которого способствует восстановлению здоровья – вот что привлекает многих пациентов в эту страну. Неудивительно, что Сингапур ежегодно принимает более 400 тысяч медицинских туристов. Большая часть пациентов обслуживаются в клиниках компании Parkway Group Healthcare Pte. LTD.

В клиниках Сингапура получают медицинские услуги пациенты из многих стран мира (Тайвань, Индонезия, Малайзия, Россия, Казахстан, Украина, Индия, КНР, Гонконг, США, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Объединенные Арабские Эмираты). Лечение в Сингапуре удобно для иностранцев еще и потому, что английский является одним из государственных языков Сингапура, что во многом снимает коммуникативные проблемы, возникающие при лечении, например, в Корее или Японии. Для русскоговорящих туристов компании предоставляет переводчиков. В Сингапуре активно применяются биомедицинские исследования. Высококвалифицированные и опытные специалисты устанавливает жесткие стандарты для оценки лекарственных препаратов и медицинской техники. Ожидаемое увеличение доходов населения в странах АТР приведет к увеличению продаж на медицинском рынке Сингапура. Рост уровня благосостояния приведет к повышению уровня осведомленности и знаний о заболеваниях, а также уровня диагностики. В совокупности эти факторы в течение ближайших 5-7-ми лет приведут к увеличению на 20 % числа пациентов в клиниках из приграничных государств. Увеличение количества пациентов – потенциально одна самых значительных возможностей, на которую рассчитывает сингапурский медицинский рынок.

Таиланд – развивающаяся аграрно-индустриальная страна, экономика которой находится в сильной зависимости от иностранного капитала. Основа экономики – сельское хозяйство (дает около 60 % валового национального продукта) и относительно развитая горнодобывающая промышленность. Таиланд с большим отрывом лидирует по экономической мощи среди стран Индокитая и чуть проигрывает Малайзии, Сингапуру и Индонезии. Страна прочно стоит на ногах и занимает в мире положение, сравнимое с Россией, в списке странлидеров со средним уровнем развития.

Таиланд – азиатский дракон так называемой «второй волны». Первыми были в 60-70-е годы Корея, Япония, Тайвань и Гонконг. В 80-90-е за ними пошли Таиланд, Малайзия, Сингапур и Индонезия. ВВП Таиланда составляет $150 млрд – это 33-е место в мире, это около трети ВВП России. ВВП на душу населения — $2 309, ВВП по ППС —$7 580. Туризм приносит стране около 6 % ВВП. Через международный аэропорт в Бангкоке Таиланд связан со многими странами Европы, Азии, Америки и Австралии ежедневными регулярными рейсами.

Таиланд – одно из наиболее популярных среди туристов мест для отдыха, где они могут насладиться райскими пляжами и потрясающими природными пейзажами. Путешественников привлекает богатая и красивая культура и изысканная кухня, а местные жители дружелюбны и приветливы к иностранцам. Если бы положительные аспекты туристической отрасли не отражались на медицинской сфере, оздоровительный туризм в Таиланде не был бы развит настолько сильно. Так как Таиланд – популярное туристическое направление, высокий уровень обслуживания стал одним из факторов успеха для медицинского туризма.

По официальным данным, 20 % иностранцев, посещающих страну, едут сюда с целью получения медицинских услуг. Таиланд известен не только великолепными пляжами, но и качественной системой здравоохранения.41 Правительство страны уделяет много внимания развитию медицинского туризма, ведь в Таиланд каждый год прибывает более 1,5 млн туристов с целью лечения и диагностики своего здоровья. Растет поток пациентов и из России.

Так, за 2011 год Таиланд посетило более 840 тысяч россиян, что на 50 % больше, чем в 2010-м. Интересен тот факт, что сейчас Россия занимает первое место в Таиланде по численности туристов среди европейских стран. На ее долю приходится около 18 % от всего потока туристов. Следом идет Англия – 17 % и Германия – 12,4 %. Более того, в 2012 году тайские власти рассчитывают, что поток российских туристов достигнет одного миллиона человек.

Поскольку многие россияне даже не подозревают о медицинских возможностях Таиланда, в стране стартовал проект, в рамках которого туристы из России смогут пройти медосмотры в стране, воспользовавшись выгодными предложениями местных медицинских учреждений по ценам внутреннего рынка. На территории страны работает около 400 медучреждений.42 Страна гордится своим крупнейшим госпиталем, который первым в Азии получил сертификат международной организации по стандартизации и аккредитации JCI. На сегодняшний день 14 клиник Таиланда имеют такую аккредитацию.

В сфере медицинского туризма в Таиланде в основном представлены частные медицинские учреждения. Врачи в Таиланде стремятся попасть на работу в международные больницы, так как в них они могут зарабатывать на 70 % больше, чем в государственных больницах. Ведущие медицинские учреждения Таиланда – Международная клиника «Бумрунград», группа компаний «Бангкок Хоспитал Груп» и клиники «Самитивей». Данные ЛПУ получают все большую известность за рубежом.

В последние годы в частном секторе Таиланда возникает все больше медицинских учреждений, которые стоят на одной ступени с ведущими клиниками мира.43 Врачи в Таиланде, как правило, имеют высокую квалификацию и большой опыт. Многие из них получили профессиональные сертификаты в США или Европе. Несмотря на это, большинство врачей в клиниках Таиланда являются узкими специалистами. К сожалению, система здравоохранения в Таиланде в значительной мере основана на узкоспециальной медицине. Как следствие, врачам-специалистам трудно диагностировать неопасные болезни или сочетание нескольких заболеваний.

Некоторые врачи в Таиланде, в том числе терапевты и хирурги различных специальностей, работают в нескольких клиниках одновременно. В этом случае им приходится перемещаться между различными больницами по всему Таиланду, иногда при этом имея собственную частную медицинскую практику. Тем не менее, врачи и медицинские работники в Таиланде намного более внимательны к пациентам, чем их коллеги на Западе.

Некоторые тайские клиники обслуживают исключительно зарубежных пациентов, в других – доля иностранцев составляет 30-50 %. Лечение в Таиланде обходится сравнительно дешево по отношению к другим странам. Таиланд славится сердечной-сосудистой хирургией и хирургией глаза. Востребована россиянами педиатрическая кардиология. Тайские специалисты с успехом проводят коррекцию всех видов врожденных аномалий сердечно-сосудистой системы у детей и подростков. Бангкокский почечный центр – один из лучших мировых центров по трансплантации почек. Здесь на высшем уровне проводят хирургические лечения всех видов опухолей, а также безболезненное удаление камней из почек, мочеточников и мочевого пузыря. Но все-таки безусловным лидером медицинского туризма здесь остается эстетическая хирургия. Пациентам доступны современные технологии для коррекции физических дефектов и деформаций лица, косметическая и эстетическая коррекция лица, молочных желез, талии, бедер и ягодиц, операции по изменению пола и другие виды современной пластической хирургии.

Цены на проводимые здесь операции, в сравнении с аналогичными в США, Европе и России, ниже на 50-60 %. К примеру, операция по увеличению груди в Таиланде обойдется пациентке примерно в 1 100 долларов США (обычно в эту стоимость входят и имплантаты). Липосакция будет стоить около 600 долларов США за одну процедуру, операция по подтяжке лица – 900 долларов США, а ринопластика – около 400 долларов.

В заключении следует отметить, что рынки здравоохранения отдельных стран АТР, как и здравоохранения Российского дальнего Востока, несмотря на определенный уровень достижений, отражают и относительно высокий уровень системной неэффективности отрасли. Системы здравоохранения большинства стран постоянно теряют финансовые ресурсы. В недавнем докладе Научноисследовательского института здоровья компании Pricewaterhouse Coopers подсчитано, что более половины общего ежегодного объема финансирования здравоохранения США, составляющего более двух трлн долларов США, тратится впустую. В докладе, подготовленном агентством Thomson-Reuters говорится о меньшей, но все же значительной сумме в 600-850 млрд долларов США в год.

Европейская сеть по борьбе с мошенничеством и коррупцией в сфере здравоохранения утверждает, что из суммы 5,3 трлн долларов США, расходуемой ежегодно в мире на здравоохранение, чуть меньше 6 %, или примерно 300 млрд долларов США, теряются только в результате ошибок и коррупции.

В то время как у многих стран уровень вышеуказанных потерь значителен, большинство, если не все, не используют в полном объеме имеющиеся ресурсы в силу плохого функционирования системы закупок, иррационального расходования медикаментов, нецелевого использования и плохого управления человеческими и техническими ресурсами или из-за фрагментарности финансирования и администрирования. Все эти недостатки не являются неизбежными, а у неэффективности много оттенков. Некоторые страны, используя свои средства, достигают более высокого уровня охвата и лучших показателей состояния здоровья, чем другие страны, а расхождение между тем, чего страны добиваются и чего они могли бы потенциально достичь при одних и тех же ресурсах, иногда огромно.

В Докладе о состоянии здравоохранения в мире (Финансирование систем здравоохранения)49 подготовленном под общим руководством Carissa Etienne, помощника Генерального директора ВОЗ указано на 10 основных источников неэффективности. Первые три места среди прочих, по мнению авторов доклада, занимают проблемы лекарственного обеспечения.

I. Недостаточное использование дженериков и установление завышенных цен на лекарства. Причиной этого является недостаточный контроль над деятельностью поставщиков, врачами, выписывающими рецепты и фармацевтами. Неэффективные системы закупки/распределения в сочетании с неадекватной налоговой политикой, что формирует чрезмерные наценки на лекарства.

II. Использование некачественных и поддельных лекарств, связанное с неадекватными фармацевтическими регулятивными структурами/механизмами в сочетании с неадекватными системами закупок.

III. Неэффективное использование лекарственных средств из-за наличия ненадлежащих стимулов для врачей, выписывающих рецепты в сочетании с неэтичными методами продвижения лекарств на фоне ограничения осведомленности об их терапевтических эффектах.

По мнению авторов доклада в развитых странах бюджеты сокращаются, и все заинтересованные стороны ищут действенные решения существующих проблем. Фармацевтические компании должны уже сейчас приносить реальную пользу плательщикам за медицинские услуги и пациентам, чтобы показать, на что они способны, и возродить доверие к отрасли. В быстроразвивающихся странах компании обязаны реагировать на растущие потребности населения со всей ответственностью, с учетом демографического и культурного многообразия.

Международный фармацевтический рынок в последние годы демонстрирует стабильный рост. Только в 2011 году объем продаж достиг 1,08 триллиона долларов США. Ежегодный прирост составляет 7,8 %. В то же время рост в развитых странах оказался весьма незначительным, но совсем другая картина наблюдалась в быстроразвивающихся странах. Объем продаж в странах БРИК (Бразилия, Китай, Индия и Россия) вырос на 22,6 %, а в других 13 развивающихся странах – на 7,2 %. Спрос на лекарственные препараты на быстрорастущих рынках, на долю которых к 2020 году будет приходиться 33 % мирового ВВП, вырастет к этому моменту более чем в два раза. Прогнозируемые объемы продаж в России в 2020 году составят порядка 45,1 млрд долларов США, тогда как в 2011 году этот показатель был равен 20,7 млрд долларов США. Самый большой спрос на лекарственные препараты ожидается в Китае, где объем продаж в 2020 году, согласно прогнозам, будет находиться на уровне 175,8 млрд долларов США.

Как ожидается, большая часть прогнозируемого роста объемов продаж в фармацевтической отрасли в течение следующего десятилетия будет приходиться на дженерики, а не на патентованную продукцию. Дополнительные расходы на приобретение дженериков в России в 2020 году составят 10,9 млрд долларов США, а на приобретение патентованной продукции – не превысят 3,9 млрд долларов США.

По данным аналитиков фармацевтического рынка, в настоящее время свыше 85 % бюджета отрасли здравоохранения в развитых странах идет на услуги в области здравоохранения и менее 15 % – на лекарственные препараты. Поэтому, если фармацевтическая отрасль сумеет добиться снижения расходов на дорогостоящие медицинские услуги и процедуры, то ее доля в общих расходах на здравоохранение в этих странах может вырасти до 20 % к 2020 году.

В быстроразвивающихся странах расходы на лекарства растут намного быстрее, чем где бы то ни было. В совокупности этот показатель может достигнуть 499 млрд долларов США в год к 2020 году против 205 млрд долларов США в 2011 году, так как экономический рост и улучшение доступа к услугам здравоохранения стимулируют рост спроса.

В то же время пациенты в быстроразвивающихся странах, как правило, вынуждены самостоятельно оплачивать большую часть затрат на услуги здравоохранения по сравнению с пациентами в развитых странах. И даже в странах блока БРИК, где отмечен самый высокий показатель роста, расходы на услуги здравоохранения на душу населения слишком низки для поддержки разработки и выпуска биопрепаратов, цена на которые составляет тысячи долларов. По данным аналитиков, отрасли необходимо перераспределить свои расходы и вкладывать больше средств в научные исследования и разработки на раннем этапе, чтобы справиться с ростом затрат.




[ Оглавление книги | Главная страница раздела ]

 Поиск по медицинской библиотеке

Поиск
  

Искать в: Публикациях Комментариях Книгах и руководствах



Реклама

Мнение МедРунета
Какую сумму Вы лично потратили на платные медицинские услуги за последние 12 месяцев (помимо расходов, покрытых полисами медицинского страхования)?

Менее 6000 рублей (менее 100 USD)
От 6000 до 9000 рублей (100-150 USD)
От 9000 до 13000 рублей (150-200 USD)
От 13000 до 16000 рублей (200-250 USD)
От 16000 до 21000 рублей (250-300 USD)
Более 21000 рублей (более 300 USD)
Затрудняюсь ответить



Результаты | Все опросы

Рассылки Medlinks.ru

Новости сервера
Мнение МедРунета


Социальные сети

Реклама


Правила использования и правовая информация | Рекламные услуги | Ваша страница | Обратная связь |





MedLinks.Ru - Медицина в Рунете версия 4.7.18. © Медицинский сайт MedLinks.ru 2000-2016. Все права защищены.
При использовании любых материалов сайта, включая фотографии и тексты, активная ссылка на www.medlinks.ru обязательна.