Главная    Med Top 50    Реклама  

  MedLinks.ru - Вся медицина в Интернет

Логин    Пароль   
Поиск   
  
     
 

Основные разделы

· Разделы медицины
· Библиотека
· Книги и руководства
· Рефераты
· Доски объявлений
· Психологические тесты
· Мнение МедРунета
· Биржа труда
· Почтовые рассылки
· Популярное

· Медицинские сайты
· Зарубежная медицина
· Реестр специалистов
· Медучреждения

· Новости медицины
· Новости сервера
· Пресс-релизы
· Медицинские события

· Быстрый поиск
· Расширенный поиск

· Вопросы доктору
· Гостевая книга
· Чат

· Рекламные услуги
· Публикации
· Экспорт информации
· Для медицинских сайтов


Рекламa
 

Статистика



 Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства"

 1.1. Основные направления формирования знаний о человеке и его здоровье

Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства" / Пациент, врач и рынок / 1.1. Основные направления формирования знаний о человеке и его здоровье
Оставить комментарий получить код Версия для печати Отправить ссылку другу Оценить материал
Коды ссылок на публикацию

Постоянная ссылка:


BB код для форумов:


HTML код:

Cлов в этом тексте - 5645; прочтений - 153
Размер шрифта: 12px | 16px | 20px

1.1. Основные направления формирования знаний о человеке и его здоровье

Сегодня можно рассматривать глобальные проблемы развития человека, как результат естественного хода событий, который не устраивает элиту мирового сообщества. Пессимисты говорят о тупиковом пути развития. Оптимисты считают постановку и осознания проблемы уже важным шагом на пути ее разрешения и видят прогресс в смене направления и способов развития совместного существования человечества и природной среды. В то же время не следует обольщаться оптимистическими посулами о светлом будущем и сидеть «сложа руки». Необходимы реальные действия, направленные на объединение действия и гармонизацию взаимодействий человеческих существ на благо сохранения мировой цивилизации (Поппер К.Р., 1992). Причем мировоззрение как обобщенная форма отношения человека к миру всегда, так или иначе, проецировалось на область медицинской практики, а уж тем более в еще большей степени – на область теории (Bloom S.W., Zambrana R., 1983).

Ретроспективно подвергая анализу последние несколько тысяч лет развития человечества, можно со значительным уровнем уверенности утверждать, что время в истории течет неравномерно, то ускоряясь, то замедляясь. Исследователям, находящимся в самой гуще житейских событий, насыщенных драматическими, а нередко и весьма трагическими столкновениями интересов, очень непросто понять и оценить общий вектор развития мировой цивилизации. «Большое видится на расстоянии» – это теперь не только поэтическая метафора, но и объективная реальность, требующая от мыслителей несколько отдалиться (во времени или даже на расстоянии) от исследуемого предмета настолько, чтобы научно познать и философски оценить его (Хрусталев Ю.М., 2009). В этой связи, развитие мировой цивилизации тесно связано с уровнем знаний о человеке, его физическом, психическом и социальном здоровье, о возможности влиять на него, – именно всё то, что о чем даёт нам представление о медицинском знании. Оно тесно связано с историческим знанием и его периодизацией. Для изучения формирования медицинского знания важно не только датировать, соотнести произошедшее с неким моментом времени, но и очертить границы периодов, когда проявлялось типическое сходство исторических феноменов между собой. На основании этого сходства можно выделить отдельные исторические периоды.

Между тем, медицина –  ровесница первого человека на Земле. Ее история начинается вместе с возникновением человека. В связи с этим в основу изучения медицины положена принятая в современной исторической науке периодизация всемирной истории, согласно которой всемирно-исторический процесс делится на пять основных периодов: первобытная эра, древний мир, средние века, новое время и новейшая (или современная) история (табл. 1.1).

Таблица 1.1. Периодизация и хронология всемирной истории человечества (Философия науки и медицины: учебник. - Хрусталёв, Ю.М. 2009)

Периоды всемирной истории

Условные хронологические рамки

Абсолютный возраст

История первобытного

общества

Приблизительно 2 млн лет назад - IV - I тыс. до н.э.

Приблизительно 2 млн лет (20 000 в.)

История Древнего мира

IV тыс. до н.э. - сер. I тыс. до н.э.

Около 4 тыс. лет

(40 в.)

История средних веков

Середина V века - сер. XVII века

Около 1200 лет (12 в.)

История новой эпохи

Середина XVII в. - начало XX века

Около 300 лет

(3 в.)

Современное время

С начала XX века и по настоящее время

Менее

100 лет

Прошлое медицины воссоздается на основе изучения фактов, источников. Все исторические источники делятся на 7 основных групп: письменные, вещественные (материальные), этнографические, устные (фольклорные), лингвистические, кинофотодокументы, фонодокументы.

Все базовые теории современной медицины, так или иначе, связаны с историей и философией медицины, определяющей фундаментальные постулаты и позиции общих теоретических систем. Так, современные философские исследования (философская антропология, философия сознания, социальная философия) лежат в основе медицинской теории адаптивного реагирования (теория адаптации – общебиологическая теория медицины, однако медицина имеет дело не только с биологическими адаптациями, но и с адаптацией социальной,  т.е. приспособлением человека к общественной жизни), – теории детерминизма (причинной обусловленности и связи патологических процессов, происходящих в организме), – а также теории нормальной (оптимальной) саморегуляции и теории общей патологии.

Современная медицина, ровно так же, как и каждый отдельный врач призваны формировать приоритетные направления и пути развития системы взглядов о здоровье человека. Однако и каждый индивидуум должен в полной мере осознавать, что за свое здоровье в первую очередь ответственен именно он сам (Эльштейн Н. В., 1996). Поэтому разрешение разницы взглядов на проблему здоровья и взаимоотношений врача и пациента, а так же связанного с ней ответственности предполагается только в условиях достижения консенсуса. Общественное сознание должно выработать подходы к охране здоровья, которые бы отражали интересы, как пациентов, так и медицинских работников, в противном случаев проблемы снижения бремени болезней для общества никогда не будут разрешены. Как точно по поводу борьбы с болезнями относительно недавно сказал Фернан Бродель: «Война с болезнями – то есть спасение жизни миллионов и миллионов людей – гораздо важнее для рода человечества, чем наши жалкие политические войны...» (Braudel F., 1995).

Современная философия выступает в качестве методологического фундамента медицинского знания, что призвано объединить разрозненные частные исследования и системно применить их к изучению качественно своеобразной живой системы – человека. На первый план в деятельности современного врача выступает диалектический метод, поскольку только он обеспечивает комплексный, системный подход к вопросам болезни, её диагностики, лечения, профилактики и реабилитации в совокупности всех сторон взаимодействий с пациентом. Философскими основами клинической медицины становится так называемая «философия врачевания», т.е. теория постановки  диагноза, лечения, реабилитации и т.д., выстроенная в соответствии с пониманием сущности человека как сложной биологической системы.

Философия и медицина – одинаково древние по своему происхождению феномены культуры. Их тесная связь проявляется в близости предметов исследования (изучение человека, его личности и влияния общества на личность), сходстве целей и задач, единстве методологии, ценностной ориентации. Необходимость тесного взаимодействия философии и медицины в свое время обосновал Гиппократ: «Медицина столь же мало может обходиться без общих истин философии, сколь последняя без доставляемых ей медицинских фактов».

В этой связи следует указать на то, что в древности философия была всеобъемлющей наукой, включающей в себя все отрасли знания в качестве составных частей. Именно медицина, являясь одной из древнейших наук, истоки которой восходят к заре человечества, вправе претендовать на тесный союз с философией (Хрусталев Ю.М., Царегородцев Г.И., 2005). Причем, несмотря на разные пути к истинному знанию (медицина выбирает на заре своего существования путь практического действия, философия – путь теоретического обобщения и рефлексии), и та и другая решают одну и ту же проблему – проблему существования (выживания) человека, а так же проблему его самоопределения как природного и культурного существа. В этом вопросе, как философия, так и медицина не могут существовать раздельно, поскольку порознь они лишены цельности – философия удаляется от эмпирии, «витает в облаках», медицина же, погружаясь в исследование организма, забывает о личности,  «утопает» в деталях и частностях.

Наука о человеке. Симбиоз философии и медицины. Сущность человека принято рассматривать в четырех основных параметрах: биологическом, психическом, социальном и космическом. Под биологическими параметрами понимается анатомическое и физиологическое строение, особенности генетики, основные процессы, обусловливающие функционирование человеческого организма. Эти свойства человека изучают различные отрасли биологии и медицины. Психические параметры отражают внутренний мира человека (интеллект, воля, память, характер, темперамент, эмоции и др.). Одной из основных проблем этой области знания является изучение внутреннего мира человека во всей его многомерности, сложности и противоречивости. С точки зрения социальных параметров человек — это общество в миниатюре и их изучает целый комплекс наук (Яскевич Я.С., Вязовкин В.С., Гафаров Х.С., 2009; Bloom S.W., 2002). Поведением занимаются социальная психология, социология личности и групп. Поскольку жизнедеятельность человека немыслима без многообразного мира культуры – мифологии, религии, искусства, науки, философии, права, политики, мистики, то становится очевидным, что одним из главных предметов культурологии также является человек. Что же относительно космических параметров человека, то они тесно связаны с проблемой его взаимоотношений с мирозданием. Эта связь человека всегда находила воплощение в мифах, религии, астрологии, философии, научных теориях. Ни у кого сегодня не вызывает сомнения зависимость жизни от процессов, происходящих во вселенной (Соколов Э.В., 2002; Мануильский М.А., 2007).

Неведомый гений написал когда-то на фронтоне Дельфийского храма: γνωθι σεαυτον («познай себя»), что в последующем потребовало объяснений глубокого смысла этой надписи. Сократ первый увидел в ней глубочайшую загадку о человеке и первый догадался, что в решении этой именно загадки должна заключаться вся полнота человеческой мудрости. По его убеждению, пока не решена великая загадка о самом человеке, всякая наука и всякое знание могут служить только выражением ученого невежества, противоречия в бытии человека. В современном понимании человек, несомненно, представляет собой более, нежели простую вещь физического мира. Но и самое ясное познание истины о себе никогда не сделает человека другим, чем каким он существует на самом деле (Несмелов В.И., 1906).

Людвиг Фейербах рассматривал человека «как единственный, универсальный и высший предмет философии» (Фейербах Л., 1955; Любутин К.Н., 1988). Хотя, по мнению отдельных исследователей вне его поля зрения осталась предметная, практическая деятельность человека (Цанн-кай-си Ф.В., 1987). Конечным результатом науки о человеке, в сущности, является только неразрешимая загадка о нем: как он мог появиться в мире, когда природой своей личности он необходимо отрицает мир и, поскольку действительно отрицает его, сам в свою очередь необходимо отрицается миром? В то же время, несмотря на то, что во многих названиях современных областей знаний звучит слово «антропология» (культурная антропология, социальная антропология, политическая антропология, даже поэтическая антропология), современные науки пока еще не выработали общего подхода к пониманию основных загадок человека. Но все чаще слышатся голоса о необходимости создания особой науки о человеке, как бы она, ни называлась – общее «человековедение», теоретическая антропология или просто наука о человеке.

Симбиоз философских и медицинских идей известен с давних времен. Древневосточная мудрость, заключенная в египетской книге мертвых, индийских ведах, в учении китайских даосов (учение о бессмертии), а так же в трудах врачей – философов Востока (например, Авиценна) проповедовали этот симбиоз (Ибн Сина, 1957, 1960). Следует отметить, что основой восточной философской мысли всегда оставался принцип системности в изучении микро- и макрокосма, а особенностью – рассмотрение человеческого организма как самодостаточной сущности, в которой неразрывно связаны дух и тело. Именно восточная наука рассматривает болезни тела как болезни духа, соответственно лечение болезни – это, прежде всего восстановление душевного равновесия и духовного здоровья (Ренан Э., 1902; Ян Хин-Шун, 1950; Малявин В.В., 1992; Лао-Цзы, 2002; Чернышев К.Э., 2013).

В Древней Греции – колыбели философского знания Средиземноморья – философия и медицина так же тесно сотрудничали и дополняли друг друга. Их объединяло стремление разобраться в человеческой сущности. А попытка ответить на вопрос, что такое человек, какова (личная и общественная) ценность человеческого здоровья, является ли человек существом биологическим или социальным, рассматривалась в трудах древнегреческих врачей и философов, в частности Эмпедокла, Аристотеля и Гиппократа. На протяжении последующей истории развития человеческого сообщества, идеи объединения философского  и медицинского знания находили свое отражение в трудах многих известных философов,  врачей и естествоиспытателей. (Lloyd, G. E. R., 1971; Jacques J., 1999; Cantor D., 2002).

Активно развивается новая отрасль знания, находящаяся на стыке философии, медицины и естественнонаучных исследований – химия (алхимия). Колыбелью химии принято считать Александрийскую академию. Основанная Александром Македонским в 332 г до н.э. новая столица Египта – Александрия – стала крупнейшим торговым и культурным центром античного Средиземноморья. Птолемей Сотер, соратник Александра, ставший после смерти последнего царём Египта, основал Александрийскую академию, которая вместе с созданным при ней крупнейшим хранилищем античных рукописей – Александрийской библиотекой (около 700 000 рукописей) – просуществовала около тысячи лет (до VII в. н.э.).

Греки принесли в Египет свою натурфилософию, прежде всего учение Платона и Аристотеля. В самом Египте имелась высокоразвитая ремесленная химия, причём её существенное отличие от греческой заключалось в сосредоточении ремёсел вокруг храмов, прежде всего храмов египетского бога Тота (Дхути). В храмах используемые рецептуры и технологические процессы тщательно записывались, сохранялись и оберегались от непосвящённых; в то же время они тесно связывались с астрологией и магическими обрядами. В результате объединения практических знаний египетских жрецов и натурфилософии произошли два взаимообусловленных процесса:

  1. Эллинизация «священного тайного искусства» египетских жрецов. Практические знания приобрели «теоретическую базу» в виде платоновско-аристотелевского учения о четырёх элементах–стихиях.
  2. Мистификация натурфилософии. В рациональную систему Аристотеля были привнесены посылки Пифагора о важнейшей роли числа и прочие мистические элементы, изначально совершенно нехарактерные для аристотелевской метафизики.

Несмотря на нереальные цели (поиски эликсира жизни или философского камня), алхимия сыграла положительную роль как в изучении человеческого существа, так и в разработке некоторых приемов лабораторной техники, особенно необходимой развивающейся практической медицине. Европейские врачи-философы эпохи Средневековья (Ф.Рабле, Р.Бэкон, Парацельс, и др.) предвосхитили многие последующие  медицинские открытия и разработки, приемы лечения болезней; они так же изучали воздействие общества (социального статуса личности) на развитие патологических процессов в организме (Левченков С.И., 2006). Преодолевая и пересматривая многие основы древней медицины и философии человека, средневековые ученые, естествоиспытатели способствовали внедрению химических препаратов в медицину, а так же заложили основы теории адаптации человека в окружающей среде.

Соотношение философии и медицины в XYII-XX веке диктовалось интересом к человеку, его новыми интерпретациями. Так, в философии французского материализма (идеи врачей Локка, Ламетри) человек понимается как машина, действующая по аналогии с макрокосмом (по законам классической  механики Ньютона). В философии XIX века осмысляются проблемы человека как социального существа, проблемы влияния психики на развитие патологических процессов в человеческом организме. Идеи, господствовавшие в этом временном промежутке (Фрейд, гештальтпсихология и др.) послужили возникновению в начале ХХ века психосоматической медицины (Ф. Александер, С. Джелифф, Ф. Данбар, Э. Вейсс, О. Инглиш и др.) опиравшейся в лечении человека на взаимосвязанность психических соматических и даже социальных процессов, сопровождающих развитие человека (Александер Ф., 2002) . С позиции современных взглядов на человека и его здоровье предпочтительнее говорить о том, что медицина – это не только искусство практического врачевания, но и интеграционная наука, да и к тому же, не столь эмпирическая, сколько теоретическая. Стремление теоретически обобщить и философски интегрировать эмпирические знания, то есть критически осмыслить богатый арсенал опытных данных в значительном временном промежутке, позволяет глубже понимать сущность человека, его развитие, здоровье и уровень влияния на него медицины.

Медицина принципиально отличается как от известных общественных наук, так и от общественно-научных и гуманитарных дисциплин. Она представляет собой уникальное единство познавательных и ценностных форм умственного отражения и практического преобразования человеческой жизни. Медицина как по сути своей всегда молодая и динамично развивающаяся наука обладает огромным потенциалом для познания человека на базе новейшего экспериментального и клинического материала в области различных видов исследований. Она выступает как цель и смысл этого познания, к которому применимы все параметры системно-структурного анализа (Леви-Строс К., 1983).

Начиная с Гегеля и Шеллинга, системно-структурный подход постепенно превратился в общенаучный метод практически во всех формах исследования, а в наше время он становится нормативом теоретического мышления и в медицинской науке. Обращение к системно-структурному анализу новейших медицинских наблюдений и открытий актуально прежде всего потому, что они восходят к насущным потребностям в научно-теоретическим обобщении и объяснении таких проблем, как здоровье и болезнь, норма и патология, соотношение биологического и социального, психического и соматического (Лисицин Ю.П., Изуткин A.M., Матюшин И.Ф., 1984).

Симбиоз философии и медицины, как особая отрасль научного знания становится особенно популярным на рубеже ХХ-XXI веков, когда реализуются исследовательские работы на стыке этих двух отраслей знания, обосновываются инновационные технологии диагностики и лечения заболеваний. Параллельно разрабатываются системы самооздоровления, самосовершенствования с учетом внутренних возможностей организма человека, резервов его духа, а также наследуемых структур психики и др. Этот симбиоз был призван обобщить имеющиеся практические знания о человеке как биологическом и социальном, материальном и духовном существе и найти адекватные пути его адаптации к окружающему миру.

Современная медицинская наука и практика развивается по нескольким направлениям, руководствуясь различными принципами, методологическими основаниями и философскими установками. Основные проблемы, которые встали сегодня во главу угла, – здоровье отдельной личности и здоровье популяции, проблемы человеческой духовности как основы психического и физического здоровья, социальные причины «болезней века», а так же этика взаимоотношений врача и пациента. Среди большого числа замечательных учёных ХХ столетия, стремившихся объединить философскую и медицинскую проблематику с целью решить насущные проблемы человечества следует назвать австрийского врача и философа З. Фрейда, швейцарского психиатра и культуролога К. Г. Юнга, немецко-французского врача и философа А. Швейцера, немецкого философ К. Ясперса, а так же врачей-исследователей Ф. Углова,  Н. Амосова, М. Норбекова, Г. Селье  и др.

Предметом внимания и исследования науки о человеке в начале XXI века стала первостепенная значимость социальных условий в формировании здоровья населения. Были представлены убедительные доказательства социальной обусловленности здоровья. Этот тезис приобрел ведущее значение в деятельности Всемирной организации здравоохранения. По известному определению ВОЗ здоровье – это состояние «полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов».

В то же время следует понимать, что категорию здоровья не следует сводить лишь к констатации факта отсутствия болезней, недомогания, дискомфорта. Ведь здоровье – это состояние, которое позволяет человеку вести жизнь, полноценно выполнять свойственные ему функции, прежде всего связанные с формированием здорового потомства, а так же осуществлять трудовые и общественные обязанности. Для приумножения и сохранения выше указанных функции, индивидуум должен вести здоровый образ жизни, который позволяет не испытывать проблем с обеспечением душевного, физического и социального благополучия. Именно с этой точки зрения следует понимать, что достижение оптимального уровня здоровья не является некоей недостижимой и не измеряемой категорией, поскольку на современном этапе развития измеряемый уровень здоровья тесно смыкается с измеряемым уровнем качества жизни.

Термин «качество жизни» сегодня широко используется исследователями состояния здоровья. Существует множество определений этого термина, но Всемирной организацией здравоохранения предложено следующее определение (WHOQOL Group 1995): восприятие людьми своего положения в жизни в контексте культуры и ценностной ориентации, в которых они живут, и в связи с их целями, ожиданиями, нормами и заботами. Это комплексное понятие, подверженное сложному воздействию физического здоровья человека, его психического состояния, степени независимости, общественных взаимоотношений и особенностей окружающей среды. С учетом распространения этого понятия во всех областях, имеющих отношение к здоровью, очевидна потребность в шкале, которая могла бы применяться для сравнения подгрупп в рамках не только каждой конкретной культуры, но и для сопоставлений между различными культурами. В дальнейшем это определение несколько изменилось, правда, скорее по форме, чем по содержанию, и на сегодняшний день оно звучит следующим образом: качество жизни (life quality) – это восприятие индивидуумом его положения в жизни в контексте культуры и системы ценностей, в которых индивидуум живет, и в связи с целями, ожиданиями, стандартами и интересами этого индивидуума.

В контексте формирования знаний о человеке и его здоровье следует различать индивидуальное здоровье, т.е. здоровье конкретного человека и сообщества людей (популяции) – общественное здоровье. Индивидуальное здоровье оценивается по персональному самочувствию, наличию или отсутствию заболеваний, трудоспособности, физическому состоянию и развитию, личным ощущениям бытия, показателям качества жизни к другим критериям. При оценке общественного здоровья наряду с индивидуальными оценками, как правило, прибегают к анализу медико-статистических и демографических показателей и критериев.

Анализ международного опыта формирования теорий здравоохранения и медицины (социал-дарвинизм; социальная экология; теория стресса и общего адаптационного синдрома; фрейдизм и психоаналитическая психосоматика; неогиппократизм; теории социальной дезадаптации; «порочного круга», конвергенции и др.) показывает, что при всех несомненных достижениях современной медицинской науки, существуют проблемы до настоящего времени далекие от своего разрешения. В частности к ним следует отнести закономерности изменения здоровья человека под влиянием на него условий и образа жизни населения (труда, питания, образования, воспитания, жилища, поведения людей, их взаимоотношений, психологических установок, социальной помощи и др.).

Не отвергая тесной взаимосвязи условий и образа жизни человека с его здоровьем, пока нет ответа на вопрос, что лежит в основе достаточного высокого уровня показателей здоровья и продолжительности жизни людей, переживших глобальные войны, голод и вселенские катастрофы. Причем многочисленные примеры наблюдаемых в медицинских организациях в рамках диспансеризации в течение последнего десятилетия ветеранов Великой Отечественной Войны, доживших до преклонного возраста (85-95 лет), сохранивших ясный ум и достаточный уровень физической и психологической адаптации к неблагоприятным условиям жизни, только усиливают интерес к проблеме знаний о человеке. Сегодня остается неясным причины достижения высокого уровня здоровья отдельными членами общества, которые десятилетиями существовали и продолжают существовать в рамках тяжелейшей социальной эксклюзии порожденной насильственным внедрением рыночных механизмов и принципов неолиберализма там, где эти стратегии явно противопоказаны. Это касается в первую очередь подавляющего большинства коренного и частично пришлого населения Сибири и Дальнего Востока России.

Формирования знаний о здоровье. Перед мировым сообществом в условиях формирования серьезных политических, демографических, энергетических и экологических рисков, стоит проблема сохранения здоровья человека, как главной ценности жизни и самой высокой ступени в иерархии потребностей. «Мы живем в эпоху перемен, характеризуемую старением населения и изменением структуры и распространенности заболеваний. Число людей с хроническими заболеваниями быстро возрастает. Для удовлетворения медицинских потребностей населения мы должны адаптироваться к этим изменениям. Мы должны постоянно помнить о том, что первичная медико-санитарная помощь – это одно из важнейших условий всеобщей доступности относительно недорогого медицинского обслуживания», – говорил министр здравоохранения и социального обеспечения Норвегии Бьёрн Хансен (Bjarne H. Hanssen). Однако если международному сообществу удастся все-таки обеспечить необходимый уровень медицинской помощи населению всех стран мира в обозримом промежутке времени, решит ли это формирующиеся проблемы здоровья отдельного индивидуума или популяции в целом?

Ответа на этот вечный вопрос пока нет, поскольку уровень знаний о человеке остается недостаточным, а в философии на рубеже XX– XXI веков проблема формирования знаний о человеке стала одной из ведущих, без понимания которой невозможно дальнейшее развитие общества. Антропологическое знание настоящего времени характеризуется несколькими особенностями.

  1. Во-первых, важное место в нем занимает проблема постижения внутреннего, духовного мира человека, логики его развития, а также причин, предопределяющих процесс самосовершенствования человека, творения им своего бытия.
  2. Во-вторых, современные философы обращают внимание на крайне скудный набор инстинктов, которыми человек наделен природой. Они называют человека «неспециализированным существом» и полагают, что именно слабая оснащенность его инстинктами, которые предопределяют жесткость поведения животных, дает человеку свободу выбора той или иной сферы деятельности.
  3. В-третьих, современная антропология пытается решить проблему противоречия понятий «общечеловеческое» и «индивидуальное» путем введения в научный оборот понятия «общеиндивидуальиое». Она рассматривает общечеловеческие ценности в неотрывной связи с действительными ценностями каждого отдельного человека, справедливо полагая, что только когда гарантируются права, интересы каждого человека, можно вести речь и о реализации общечеловеческих ценностей.

Вероятно, целесообразно выделение четырех основных направлений современной философии человека:

  • Психоаналитическое (3. Фрейд, Э. Фромм);
  • Философской антропологии (М. Шеллер, А. Гелен);
  • Экзистенциальное (М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр, А. Камю);
  • Католическое (Г. Марсель, Ж. Маритен, Иоанн-Павел II, Тейяр-де-Шарден).

В целом же, существует множество подходов и философских течений, которые занимаются рассмотрением вопросов, связанных с жизнью и предназначением человека, а так же его места в окружающем мире. Именно это указывает, как на сложность проблем, так и на неослабевающее внимание к ним (Поппер К.Р.,1983; Штофф В.А., 1994, Хайдеггер М., 1993).

К сожалению, современное состояние теоретической медицины, а именно – учения о болезни, а не о здоровье, компенсаторно-приспособительных процессах, механизмах компенсации нарушенных функций, связях и взаимоотношениях частей в организме и др., позволяет говорить о том, что она пока не представлена комплексным знанием и далеко, с точки зрения системности, не целостна. Г. Селье в работе «На уровне целого организма» (1972) писал: «Жизнь не является простой суммой своих составных частей… Чем дальше вы расчленяете…живые комплексы, тем дальше вы уходите от биологии и в конце концов вам остаются только величественные, вечные и всеобъемлющие законы неживой природы…».

Концепция здоровья. Понятие «здоровье», как и другие общие понятия, принадлежат к тем немногим смыслам, значение которых довольно часто воспринимается по-разному. Между тем, здоровье человека – это главная ценность жизни: его не возможно приобрести, но его следует сохранять, сберегать и приумножать. Здоровье – это одно из основных условий прогресса человеческого существования. Если вдуматься в современное определение здоровья, то можно сделать вывод, что абсолютное здоровье является абстракцией. Кроме того, современное понимание здоровья изначально исключает людей, имеющих какие-либо (врожденные или приобретенные) физические дефекты, даже в стадии компенсации. В каком направлении будет осуществляться формирование наших знаний о жизни и предназначении человека, его месте в окружающем мире в эпоху политических, экономических и социальных конфликтов сегодня трудно прогнозировать.

Вообще же прогнозирование любых явлений, в том числе и направления формирования новых знаний о человеке и его взаимодействии с окружающим миром, занятие неблагодарное. Хотя, если мы знаем все без исключения характеристики свойства физической системы, то теоретически можно надеяться на то, что с определенной долей вероятности, возможно, предсказать её поведение в будущем. Что же относительно систем, где взаимодействуют люди со всеми свойственными только им характеристиками, то по этому поводу Насим Николас Талеб, известный экономист и философ в своем оригинальном труде сказал следующее: «Как только в нашу систему привносится «человеческий фактор», все пророчества идут насмарку. А именно это совершенно другая задача: предсказать будущее для системы, элементами которой являются люди, если вы исходите из того, что они живые и имеют свободу выбора… Однако, веруя в свободу выбора, невозможно искренне верить в социальные и экономические прогнозы. Нельзя предсказать, как люди будут действовать». И действительно, весьма сложно предсказать, например, каким образом поведёт себя, как отдельный человек, так и крупные популяции, когда осознают всю тяжесть влияния на здоровье современников и их потомства опережающий рост числа мегаполисов, глобальное потепление климата, широкое распространение генно-модифицированных организмов, приближающийся дефицит пресной воды и т.п. (Талеб Н.Н., 2009).

Таким образом, поскольку общепринятая концепция здоровья человека не подвергалась пересмотру со времени основания ВОЗ, то определенный объем её критики присутствует почти во всех работах, посвященных понятию здоровья. Направления этой критики, как правило, укладываются в некую схему:

  • за идеальность цели, которую никогда не достичь;
  • за то, что неопределенное понятие «здоровье» определяется через субъективное понятие «благополучие»; кроме того, социальное благополучие может оказывать существенное влияние на показатели здоровья, но не является его признаком;
  • за статичность – здоровье надо рассматривать не в статике, а в динамике изменения внешней среды и в онтогенезе;
  • за то, что полное благополучие ведет к уменьшению напряжения организма и его систем, к снижению сопротивляемости и, скорее, является предпосылкой нездоровья, чем сущностью здоровья.

В современной России, в условиях радикальных экономических, социально-структурных перемен, негативно отразившихся на условиях жизни большинства людей и приведших к существенному перераспределению доступа различных социальных групп ко многим экономическим, социальным и психологическим ресурсам, исследование трендов, характеризующих неравенства в здоровье, приобретает особую актуальность (Решетников A.B., 2003; Bloom S.W., 1986). Снижение уровня благосостояния, перемены на рынке труда, рост социального неравенства и напряженности в обществе, как показано в ряде эмпирических исследований, проведенных в разных странах, сопровождаются ухудшением здоровья населения, а также изменениями в распределении его социальных паттернов (Hollingshead A. and Redlich F., 1958; Bloom S.W., 1990; Brint S., 1992).

Безусловным фактом является то, что в последние годы немаловажное влияние на развитие отечественной системы охраны здоровья граждан оказывают «талантливые экономисты». Они уже на протяжении многих лет дают советы, как наилучшим (с их точки зрения) образом реструктурировать систему здравоохранения. К сожалению, современные экономисты в силу особенностей своих профессиональных знаний концентрируются, в основном, на механизмах работы системы по производству медицинских услуг, пренебрегая тем, ради которого и существует здравоохранение, - здоровью граждан. Изучению соотношения ожидаемой пользы и возможного риска реализации медицинских технологий следовало бы уделить большее внимание при управлении медицинскими организациями (Швец Ю.Ю., 2014).

Для коренного улучшения ситуации в состоянии здоровья необходимо комплексное решение наиболее актуальных вопросов организации охраны здоровья населения с использованием новых технологий профилактики, диагностики, лечении и реабилитации. Высокая заболеваемость и инвалидность среди всех без исключения возрастных групп свидетельствует о том, что проблема охраны здоровья граждан России угрожает безопасности государства. Благополучие россиян во многом определяется его отношением к окружающей среде обитания и доступностью, качеством и безопасностью медицинской помощи. Зная генетическую характеристику и экологический портрет каждого индивидуума можно не только прогнозировать вероятность развития заболевания, но и обосновать профилактические рекомендации для предупреждения этих болезней и обеспечения долговременной активной жизни. Хотелось бы обратить внимание на то, что потенциал здоровья (естественная продолжительность жизни) значительно больше вероятной продолжительности времени жизни индивидуума (рис. 1.1).

Рис. 1.1. Подходы к определению перспектив продолжительности времени жизни (Апанасенко Г.Л., Попова Л.А. Медицинская валеология., 2000)

Рис. 1.1. Подходы к определению перспектив продолжительности времени жизни (Апанасенко Г.Л., Попова Л.А. Медицинская валеология., 2000)

Однако, если потенциал индивидуального здоровья во многом определяется образом жизни каждого отдельного человека (Апанасенко Г.Л., Попова Л.А., 2000), то в условиях социальной нестабильности и экономического кризиса все более важное значение приобретает доступность, качество и безопасность медицинской помощи. В сочетании с тем, что объектом врачебной деятельности уже давно стал не только больной, но и здоровый человек, независимо от его возраста и социально-правового статуса, качественный и количественный кадровый дефицит в отрасли, усиливает риски формирования ятрогений (Балясный М. М., 1982; Магомедов А.З., 1991; Шапкина Н.Б., 2009; Дьяченко С.В. с соавт., 2015; Imbs J.L. et al., 1999; Cécile Mathys, Born Michel., 2009). В современном мире важным аспектом является самооценка здоровья индивидуумом (например, ощущение здоровья и благополучия).

Изменение акцентов в пользу включения самооценки аспектов состояния здоровья уходит корнями в определение здоровья ВОЗ (1948), которое привело к сдвигу парадигмы в трактовке здоровья. Определение ВОЗ включает не только физическое, но и психическое, и социальное благополучие и настаивает, что здоровье не должно просто приравниваться к отсутствию заболеваний и физических недостатков. Концептуально субъективное или «воспринимаемое» здоровье тесно связано с относительно новой областью исследований, а именно, с качеством жизни. Качество жизни лучше всего объясняется как конкретизация определения здоровья ВОЗ путем включения самооценки благополучия и уровня деятельности в физической, эмоциональной и социальной сферах жизни (Bullinger 1991,1992).

Между тем ВОЗ сформировала определенные позиции по ранжированию факторов влияющих на здоровье человека (табл. 1.2).

Таблица 1.2. Факторы, влияющие на здоровье (в скобках - данные ВОЗ)

Сфера

влияния факторов

Факторы,

укрепляющие

здоровье

Факторы,

ухудшающие

здоровье

Генетические – 15-20%

(20%)

Здоровая наследственность.

Отсутствие морфофункциональных предпосылок

возникновения заболевания.

Наследственные

заболевания и нарушения. Наследственная предрасположенность к заболеваниям.

Состояние

окружающей среды -

20-25%

(20%)

Хорошие бытовые и производственные

условия, благоприятные климатические и

природные условия, экологически

благоприятная среда

обитания.

Вредные условия быта и производства,

неблагоприятные климатические условия, нарушение экологической обстановки.

Медицинское

обеспечение -

10-15%

(8%)

Медицинский скрининг, высокий уровень профилактических мероприятий,

своевременная и

полноценная медицинская помощь.

Отсутствие постоянного медицинского контроля за динамикой здоровья,

низкий уровень первичной профилактики,

некачественное

медицинское обслуживание.

Условия и образ жизни -

50-55%

(52%)

Рациональная организация жизнедеятельности: оседлый образ жизни, адекватная двигательная активность, рациональное питание, благоприятные условия труда и отдыха, регулярный контроль за своим здоровьем и др.

Отсутствие рационального режима жизнедеятельности, миграционные процессы, гипо- или гипердинамия, вредные привычки, стрессовые ситуации, низкий культурный и образовательный уровень, низкая медицинская активность и др.

Среди них были выделены биологические (наследственность, микро- и макробиологические факторы), природные (климат, ландшафт), физические (шум, вибрация, ультрафиолетовое облучение, радиационный фон, электромагнитные поля и др.), химические, социально-экономические, психологические, уровень развития здравоохранения и медицинской науки и образ жизни человека. Ещё в 1994 году Межведомственная комиссия по охране здоровья населения Совета безопасности РФ определила это соотношение применительно к нашей стране.

На сессии «Наука — здоровью человека» совместного общего собрания РАН и РАМН в 2000 г. было отмечено болезнецентрическое или нозоцентрическое устройство российского здравоохранения: «Оно нацелено на лечение больных, а не на сохранение здоровья здоровых. У нас отсутствует идея здоровья как основы социального развития общества. Здоровье населения всегда рассматривалось как показатель благополучия нации, как системообразующий фактор, увязывающий культуру, экономику, экологию, просвещение, политику, био- и ноосферу, духовную жизнь человека. Существующий нозологический принцип организации охраны здоровья себя не оправдывает уже многие годы» (Амлаев К.Р. с соавт., 2008).




[ Оглавление книги | Главная страница раздела ]

 Поиск по медицинской библиотеке

Поиск
  

Искать в: Публикациях Комментариях Книгах и руководствах



Реклама

Мнение МедРунета
Поддерживаете ли вы забастовки и увольнения медработников, недовольных условиями труда?

Да, поддерживаю
Частично поддерживаю
Нет, не поддерживаю
Затрудняюсь с ответом



Результаты | Все опросы

Реклама

Рассылки Medlinks.ru

Новости сервера
Мнение МедРунета


Социальные сети


Правила использования и правовая информация | Рекламные услуги | Ваша страница | Обратная связь |





MedLinks.Ru - Медицина в Рунете версия 4.7.19. © Медицинский сайт MedLinks.ru 2000-2020. Все права защищены.
При использовании любых материалов сайта, включая фотографии и тексты, активная ссылка на www.medlinks.ru обязательна.