Главная    Med Top 50    Реклама  

  MedLinks.ru - Вся медицина в Интернет

Логин    Пароль   
Поиск   
  
     
 

Основные разделы
· Разделы медицины
· Библиотека
· Книги и руководства
· Словари
· Рефераты
· Доски объявлений
· Психологические тесты
· Мнение МедРунета
· Биржа труда
· Почтовые рассылки
· Популярное · Медицинские сайты
· Зарубежная медицина
· Реестр специалистов
· Медучреждения · Тендеры
· Исследования
· Новости медицины
· Новости сервера
· Пресс-релизы
· Медицинские события · Быстрый поиск
· Расширенный поиск
· Вопросы доктору
· Гостевая книга
· Чат
· Рекламные услуги
· Публикации
· Экспорт информации
· Для медицинских сайтов

Рекламa
 

Статистика



 Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства"

 7.3. Региональные аспекты политики в сфере охраны репродуктивного здоровья

Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства" / Социальные и медицинские проблемы репродукции / 7.3. Региональные аспекты политики в сфере охраны репродуктивного здоровья
Закладки Оставить комментарий получить код Версия для печати Отправить ссылку другу Оценить материал
Коды ссылок на публикацию

Постоянная ссылка:


BB код для форумов:


HTML код:

Данная информация предназначена для специалистов в области здравоохранения и фармацевтики. Пациенты не должны использовать эту информацию в качестве медицинских советов или рекомендаций.

Cлов в этом тексте - 5422; прочтений - 406
Размер шрифта: 12px | 16px | 20px

7.3. Региональные аспекты политики в сфере охраны репродуктивного здоровья

Демографическая проблема Дальнего Востока России была названа самой острой проблемой современного общества, а демографическая ситуация – «критической», что потребовало ответных шагов по трём направлениям: повышение рождаемости, снижение смертности, эффективная миграционная политика.

В соответствии с Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственной поддержки граждан, имеющих детей» от 5 декабря 2006 г . № 207-ФЗ с 01 января 2007 г . увеличены пособия по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 года, введены дифференцированные размеры пособия по уходу за первым и вторым ребенком, распространены права на пособие на неработающих женщин. Кроме того, введена частичная компенсация родительской платы за посещение ребенком дошкольного учреждения.

В соответствии с Федеральным законом «О бюджете фонда социального страхования Российской Федерации на 2007 год» от 19 декабря 2006 № 234-ФЗ увеличен максимальный размер пособия по беременности и родам с 15 тыс.рублей до 16125 рублей за полный календарный месяц. Фонд увеличил в 2007 г., а размер оплаты услуг, предусмотренных родовыми сертификатами – с 2 до 3 тыс.рублей для оплаты услуг женских консультаций, с 5 до 6 тыс.рублей для оплаты услуг роддомов и будет дополнительно оплачивать услуги в части диспансерного наблюдения ребенка в течение первого года жизни в сумме 1 тыс.рублей за каждого ребенка. В соответствии с Федеральным законом «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» от 29 декабря 2006 г . № 256-ФЗ с 1 января 2007 г. введен государственный сертификат на материнский (семейный) капитал.

Такая крупномасштабная поддержка семьи с детьми, по мнению специалистов, стала отражением смены целевых ориентиров политики государства по отношению к семье. Этим Российское государство сегодня пытается принять на себя повышенные обязательства не только по правовому и финансово-экономическому обеспечению предлагаемых мер политики, но и в отношении поставленных задач – повышения рождаемости со всеми возможными социальными последствиями. К сожалению, изменить демографическую ситуацию коренным образом в ДФО пока не удается, поскольку по нашему мнению все, выше указанные шаги Правительства РФ не учитывают истинных мотивов репродуктивного поведения семьи дальневосточников.

Еще в 1975 г. психологи А. Айзен и М. Фишбейн развили идею о многомерности установок, предложив теорию обоснованного действия: установка формирует поведенческое намерение, которое, в свою очередь, воплощается в действии. Если результат действия воспринимается как имеющий несколько характеристик, общая установка будет состоять из суммы отдельных эмоционально-оценочных реакций. Но установка - не произвольный набор оценок; для них характерна высокая согласованность.

Помимо установки на совершение действия влияет множество внешних факторов, ограничивающих или стимулирующих деятеля. А. Айзен и М. Фишбейн первыми встроили в модель ситуативные факторы, которые могут изменять воздействие установок на поведение. По мысли авторов подхода, важно оценить не столько реальный эффект этих факторов, сколько то, каким он представляется самому действующему; ведь в конечном счете человек принимает решение, опираясь именно на свои субъективные оценки ситуации. Первоначально в качестве такого опосредующего фактора было предложено учитывать ожидания «значимых других», а точнее, мнение респондента об ожиданиях представителей референтных групп.

Модель детерминант действия в теории планируемого действия по Айзену (AjzenI., FishbeinM., 2005). Роль социально-психологических факторов в репродуктивных намерениях. Личные склонности и предпочтения; воздействия и ограничения среды и т.д. Установка. Норма. Контроль. Намерение Действие. (рис. 7.8).

Исследователи выделяют два основных типа установок:

  • обобщенные (общие) — относительно физических объектов, социальных групп, институтов, политических программ, событий и пр.
  • относительно определенного способа поведения.

Рис. 7.8. Детерминанты действия репродуктивного поведения

Рис. 7.8. Детерминанты действия репродуктивного поведения

Соответственно возможны два варианта расхождения фактического поведения и установок. С одной стороны - поведенческие установки, выражающие намерение действовать определенным образом, не реализуются на практике и с другой стороны - обобщенные установки отличаются от поведенческих. Тем не менее, очевидно, что, например, спросив респондента о его намерениях завести ребенка, мы не можем быть полностью уверены ни в экзогенности его ответов, ни в том, что полученные оценки действительно выражают некие предрасположенности, существующие помимо нашего обследования, и, более того, что они являются причиной для формирования репродуктивного намерения.

Происшедшие в последние годы в ДФО социально-экономические трансформации носят в большей мере разрушительный, чем конструктивный характер, причем в самых разных направлениях жизнедеятельности общества. За эти годы были разрушены партийно-бюрократическая государственная и региональная структура, планово-регулируемая экономика и единое экономическое пространство. Большинство существующих семей дальневосточников не были готовы к столь радикальным переменам, поэтому процесс их адаптации к новым условиям проходит болезненно медленно и трудно. Но особенно сложно адаптировались к рыночным условиям молодые семьи, а также вероятные супруги.

Структура семьи дальневосточников – основной единицы поддержки и воспитания и детей, и взрослых быстро меняется. Начинают теряться широкие родственные связи и, следовательно, слабеют традиционные модели социальной поддержки семьи. Все больше женщин по экономическим мотивам занимаются наемным трудом, что позволяет в той или иной мере увеличить доходы семьи, но, в то же время, усиливает напряженность в семейных отношениях и взваливает на женщину дополнительную физическую и психологическую нагрузку. Формируется тенденция к более коротким периодам замужества и увеличению числа разводов, что в конечном итоге ведет к распаду семей дальневосточников.

Несмотря на резкое снижение рождаемости в 1990-х годах, уже давно перекрыт тот минимум детских дошкольных учреждений, который обеспечивал их доступность для семей из категории социального риска, а плата за содержание детей в современных детских образовательных учреждениях (ДОУ) растет в «опережающем» режиме. Значительная часть муниципальных ДОУ или продана частным фирмам или перепрофилирована. На этом фоне система общего образования снимает с себя воспитательные функции, что только усугубляет ситуацию деградации части подрастающего поколения дальневосточников.

Формирующиеся тенденции отрицательно сказываются на поведении молодых людей в виде ранних и свободных сексуальных отношениях, распространению потребления табака, алкоголя и других наркотиков. Часть детей в разрушенных и асоциальных семьях уходят из дома, пополняя «социальное дно» общества. Это серьезный вызов государству и его службам медико-санитарной и социальной помощи, поскольку уже сегодня оно не в состоянии финансировать их нормальное функционирование, а уж тем более рост уровня их финансирования.

По нашим оценкам уже к началу 2002 года в территориях ДФО менее четверти населения смогли адаптироваться к изменившимся условиям жизни и сформировали новые модели своего социально-экономического поведения, что и сегодня позволяет им успешно действовать в экономической сфере с опорой на собственные возможности и ресурсы. В то же время, примерно такая же часть населения весьма устойчиво превратилась в группу «аутсайдеров», которая не адаптирована и не сможет адаптироваться к рыночным условиям в силу индивидуальных особенностей личности (социальная пассивность, состояние здоровья, сформировавшийся менталитет и др.). В выше изложенном контексте население региона ранжировано по оси доходов следующим образом: богатые и очень богатые – менее 3 %; состоятельные (высокообеспеченные) − 7 %, среднеобеспеченные – 18 %; малообеспеченные − 25 %; бедные – более 45 %, в том числе «социальное дно» − 10 %.

Семьи дальневосточников, в состав которых входят дети, концентрируется в т.н. низко доходных группах населения. После 2000 г. у беднейших слоев населения среднедушевой денежный доход был в 3,4 раза ниже среднедушевого дохода в целом по региону и составил менее 50 % от величины прожиточного минимума. Следует отметить, что по мере роста числа детей в семье снижается уровень располагаемых ресурсов в среднем на одного члена семьи. Аналогичную закономерность имеют: валовой доход, денежный доход, стоимость в натуральном выражении дотаций и льгот. Таким образом, в ДФО в целом сформирована весьма неблагоприятная социально-экономическая ситуация для среднестатистической семьи, а существующие социальные дотации семье не покрывают реальных расходов на воспитание и обучение детей.

Можно с уверенностью сказать, что незнание и недооценка качественных изменений среднестатистической семьи в ДФО помешали региональным органам законодательной и исполнительной власти предвидеть многие негативные события и процессы, связанные с демографическим кризисом.

Политические и экономические процессы последних лет, связанные с реформированием здравоохранения в субъектах РФ ДФО, а тем более в муниципальных органах исполнительной власти носят более динамичный характер, чем на федеральном уровне. Органы исполнительной власти на местах вынуждены принимать организационно-управленческие решения, способствующие устойчивости функционирования системы охраны здоровья матери и ребенка, зачастую не всегда опирающиеся на федеральные нормативные акты. Они создают на уровне субъекта федерации нормативно-правовую основу реформы здравоохранения именно для этого субъекта федерации, принимая законы об охране здоровья населения в целом и его отдельных групп, в частности, об охране здоровья матери и ребенка. Эти действия не следует рассматривать как местный изоляционизм, поскольку это необходимая система мер по социальной защите подрастающего поколения. Кроме того, нужно иметь в виду, что происходящие в регионах процессы в значительной мере закономерны и совпадают с тенденциями, которые складывались в российской системе здравоохранения последние годы.

Примером этого является практика формирования регионального законодательства Республики Саха (Якутия), которая с 1990 годов формирует целую серию нормативно-правовых актов регионального уровня по семейной политике, охране здоровья детей и подростков, здоровом образе жизни и т.п. Отражением нормотворчества регионального уровня, политическая воля руководства исполнительной и законодательной власти республики, а так же целенаправленная политика по реформированию региональной системы здравоохранения дали определенные результаты в виде превышения уровня рождаемости над смертностью, положительный естественный прирост населения республики, а так же позитивные изменения показателей перинатальной и младенческой смертности.

Проблемы региональной политики охраны здоровья женщин и детей. В то же время процесс выработки региональной политики в сфере охраны здоровья семьи и её членов сталкивается с двумя существенными проблемами.

Существенным обстоятельством является и то, что реформу службы ОЗМиР Дальнего Востока России сегодня приходится осуществлять в условиях, когда при значительном дефиците финансовых ресурсов требуется планировать сокращение объемов медицинской помощи в дорогостоящем стационарном секторе, ломая привычный для определенной части семей дальневосточников стереотипы.

Однако параллельно этим сокращениям необходимо решать проблемы социального плана на фоне значительного роста категорий семей, объективно нуждающихся в медико-социальной поддержке. В частности, к ним относится семьи, где превалирует т.н. «неработающее население», это, в первую очередь, безработные, домохозяйки, дети и подростки.

Реалии сегодняшнего дня и формирующиеся рыночные отношения требуют от органов власти научно обоснованной региональной политики в социальной сфере. Особенно это важно в организации медико-социальной помощи беременным женщинам, детям и подросткам, которая была бы адекватной характеру проводимых в России политических, социальных и экономических реформ, внедрения экономических принципов управления, направленных на достижение максимально возможных результатов деятельности при минимизации затрат.

Сегодня же беременные женщины, дети и подростки дальневосточников находятся в роли «пациента», которому врач правильно и во время поставил диагноз, назначил лечение на уровне современных стандартов, предупредил о возможности возникновения осложнений от лечения, но не поинтересовался, имеются ли у него средства для приобретения назначенных лекарств.

О финансировании и информации. Сегодня существует колоссальный разрыв между огромными потребностями ДФО в качестве ресурсов здоровья населения и неспособностью социальных институтов трансформировать и привлекать полученные доходы в виде эффективных инвестиций в здоровье подрастающего поколения дальневосточников – будущие интеллектуальные и трудовые ресурсы региона.

В решении этой по-новому поставленной проблемы можно выделить четыре направления капитализации ресурсов здоровья:

    1. Государственные инвестиции, увеличение которых ведет за собой повышение налоговой нагрузки.
    2. Корпоративные инвестиции крупных компаний, получающих сверхдоходы от экспорта сырья региона.
    3. Частные инвестиции юридических лиц, мобилизуемые и распределяемые через банковский сектор.
    4. Самоинвестиции населения в виде времени на физическую культуру и средств, затрачиваемых на лечебно-профилактические услуги, адекватное питание, экологию жилища, информацию о качестве ресурсов здоровья и др.

Денежная оценка ресурсов здоровья это произведение натуральной оценки (kvit), прожиточного минимума/уровня (руб/$) и дисконтирующего коэффициента, учитывающего удорожание ресурсов здоровья и удешевление денежной единицы. Тестирование (оценка) потенциала здоровья процесс определения полезности результатов деятельности по поддержанию и развитию здоровья. Апробация этого инструментария была выполнена в 2003 году к.э.н. В.И. Кашиным на примере Хабаровского края.

При сохранении в регионе сформировавшейся продолжительности жизни (мужчины — 59 лет, женщины — 72 года) и «нездоровой» ориентации экономики была выполнена прогнозная оценка потерь ресурсов здоровья Хабаровского края к 2010 году. Если по прогнозу население региона к 2010 году уменьшится на 7,7%, то ресурсы здоровья снизятся более чем на треть (36,1%). Такое существенное уменьшение ресурсов здоровья обусловлено низким качеством здоровья трудоспособного населения (снижение на 33%) и, особеннодетского населения (снижение на 44%).

К сожалению, прогнозы на 2010 г. В.И. Кашина оправдались, а ещё более пессимистичные прогнозы на 2011 ― 2020 гг., уже не вызывают недоверия, как 10 лет назад, поскольку продолжительность жизни, как мужчин, так и женщин за последнее десятилетие в значительной мере не увеличилась, а процессы роста заболеваемости органов репродуктивной сферы у детей и молодежи весьма стабильны, как и значительное снижение числа последних в структуре населения региона.

Казалось бы, что при таких пессимистичных прогнозах система охраны здоровья женщин и детей должна работать все более эффективно, устраняя структурные диспропорции, накопленные в предыдущие годы, считая каждый рубль под лозунгом: «Достижение максимальных результатов при минимальных затратах». Однако сегодняшняя действительность демонстрирует иное. Это, прежде всего, сохраняющиеся структурные диспропорции службы ОЗМиР, сформированные в прошедшие десятилетия в виде развертывания значительного коечного фонда, не обоснованные длительные сроки стационарного лечения женщин и детей, чрезмерная специализация медицинской помощи даже там, где требуется только врач общей практики и т.п. В качестве примера можно привести огромный уровень инвестиций (несколько десятков миллионов долларов США) в строительство, оснащение современным технологическим оборудованием, подготовку кадров в передовых зарубежных и отечественных клиниках в течение последних 10 лет в Хабаровский краевой перинатальный центр. На текущее его содержание ежегодно расходуется около 15% ресурсов всей службы ОЗМиР региона. Однако на показателях состоянии здоровья женщин и детей региона это не отразилось.

О приоритетах управления. Сегодня после реализации Приоритетного национального проекта «Здоровье» и региональных программ модернизации в здравоохранении ДФО (2011-2012 гг.) и «Стратегии развития здравоохранения Российской Федерации на долгосрочный период 2015 – 2030 гг.» по обеспечению доступности медицинских услуг для беременных женщин и широких слоев детского населения сделано много, но предстоит сделать еще больше. Прежде всего, необходимо перейти от разговоров, теоретических споров, проведения многочисленных совещаний и научных конференций по вопросу организации первичной медико-санитарной помощи женщинам и детям, особенно в отдаленных северных и сельских районах региона к реальной организации сети учреждений, где главным действующим лицом будет врач общей (семейной) практики, к реальным шагам, а так же к реальному переходу к трехуровневой системе родовспоможения.

К сожалению, в регионе продолжаются процессы формирования «кадрового голода», особенно в ЛПУ отдаленных северных и сельских районов, складывается впечатление, что процессом управления подготовки кадров для службы ОЗМиР никто не занимается. На «кадровый голод» ЛПУ накладывается тяжелое, иногда бедственное положение молодой семьи, воспитывающей детей, что сопровождается значительным снижением качества жизни в этих семьях, высоким показателем абортов и патологически протекающей беременности.

С этой точки зрения в 2015-2030 гг. придется формировать стабильный уровень роста инвестиций в социальную поддержку молодой семьи и подрастающее поколение, если руководители государства планируют экономическое развитие региона на основе использования отечественных трудовых ресурсов и связывают будущее Дальнего Востока с Россией. В противном случае, остается только надеяться на ввоз трудовых ресурсов из-за рубежа, что ставит под сомнение развитие производств на основе высоких технологий, поскольку ввозимые трудовые ресурсы (Китай, Северная Корея, Вьетнам и др.) реально можно использовать в сельском хозяйстве, добыче полезных ископаемых, лесоразработках, рыбодобывающей и рыбообрабатывающей отраслях и т.п. Что же относительно будущего инновационного развития региона и сохранения его в составе России, то перспективы этого будущего весьма туманны…

Таким образом, неоспоримым приоритетом в деятельности, как медицинских работников, так и российского общества в целом, сегодня должны стать скорейшие и радикальные улучшения социального уровня дальневосточной семьи, а так же приумножения состояния физического, психического и социального здоровья молодежи, детей и подростков Дальнего Востока России. Оба эти процесса должны сопровождаться значительными, опережающими инвестициями в жилищное строительство, образование и здравоохранение, и в целом в человеческий капитал региона.

Кроме того, качественная и доступная информация для общества о результатах медицинского обслуживания женщин фертильного возраста, наряду с последовательным и разумным поведением потребителей услуг являются неотъемлемыми элементами эффективного рынка, но только этого недостаточно для существенного повышения доступности, качества и безопасности медицинской помощи женщинам и детям. Для повышения эффективности и действенности рынка при производстве медицинских услуг подрастающему поколению - будущим трудовым ресурсам региона, необходимо также иметь стремление структурных элементов службы ОЗМиР к повышению этих показателей.

Конечно, если рынок производства медицинских услуг женщинам и детям уже заполнен и ответственные производители работают в оптимальной системе, информация и последовательная политика потребителей (семья, родители) могут дать многое. Если же производитель не способен к движению вперед, тогда имеющаяся информация о доступности и качестве медицинских услуг для потребителей может стимулировать только рост маркетинга, но не улучшение показателей репродуктивного здоровья. В реальной ситуации дальневосточники концентрирует свое внимание только на информации о доступности и качестве медицинских услуг, отвергая необходимость реформирования ЛПУ службы ОЗМиР.

Многие специалисты по управлению здравоохранением в России считают, что акцент на высокий уровень информирования населения о недостатках системы оказания медицинской помощи женщинам с заболеваниями репродуктивной системы и бесплодием не дает ожидаемого эффекта. Поскольку в дополнение к этому пути необходима реализация энергичной программы по управлению качеством и эффективностью производства услуг в ЛПУ службы ОЗМиР с ориентировкой на конечные результаты работы системы в виде роста уровня рождаемости и снижения репродуктивных потерь. Для реализации процесса управления ЛПУ службы ОМиР необходимы кадры специалистов менеджеров с подготовкой разностороннего плана, как в вопросах медицины, так и в вопросах экономики, менеджмента, права, маркетинга и др. К сожалению, таких специалистов, особенно в региональной службе охраны здоровья женщин и детей, просто нет.

ЛПУ службы, в которых оказывается медицинская помощь женщинам и детям, должны возглавить профессионалы. Такой руководитель должен ясно представлять, что современные медицинские технологии являются сложной системой, предполагающей взаимодействие врачей, медсестер и другого медицинского персонала, а также сложных приборов, оборудования и правил проведения процедур. Стремление производителей к обеспечению высокого качества медицинских услуг можно ожидать только в условиях, когда методы стимулирования высокого уровня доступности, качества и безопасности медицинской помощи будут сосуществовать с оптимальными механизмами регулирования тарифов, а не на стимулировании «экономии» на репродуктивном здоровье дальневосточников.

Направления стратегии. Решения в области улучшения репродуктивного здоровья населения региона должны приниматься с участием широких слоев общественности. Необходимо открыть сообществу дальневосточников информацию о качестве, доступности и безопасности медицинской помощи женщинам и детям, об уровне госпитальной летальности в учреждениях родовспоможения, об уровне смертности детей на дому, случаях профессиональных ошибок и преступлений медицинских работников, о реальной заработной плате руководителей ЛПУ службы ОЗМиР и её соотношения с уровнем оплаты труда рядовых врачей и медицинских сестер. Сегодня необходим системный анализ эффективности использования инвестиций в модернизацию ЛПУ службы ОЗМиР, и, наконец, принять соответствующие управленческие решения. В этой связи, региональная стратегия охраны здоровья женщин и детей по нашему мнению, должна строиться на нескольких основных направлениях (рис. 7.9).

В частности ― это охрана здоровья беременной женщины на всех этапах беременности, в период родов, непосредственно после родов и охрана здоровья новорожденного ребенка. Кроме того женщинам и детям необходимо обеспечение сбалансированного полноценного питания, эффективной борьбы с инфекционными болезнями, травмами и насилием, снижение отрицательного влияния факторов окружающей среды, формирование эффективной семейной политики, а так же сохранение и приумножение параметров физического, психосоциального и психического развития подрастающего поколения

Межсекторальная координация стратегии. Для формирования организационной системы, гарантирующей доступность и качество медицинской помощи женщинам, страдающих заболеваниями репродуктивной сферы и бесплодием, необходима реализация распределения функциональных обязанностей ЛПУ, подтвержденных аккредитацией их к конкретным видам медицинской деятельности. Межсекторальная координации предусматривает в

Рис. 7.9. Основные направления стратегии охраны репродуктивного здоровья населения в ДФО

Рис. 7.9. Основные направления стратегии охраны репродуктивного здоровья населения в ДФО

первую очередь интеграцию всех ЛПУ отрасли здравоохранения региона (амбулаторно-поликлинических, скорой помощи, родильных стационаров и др.) в единую систему оказания медицинской помощи женщинам и детям с определенными маршрутами движения внутри системы, организациейнеобходимой этапности организации производства услуг в ЛПУ всех уровней.

В связи со спецификой заболеваемости в территориях ДФО, а также с интенсивным миграционным обменом с приграничными государствами особое значение приобретет борьба с распространением инфекционных и социально обусловленных заболеваний, в том числе и инфекций передаваемых половым путем. Важнейшей задачей является обеспечение широкого охвата населения из групп социального риска профилактическими осмотрами, неонатальным скринингом, а так же возможностями для доступного и качественного лечения.

В региональных центрах и в других крупных городах ДФО необходимо продолжать практику формирования клинико-диагностических центров репродуктивного здоровья. Такие центры включают в себя профильные клинические отделения, поликлинические амбулатории, дневные стационары, диагностические и лабораторные отделения. Клинико-диагностические центры репродукции станут центрами телемедицинской системы, которая свяжет их с сетью поликлиник и ЛПУ общей (семейной) практики.

На межрайонном уровне в центрах территорий опережающего социально-экономического развития следует создавать перинатальные центры, связанные с клинико-диагностическими центрами репродуктивного здоровья (посредством системы телемедицины). Межрайонные перинатальные центры станут интегрируются с базами санитарной авиации, обеспечивающей быструю доставку женщин групп риска из удаленных районов к месту лечения в учреждения родовспоможения.

За районным уровнем следует закрепить стратегию развитие института врачей общей (семейной) практики, владеющих основными диагностическими и лечебными навыками по наиболее распространенным заболеваниям и возможностями оказания медицинской помощи девочкам-подросткам, женщинам фертильного возраста и беременным женщинам. Центры общей (семейной) практики необходимо расположить в сельских поселениях с числом жителей более 1000 человек. В зоне ответственности врачей общей (семейной) практики должно находиться несколько фельдшерско-акушерских пунктов.

Медицинское обслуживание населения труднодоступных и небольших по численности северных, в том числе национальных сел, следует осуществлять силами мобильных медицинских бригад по специальным авиационным и водным маршрутам с обязательным включением в состав бригады врача акушера-гинеколога.

В вахтовых поселках, распложенных в пределах транспортной доступности центров зон опережающего экономического роста, необходимо создать медицинские пункты неотложной помощи. Для удаленных и труднодоступных вахтовых поселков необходима организация центров общей (семейной) практики и врачебной амбулатории с современным оборудованием.

Существенно, что каждая территория ДФО имеет свою программу планирования трудовых ресурсов отрасли здравоохранения и службы ОЗМиР, в которых, в соответствие с целями и приоритетами, взаимодействуют министерство здравоохранения и министерство образования. Планирование кадровых ресурсов службы ОЗМиР должно иметь долгосрочную эволюционную перспективу. Высшими приоритетами в ДФО являются: перемены в соотношении численности врачебного и среднего медицинского персонала, улучшение географического распределения и расширение круга специалистов по оказанию первичной медицинской помощи при сокращении численности врачей узкого профиля.

Проблема репродуктивного здоровья носит многосторонний характер и нередко определяется факторами, выходящими за рамки отрасли здравоохранения. В реальной жизни имеется четко очерченные секторы, которые в силу своего статуса и положения, действуя от имени государства или общества обязаны осуществлять свой вклад в здоровье подрастающего поколения, в том числе и репродуктивное (табл. 7.5).

Как правило, потребность в сотрудничестве и взаимодействии выходит за рамки структурированных секторов. Хотя сектор здравоохранения играет главную роль, как в непосредственном предоставлении помощи, так и в координации межсекторальной деятельности, успех не может быть гарантирован исключительно усилиями специалистов медицинских организаций службы охраны здоровья матери и ребенка региона. К сожалению, привести примеры действий других секторов, которые могут и должны оказывать благоприятное воздействие на здоровье матери и ребенка в условиях экономического кризиса, задача весьма сложная.

Таблица 7.5. Межсекторальное взаимодействие в рамках охраны здоровья подрастающего поколения

СЕКТОР

ВОЗМОЖНЫЙ ВКЛАД

Экономика и финансы

Финансовая политика – налогообложение и субсидии

Перераспределение государственных ресурсов

Образование (школы)

Разработка учебных программ

Школьная среда

Предоставление услуг вне школьной программы,

ориентированных на детей и подростков

Предоставление питания в школе

Добровольные

организации

Физическая активность

Спорт

Проведение досуга целенаправленного характера

Средства массовой

информации

Повышение уровня информированности

Участие общественности в анализе информации

Рекомендации и информация

Подотчетность лиц, принимающих решения

Социальное обеспечение

Психосоциальная поддержка

Адресные пособия

Жилищные нормы

Бытовая безопасность

Закон и правосудие

Защита матери и ребенка

Обеспечение безопасной среды обитания

Поддержка семьи

Окружающая среда

Нормы и стандарты в отношении антропогенной среды

Городское планирование

Нормы водоснабжения и санитарии

Экологический мониторинг

Сельское хозяйство и

Пищевая промышленность

Первичное производство

Пищевые стандарты и состав продуктов питания

промышленность

Обогащение пищевых продуктов и добавки

Маркетинг

Политика ценообразования

Обучение потребителей

Транспорт

Дорожное строительство

Характеристики транспортных средств

Нормы безопасности

В то же время имеется достаточно много сообщений в средствах массовой информации и различных официальных отчетах «о проделанной работе», однако результаты в виде атрибутов здоровья беременных женщин, детей и подростков печальны − показатели репродуктивного здоровья дальневосточников продолжают ухудшаться. Конечно, сегодня все понимают, что при восстановлении межсекторальной координации эффективность деятельности управляющих структур по охране репродуктивного здоровья будет значительно выше.

Пространственное неравенство регионов России велико. Опыт стран ЕС показывает, что добиться выравнивания с помощью стимулирования экономического развития отстающих регионов не получается. Бизнес все равно выбирает территории с конкурентными преимуществами – эффектом масштаба (агломерации), меньшим экономическим расстоянием (выгодное местоположение), лучшими институтами, снижающими барьеры развития, более высоким уровнем человеческого капитала.

Региональная политика любой страны должна включать два вектора – выравнивающий и стимулирующий развитие. В России почти весь период вхождения в рынок доминировал первый, поскольку на стимулирующую политику просто не хватало ресурсов и политической воли. Сейчас на первый план выходит именно стимулирование развития. И в этом отношении улучшение инвестиционного климата на Дальнем Востоке России будет носить именно стимулирующий характер.

При определении политики инновационного развития ДФО необходимо трезвое понимание «коридора возможностей». Депопуляция, стягивание населения в обжитые регионы и крупнейшие агломерации, нехватка человеческих и финансовых ресурсов для экстенсивного, освоенческого типа пространственного развития заставляют жестко фокусировать приоритеты. По нашему мнению приоритетом стимулирующего периода должна стать политика по укреплению семьи, и беспрецедентный рост государственных инвестиции в человеческий капитал, в частности в охрану репродуктивного здоровья.

Решающее значение для реализации способности каждой семьи поддерживать и улучшать состояние здоровья является уровень бедности, образования, безработицы и материальных условий жизни. Наименее обеспеченные семьи нуждаются в наибольшей поддержке (Тойнби А.Дж., Икеда Д., 2004). Любые инвестиции в улучшение жилищных условий, создание больших возможностей для образования или улучшение питания будут способствовать расширению жизненных возможностей детей из бедных семей. Объединение усилий государственной и региональной власти, бизнеса станут решающим фактором формирования собственных трудовых ресурсов Дальнего Востока России, что требует целенаправленной политики в деле сохранения и приумножения репродуктивного здоровья жителей региона.

XXI век – это век международного сотрудничества. Тем не менее, это не исключает из возможных вариантов развития России и мрачных перспектив. Одна из них – потеря российских территорий. Эта проблема обсуждается политологами ряда стран. Особенно откровенны высказывания З. Бжезинского. Вот некоторые из них. «Россия уже не представляет собой имперскую державу, и главным вызовом для нее является задача социально-экономического возрождения, не выполнив которую, она будет вынуждена уступить свои дальневосточные территории Китаю». «…у России, если она хочет сохранить в неприкосновенности свою территорию, нет иного выбора, кроме как примкнуть к Западу в качестве его младшего партнера…». «Чтобы удержать Сибирь, России понадобится помощь: ей не под силу одолеть эту задачу самостоятельно в условиях переживаемого ею демографического спада и новых тенденций в соседнем Китае». «Россия должна превратиться в общеевропейское достояние, используемое на многосторонней основе. Для европейцев это была бы увлекательная перспектива покорения «Новых рубежей» (Бжезинский З., 1997, 2004).

Тенденция такова, что Дальний Восток всё меньше и меньше связан с европейской частью России. Эксперты подсчитали, что только 4 процента дальневосточной торговли направлено в европейскую часть, остальное реализуется внутри региона и за рубежом. Всё больше и больше регион привязывается к зарубежным экономикам. Это объясняется не только выросшими тарифами на грузовые и пассажирские перевозки, но и тем фактом, что рынки товаров и услуг АТР более привлекательны для наших дальневосточников, чем в Центральной России.

За время перестройки и последующих социально-экономических реформ Дальний Восток стал регионом социального неблагополучия, а значит, стал слабым звеном с точки зрения безопасности России. Регион подвергся самым неблагоприятным изменениям в социальной сфере. В число 20 российских регионов с наихудшей динамикой реальных денежных доходов входят 14 дальневосточных и сибирских субъектов. Жизнь здесь дороже в 1,5–2 раза, чем в европейской части России (не считая Москву и Санкт-Петербург). А продолжительность жизни меньше среднероссийской. Вряд ли кто с удовольствием будет жить и работать в таком регионе, если не произойдут коренные перемены.

В России наблюдается несколько иная мотивация рождения/не рождения ребенка, отличная от экономически развитых стран АТР. Конечно, следует признать значимость роли фактора бедности и социального неблагополучия, которые определяют направление выхода из неблагоприятной демографической ситуации. Конечно же, необходимо предпринимать меры к повышению уровня благосостояния населения, снижению безработицы, росту материальной обеспеченности семьи, включая решение проблем обеспеченности жильем, детскими дошкольными учреждениями, школами и т.д.

К сожалению, демографические процессы на Дальнем Востоке России не рассматриваются, с точки зрения перспектив развития ДФО как контактной зоны со странами АТР. В то же время продолжающийся процесс дифференциации между территориями и субъектами внутри округа создает угрозы долгосрочным интересам России. Эти угрозы имеют не только геополитический характер (постепенное нарастание тенденции экономического отторжения Дальнего Востока от России), но и внутриэкономический: потеря темпа в экономическом развитии ДФО может привести к потере для экономики России потенциальных возможностей рынков АТР. В этой связи имеется реальная возможность использования России странами АТР исключительно в качестве источника сырья и рынка сбыта для продукции в лучшем случае среднего технического уровня, в условиях демографическое давление со стороны многомиллионного Китая (Аносов А.В., 2010).

Поскольку репродуктивное здоровье населения определяется как гармоничная сумма физического, психического, социального развития и соматического здоровья, следует отметить, что на современном этапе нельзя говорить о благополучии в вопросах, касающихся репродуктивного здоровья подрастающего поколения. Сохранение и восстановление репродуктивного здоровья у молодежи возможно путем усиления внимания на вопросах гигиены и полового воспитания, обучении особенностям физиологии репродуктивной системы, акцентуации внимания подростков на формировании у них здорового образа жизни с исключением вредных привычек.

Психологические особенности и здоровье подростков, их представления о семейно-брачных отношениях, половом поведении, а также роль репродуктивных установок подростков важны, так как данный контингент населения представляет собой ближайший экономический, социальный и репродуктивный резерв. Низкий уровень репродуктивного здоровья в сочетании с ростом числа бесплодных браков представляет потенциальную угрозу планам инновационного развития субъектов РФ ДФО.

Избежать этих угроз можно только за счет активной федеральной политики по усилению потенциала Дальнего Востока России, путем последовательного стимулирования притока иностранного капитала в форме прямых частных инвестиций, а также за счет достижения сбалансированного развития экономических и научно-технических связей с ведущими странами АТР. Но для поступательного экономического развития необходима сбалансированная демографическая политика. В последние годы мы сталкиваемся с тем, что при разработке мер демографической политики и обсуждении перспектив увеличения рождаемости в регионе необходимо подвергнуть анализу деятельность «групп влияния», которые формируют мотивации репродуктивного поведения в молодежной среде, которые весьма далеки от задач Российского государства на Дальнем Востоке.




[ Оглавление книги | Главная страница раздела ]

 Поиск по медицинской библиотеке

Поиск
  

Искать в: Публикациях Комментариях Книгах и руководствах



Реклама

Мнение МедРунета
Чем вы руководствуетесь в выборе медицинского учреждения?

Советами родных и знакомых
Отзывами на специализированных сайтах
Собственным опытом
Информацией, представленной на сайте учреждения
Рекламой
Другими причинами



Результаты | Все опросы

Рассылки Medlinks.ru

Новости сервера
Мнение МедРунета


Социальные сети

Реклама


Правила использования и правовая информация | Рекламные услуги | Ваша страница | Обратная связь |





MedLinks.Ru - Медицина в Рунете версия 4.7.18. © Медицинский сайт MedLinks.ru 2000-2016. Все права защищены.
При использовании любых материалов сайта, включая фотографии и тексты, активная ссылка на www.medlinks.ru обязательна.