Главная    Med Top 50    Реклама  

  MedLinks.ru - Вся медицина в Интернет

Логин    Пароль   
Поиск   
  
     
 

Основные разделы

· Разделы медицины
· Библиотека
· Книги и руководства
· Рефераты
· Доски объявлений
· Психологические тесты
· Мнение МедРунета
· Биржа труда
· Почтовые рассылки
· Популярное

· Медицинские сайты
· Зарубежная медицина
· Реестр специалистов
· Медучреждения

· Новости медицины
· Новости сервера
· Пресс-релизы
· Медицинские события

· Быстрый поиск
· Расширенный поиск

· Вопросы доктору
· Гостевая книга
· Чат

· Рекламные услуги
· Публикации
· Экспорт информации
· Для медицинских сайтов


Рекламa
 

Статистика



 Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства"

 4.3. В поисках путей восстановления доверия между потребителями и производителями медицинских услуг

Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства" / Пациент, врач и рынок / 4.3. В поисках путей восстановления доверия между потребителями и производителями медицинских услуг
Оставить комментарий получить код Версия для печати Отправить ссылку другу Оценить материал
Коды ссылок на публикацию

Постоянная ссылка:


BB код для форумов:


HTML код:

Cлов в этом тексте - 4307; прочтений - 255
Размер шрифта: 12px | 16px | 20px

4.3. В поисках путей восстановления доверия между потребителями и производителями медицинских услуг

Снижение уровня качества производимых медицинских услуг в сочетании с врачами, провоцирующими распространение явления, которое в экономически развитых странах иногда именуется «медицинским империализмом» (Maclachlan J., Siegel M. H., 1980). Параллельно формируется обратная ситуация, когда недоверие пациентовк врачам, их предубежденность, а, порой, и просто дезинформированность, снижаютобращаемостьза медицинской помощью, сокращают число необходимыхврачебныхвмешательств, что наносит непоправимый вред здоровью (Кузнецов А.В., 2009; Street J., 1991.). Однако процесс возникновения новых проблем современного общества, в виде зависимости от антибиотиков, амфетаминов и барбитуратов, применения репродуктивных технологий, трансплантации органов и тканей, клонирования и эвтаназии, возрастания ятрогенных рисков (т.е. тех рисков, которые связаны с угрозой здоровью при оказании медицинской помощи). Например, развитие ятрогенных синдромов становится всё более распространенным явлением в случаях применения высокотехнологичных и чрезмерно радикальных методов лечения и диагностики заболеваний.

В реальной жизни «идет негласное соревнование» между представителями элит в потреблении весьма дорогостоящих услуг косметологов, пластических хирургов, диетологов, клинических фармакологов и других модных специалистов, которые сами формируют и расширяют рынок медицинских услуг. И вот в СМИ появляется информация, что некий миллиардер оплатил себе шестую по счёту пересадку сердца и продолжает жить, в то время как простой пациент уже давно бы счёл счеты с жизнью. А некая поп-дива (императрица, принцесса и др.) в возрасте 70 лет с помощью новомодных методик оздоровления, липосакции и других ухищрений косметологии выглядит на 25 лет. Общество незаметно для себя погружается в неестественную погоню за медицинскими услугами, лекарственными препаратами, средствами омоложения и продления жизни. Правительства и парламенты многих государств в качестве некоего оценочного результата своей деятельности вносят показатель объема и качества медицинских услуг, вместо оценочных критериев состояния здоровья населения. В результате медицина проникает во все сферы общественной жизни, что носит название «медикализация»

Медикализация, как социальный феномен современного мира. Медикализация, является социальным явлением который отражает парадигму в области политикиздравоохранения или вернее особенности функционирования различных моделей организации охраны здоровья населения с позиций политологии. В этом плане интересны работы американского социолога медицины М. Филда, рассматривающегоздравоохранениекак систему структур и ролей, обеспечивающих оказание медико-санитарной помощи на национальном уровне (Field M., 1957), постмодернистский дискурс по проблеме медикализации представлен многими работами Келли, Фуко, Вальцера, Конрада, Фридмана, Гейба, (Равочкин Н.Н., Малиновский В.А., 2014; Kelly I., McKeon G.,1976; Foucault M., 1980; Walzer M., 1987; Conrad D.,1992; Friedman M., 1999; Geib R., Kahlnan D., 2000).

Наиболее весомый вклад в развитие дискуссий о медикализации внёс Айван Иллич, который вызвал значительный интерес своими публикациями на эту тему (Illich I., 1974, 1976, 2003). Вопрос о медикализации общества он поместил в широкую социокультурную перспективу, сформулировав четыре главные позиции.

  • Во-первых, современная медицина не столько избавляет людей от зла, сколько приумножает его. Это проявляется в форме «клинического ятрогенеза» - эпидемий, порожденных самой медициной. Эффективность медицинского вмешательства оказывается иллюзией, терапия остается бесполезной, врачи своим лечением вызывают опасные побочные эффекты, а пациенты оказываются беззащитными. Иначе говоря, современная медицина сама является источником многочисленных опасностей и вредна для здоровья.
  • Во-вторых, имеет место «социальный ятрогенез», связанный с общей медикализацией жизни. Врачи, получив монополию на лечение, добились полного контроля над остальными людьми, морочат им головы и опустошают кошельки. Лечение, хотя и объявлено «свободным от ценностей», но стоит дорого. Имеет место медикализация бюджета – как личного, так и государственного. Расходы на здравоохранение продолжают расти, но лучше было бы потратить эти деньги на решение других проблем – борьбу с бедностью, улучшение образования, защиту окружающей среды. Фармацевтические кампании все активнее вмешиваются в жизнь людей, а врачи с их помощью установили «диагностический империализм». Успехи медицины в увеличении продолжительности жизни превратили людей в беспомощных пациентов с неисчислимым количеством всевозможных недугов.
  • В-третьих, прогресс современной медицины породил также «культурный ятрогенез». Он ведет к уничтожению культуры. На протяжении всей истории человечества культура позволяла людям оставаться людьми. Человек всегда должен был мириться с болью, болезнью и смертью, и это удавалось благодаря культурным ценностям и ритуалам. Современная медицина научилась побеждать боль, успешно борется с инфекционными и другими болезнями и благодаря технологиям искусственного жизнеобеспечения и ре- анимации превращает смерть в результат рутинного медицинского решения, принимаемого врачами в палатах интенсивной терапии.
  • В-четвертых, здоровье оказывается предметом политики. Прогресс современной медицины ведет к тому, что все больше людей оказываются пациентами. Производительные силы общества тают на глазах, а продолжающаяся медикализация сопровождается ростом «контрпродуктивности».

По мнению Иллича, людям необходимо противопоставить этой политике врачей собственные «политические контрмеры». Необходимо ввести публичный контроль над профессиональной медицинской мафией. Но главное, необходимо заново открыть для себя правду о здоровье. В современном индустриальном обществе медицина стремится превратить здоровье в товар. Необходимо помнить о том, что здоровье – это плод добродетели. Важно вернуть людям уважение к собственной природе, в которой неизбежно сокрыты боль, болезнь и смерть. Несмотря на высокий уровень критики, его представления о медикализации оказались во многом сродни сочинениям американских социологов медицины. Его жесткие заявления о власти «медицинской мафии», по сути дела, повторяют высказывания других авторов о превращении медицинских работников в агентов социального контроля в современном мире (Фуко М., 1997,1998; Foucault M., 1980).

Интерпретация многих отклонений в состоянии здоровья людей, которые не всегда требуют медикаментозного вмешательства, сегодня конструируются по инициативе международных фармацевтических концернов, которые заинтересованы в продаже все новых лекарств новым потребителям своей продукции. Продавая лекарства против облысения, импотенции и остеопороза, фармацевтические компании в значительной мере оказались ответственными за создание все новых болезней и опасных состояний там, где им прежде не находилось места. В то же время исследователи находят в этих процессах и позитивные стороны - пациенты впервые получили большую свободу в выборе лекарственных препаратов, и у них появилась возможность заботиться о своем здоровье, избегая излишней опеки со стороны врачей (Payer L., 1992).

XXI век дал новый толчок развитию социологии медицины, появились новые взгляды на медикализацию общества. В частности таким примером может стать книга Конрада «Медикализация общества: о трансформации человеческих состояний в излечимые расстройства» (2007). В эту публикацию был включен ряд вопросов, обсуждавшихся автором ранее, а также добавлены новые концептульных подходы к медикализации. В частности он с новых позиций рассмотрел вопрос о медикализации маскулинности. В поле его зрения попали такие состояния, как андропауза, облысение и эректильная дисфункция, где им указано на то, что отказ Американской ассоциации психиатров считать гомосексуальность болезнью не привел к полной демедикализации этого состояния, и на современном этапе оно содержит в себе значительный потенциал для ремедикализации (Conrad P., 2004).

Медицинский антрополог М. Лок (M. Lock) с начала 2000-х гг. переключила свое внимание на стремительно растущий рынок биомедицинских технологий, где наряду с новыми лекарствами появились генетический скрининг, компьютерная медицинская диагностика и т.д. Согласно её воззрениям, развитие новых методов генетического анализа и пренатальной диагностики породили среди людей иллюзию, что с их помощью можно заблаговременно узнать о здоровье своего будущего потомства. Обращаясь к генетическому тестированию, некоторые женщины на основе полученных результатов стали принимать решения о прерывании беременности, что само по себе тоже является риском. Но, как напоминает Лок, всякий генетический анализ основан на учете вероятностных данных, и не бывает абсолютно точных генетических прогнозов (Lock M., 2002).

В последующих своих исследованиях она указывает на то, что современное общество продолжает стремительно меняться под натиском биомедицинских технологий, но уже не поддается тем эмоциональным выводам, которые были характерны для первопроходцев концепции риска. Генетика, геномика и эпигеномика действительно порождают неопределенные образы будущего. И, если прежде медикализация была ориентирована на явные проявления патологии и девиации, то сегодня все чаще дело касается медикализации благополучия. Именно в недрах благополучия посредством медикализации вскрываются потаенные опасности, хотя сбудутся ли они или нет – неизвестно. Индивидам все время приходится прикидывать свои шансы на завтрашний день, а опираться в этом приходится лишь на себя. С того момента, когда в государственной политике большинства развитых стран возобладал неолиберальный подход, объемы государственной поддержки различных категорий нуждающихся сократились. Здоровье и нездоровье все чаще становятся личным делом граждан (Lock M., 2010).

Справедливости ради, следует отметить, что во второй половине ХХ века, в экономически развитых странах резко сократилось число случаев острых заболеваний, однако в невиданных масштабах выросло число хронических болезней. Люди повсеместно чувствуют себя нездоровыми и с тревогой смотрят в завтрашний день (Бек У., 2000). Ещё в 2002 г. «Британский медицинский журнал» посвятил целый выпуск вопросу о медикализации, обратив внимание на тот факт, что зачастую сами врачи тяготятся излишним контролем над судьбами пациентов (Moynihan R., 2002). Между тем мнение о том, что масштабы медикализации растут, уже никого не удивляет. Мировая практика показывает, что идет повсеместное удорожание медицинских услуг, что не покрывается объемом финансирования даже ведущих экономик мира (Conrad P., 2004).

В XXI век постсоветская Россия вошла на пике либеральных реформ, с 15 статьей новой конституции РФ, пункт 4 которой имеет неоднозначное толкование. По мнению отдельных экспертов, этот пункт несет в себе существенное ограничение государственного суверенитета России, позволяя западным «партнерам» сдерживать развитие России через правовые механизмы специализированных международных учреждений и организаций. И действительно, если где-нибудь в Женеве, Брюсселе, Страсбурге или Нью-Йорке «международное сообщество» решит принять какую-нибудь самую дикую с нашей точки зрения «международную норму» касающуюся, в том числе и охраны здоровья населения, то для нас, граждан России, она тоже будет обязательной.

Таким образом, положение о приоритете «общепризнанных норм» по отношению к федеральным законам РФ, по сути, закрепляет механизм внешнего управления Россией, резко ограничивая суверенитет как исполнительной, так и законодательной ветвей власти в стране. Поскольку большинство глобальных проектов по реализации либеральных реформ, которые реализуются за последние 25 лет в России, будь то политика, экономика, государственное строительство и социальная защита граждан, так или иначе касаются системы охраны здоровья и организации медицинской помощи населению, то именно сочетание процессов нарастающей медикализации общества с отдельными положениями международного права становятся «бомбой замедленного действия». Эта бомба, заложенная в основание системы взаимоотношений пациентов и медицинских работников может стать пусковым механизмом социального взрыва. Когда наступит этот «социальный взрыв» предсказать трудно, но анализ ситуации в отечественной медицине указывает на то, что время его наступление не за горами.

На пути к развитому консьюмеризму. Развитие технической и экономической базы общества потребления в России, с одной стороны, расширяет возможности потребительской свободы, а с другой - принуждает индивидов к сложному выбору лучшего среди слабо различимых однотипных товаров и услуг. Все эти сдвиги в организации системы производства создают возможности для формирования творческого потребительства. Оно имеет двоякий смысл, с одной стороны, это все тот же консюмеризм, смысл которого в перепотреблении, в выходе за пределы естественных потребностей. В силу этого креативный консюмеризм так же работает на экономику общества потребления, как и его классический аналог. С другой стороны, креативный консюмеризм - это уже культура не масс, а индивидов. Даже если их миллионы (Ильин В.И., 2011).

В качестве примера развитого консьюмеризма можно привести идеологию конструирования тела, поскольку в обществе потребления тело человека имеет тенденцию к превращению в предмет социального конструирования с помощью множества рыночных рычагов. Обычное тело в таких ситуациях рассматривается, как нечто не соответствующее высоким стандартам. Интернет, реклама, содержание специализированных сайтов позволяют найти потребителям соответствующую модель поведения в виде готовых рецептов похудания, избавления от целлюлита, методик укрепления волос, накачивания мышц и т.д. А самое главное, - освоение алгоритмов сохранения и приумножения уровня здоровья и качества жизни. Многие потребители, не доверяя рекламе и стремясь реализовать свой творческий потенциал, начинают экспериментировать со своим телом и здоровьем, пытаясь найти свой эффективный путь решения проблем. Часть активных потребителей приобретают неформальный статус экспертов, выступая в качестве консультантов, сначала в кругу друзей и близких, а затем в социальных сетях.

Сама по себе проблема защиты государством прав граждан, в том числе их прав как потребителей, имеет долгую историю. Потребитель выступает очень важным звеном в системе экономических и рыночных отношений. В обществе потребления между товаропроизводителем (поставщиком, продавцом) и потребителем всегда существовали противоречия, и в роли главного регулятора этих противоречий, как правило выступала третья сторона – государство. Третья сторона формировала механизмы регулирования доступности, качества и безопасности товаров и услуг путем разработки соответствующих законов и подзаконных актов.

С точки зрения защиты прав потребителей медицинских услуг в России формируется многоуровневая система защиты прав пациентов. Она включает в себя с одной стороны государственные контролирующие органы (Росздравнадзор, Роспотребнадзор и др.), управления и отделы по качеству и защите прав потребителей при региональных правительствах и местных администрациях, подразделения правоохранительных органов, а с другой стороны - общественные объединения граждан по защите прав пациентов, созданные на добровольных началах.

К сожалению, существует множество недобросовестных производителей медицинских услуг, лекарственных средств и товаров медицинского назначения, указывающих недостоверную, либо неполную информацию о своей продукции. В этом плане достаточно опасной является недобросовестная деятельность фармацевтических компаний, которые способны нанести в отдельных случаях значительный вред здоровью потребителей указывая неполный состав препаратов, производя замену дорогостоящих компонентов на более бюджетные, что повышает риск причинения вреда здоровью пациента, усугубив течение заболевания или вызвав развитие негативных последствий применения такого лекарственного средства.

Между тем в современном мире все большее количество людей следят за соблюдением своих потребительских прав. Граждане начали интересоваться качеством покупаемой продукции, а также степенью ее безвредности для здоровья. В России за последнее время появилось множество информационных потоков, несущих просвещение населения в области оценки качества приобретаемых товаров и услуг. Чем более образованным становится общество и его отдельные представители, тем более важное место в нем занимает консьюмеризм. Современная медицинская организация любой формы собственности в условиях реализации высокого уровня маркетинга может защитить себя от чрезмерного воздействия консьюмеризма, исходя из того, что только честная и высокоуровневая маркетинговая концепция способна удовлетворить ожидания потребителей медицинских услуг, не посягая на их права. Для этого медицинские организации должны соблюдать несколько принципов:

    1. Предоставление медицинских услуг пациентам должно проходить на высшем уровне, достигая максимального удовлетворения их потребностей.
    2. Медицинская организация и её персонал должны осознавать, что высокий уровень производства способен принести достойные финансовые поступления (прибыль) и повысить уровень вознаграждения врачам и другому персоналу за счет роста числа пациентов (потребителей) и формирования положительного имиджа.
    3. Мотивации персонала по непрерывному повышению квалификационных характеристик и уровню компетенций, освоение новых технологий производства медицинских услуг, повышение эффективности производства становится пусковым механизмов для реализации достойной конкуренции медицинской организации на рынке.

Таким образом консьюмеризм становится своеобразным защитным барьером между потребителями (пациентами) и недобросовестными производителями (медицинскими организациями) (Campbell C., 1989; Featherstone M., 1991). Этот барьер способен существовать только в высокообразованном обществе, где потребители интересуется тем, что они покупают и стремятся защитить себя от негативных последствий потребления медицинских услуг ненадлежащего качества (Колонуто А.Е. с осавт., 2009). С каждым годом влияние и значимость консьюмеризма будет расти, что, безусловно, станет хорошим показателем уровня заботы общества о своем здоровье и соблюдении прав пациентов при потреблении медицинских услуг. В конечном итоге системно налаженная защита прав потребителей медицинских услуг со значительной степенью вероятности вытеснит с рынка недобросовестных производителей.

В этой связи следует отметить, что защита прав пациентов – относительно новое явление в мировой практике. Появление и развитие идеи прав пациентов как особой группы общечеловеческих прав приходится на последнюю четверть XX века. До начала 1970-х гг. отношения медицинских профессионалов и пациентов определялись в основном правилами медицинской этики. Как отмечается в исследовании болгарской некоммерческой организации Index Foundation, в Западной Европе данный процесс был неразрывно связано с масштабными реформами национальных систем здравоохранения, начатыми из-за стремительно растущей стоимости медицинских услуг и роста запросов населения.

Изучение опыта экономически развитых стран показывает, что проблемы реализации прав пациентов, получения ими доступной и качественной медицинской помощи актуальны для тех из них, где системы здравоохранения достаточно развиты и высок уровень требований граждан к государству и медицинским учреждениям. Степень гражданской и политической активности в вопросах, связанных с обеспечением прав потребителей медицинских услуг, напрямую коррелирует с социальным благополучием в стране, с относительно неплохим состоянием дел по решению наиболее существенных проблем, таких как нищета. Иными словами, озабоченность общества и государства правами пациентов является свидетельством определенного уровня развития здравоохранения и социальной сферы в целом, уровня, на котором в центре внимания государственной политики оказывается непосредственно гражданин.

Модернизация здравоохранения и рост потребительской свободы. Исходя из того, что модернизация отечественного здравоохранения является одним из направлений деятельности государства, которое должно обеспечивать безопасность и достойный уровень качество жизни каждого гражданина, в том числе и при оказания медицинской помощи, следует поставить вопрос о наличии оценочного критерия выполнения или не выполнения этих направлений деятельности государственных структур. По нашему мнению одним из оценочных критериев может являться объем жалоб и обращений граждан в различные инстанции, вплоть до Президента РФ и концентрирующихся в его знаменитой «зелёной папке». Во время встречи с губернаторами регионов президент передает им эту папку с определенными пожеланиями (Латухина К., 2017).

Между тем, рост числа жалоб и обращений граждан недовольных уровнем доступности, качества и безопасности медицинской помощи свидетельствует то, что работа с обращениями с жалобами граждан на местах находится в состоянии застоя и погрязла в формализме. К сожалению, все государственные структуры имеющие отношение к управлению процессом производства медицинских услуг находятся в состоянии стагнации. И хотя повсеместно наблюдается количественный рост бюрократического аппарата, однако сам «новый» аппарат управления здравоохранением с самого начала своего формирования обречен на бездействие и пронизан мицелиями коррупции, несмотря на официально объявленную борьбу с ней.

А граждане России вполне обоснованно требуют от медицинских работников высокого уровня компетенций, владения современной медицинской техникой, знания всего спектра лекарственных средств, разработанных международными фармацевтическим концернами, сочувствия, сострадания, стремления к исполнения ожиданий каждого пациента обратившегося за медицинской помощью. К сожалению, эти требования и ожидания большей частью неисполнимы по причине низкого уровня доверия граждан РФ к отечественному здравоохранению, что дополняется устоявшимся мнением населения о том, что работники медицинских организаций не имеют должного уровня профессиональных компетенций. Такой диссонанс приводит к негативным последствиям. Многие граждане РФ перестают обращаться в государственные медицинские организации, справедливо полагая, что в этих клиниках уровень доступности, качества и безопасности медицинских услуг имеет недостаточный уровень для производства качественных услуг. Таким образом, уровень доверия пациентов государственным медицинским организациям и их персоналу является эмпирический показателем институционального кризиса отечественной системы здравоохранения (Карпикова, И.С., 2015).

А пока, пациентов отечественных медицинских организаций, которые ежедневно сталкиваются с проявлениями махровой бюрократии и коррупции на самом нижнем уровне производства медицинских услуг мало волнуют «невероятные» достижения медицины экономически развитых стран (США, ФРГ, Япония, Австралия, Сингапура, Великобритания и др.). Они хотели бы, что доступные и качественные медицинские услуги, финансируемые за счёт их собственных налоговых отчислений, были оказаны им «здесь и сейчас», без всяких проволочек и ссылок на текущую модернизацию системы, нехватку финансов, персонала, оборудования, производственных площадей, усталости медицинского персонала и т.п. Но эти пожелания «тонут» в сонме бумаг, инструкций и т.п. как для потребителей, так и для производителей медицинских услуг. В частности, только один документ об «информированном согласии» пациента состоит из, как минимум, четырех страниц убористого текста, требующего внимательного прочтения и подписей в нескольких местах.

В таких условиях инновационное развитие производственных процессов в медицинских организациях блокируется тем, что исполнители на конвейере по производству медицинских услуг опутанные сотнями инструкций и распорядительных документов, которые как правило, не имеют прямого отношения к самому производству, как в количественном, так и в качественном измерении. Причем по исполнению выше указанных, зачастую противоречащих друг другу документов, требуются еженедельные или ежемесячные отчеты. Это тормозит поступательное развитие производства, снижает количественные и качественные характеристики конечного продукта - медицинской услуги.

Относительно недавно вышла книга Норта, Уоллиса и Вайнгаста «Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества» (Douglass C. North, John Joseph Wallis, Barry R. Weingast., 2009). В этой книге авторы (нобелевский лауреат по экономике, политолог и историк) отмечают интересные факты. В частности, те правительства, которые принимали рекомендации Международного валютного фонда и западных экспертов по борьбе с коррупцией, попадали после этого в очень тяжелую ситуацию - число бюрократов увеличивалось, а коррупция трансформировалась и поднималась на более высокий уровень власти. Что же относительно простых граждан, то для них ничего не менялось. Этот «печальный» опыт не изучается управляющими структурами, и отечественная медицина продолжает реформироваться по «калькам» МВФ и зарубежных экспертов, весьма далёких о понимания реальной ситуации в отечественном здравоохранении.

Справедливости ради следовало бы указать на то, что властные структуры современной России предпринимали многочисленные попытки по устранению структурных диспропорций отрасли и повышения её эффективности. Еще в 1997 была сформирована добротная Концепция реформирования здравоохранения и медицинской науки в Российской Федерации, одобренная Постановлением Правительства РФ. Этот план должен быть реализован в два этапа до 2005 года и предусматривал:

  • реструктуризацию здравоохранения и создание новой системы стимулов для медицинских работников;
  • четкое определение государственных гарантии оказания медицинской помощи и реальное их ресурсное обеспечение;
  • повышение финансового обеспечения здравоохранения экономически слабых регионов за счет централизованных резервов;
  • улучшение организации системы ОМС за счет наделения страховщиков реальными носителями финансовых рисков, что должно было бы стать побуждающим моментом к повышению качества оказываемой медицинской помощи.

Однако, эта вполне жизнеспособная концепция не была реализована по причине отсутствия каких-либо источников финансирования программы реформ. Таким образом, известный многие годы лозунг либералов-реформаторов «Реформы без денег» в очередной раз показал свою несостоятельность.

То, что отечественная система здравоохранения нуждается в реформировании, ни у кого не вызывает сомнений. В своих посланиях Федеральному собранию Президент РФ В.В. Путин открыто признавал, что отечественная система здравоохранения неэффективна, качество и доступность медицинской помощи постоянно снижаются, затраты растут, а гарантированная бесплатная помощь населению давно уже носит «декларативный характер». «Между тем по важнейшим показателям здоровья, – говорилось в послании президента, – Россия уступает многим странам».

В результате население страны вот уже третье десятилетие не имеет тенденции к ни к количественному, ни к качественному росту, причем эта тенденция, судя по прогнозам специалистов, не изменится и в обозримом временном промежутке. В структуре населения все больше и больше превалируют лица старше трудоспособного возраста, а число детей и подростков стабильно сокращается. Казалось, что именно в этой ситуации отечественными властными структурами будут предприняты решительные шаги по охране здоровья матерей и детей, взвешенная семейная и демографическая политика. Как показала история реформ именно эти шаги и были запланированы ведущей политической партией государства «Единая Россия».

По мнению многих представителей этой партии, стратегия принятия решений в здравоохранении России должна подчиняться принципу: «Достижение максимальной эффективности от каждой единицы сил и средств, вложенных в сферу здравоохранения». Однако руководствоваться этим принципом выразили желание не многие из руководителей медицинских организаций. Воспитанные в системе здравоохранения СССР, они привыкли к тому, что вся интеллектуальная деятельность по анализу, планированию и принятию решений уходит в верхние эшелоны управления, а главному врачу отводится роль исполнения «указаний свыше». В этой связи эффективная деятельность отдельных медицинских организаций и системы здравоохранения в целом в значительной мере наталкивается на «рифы» неспособности многих административных работников действовать в условиях экономической самостоятельности. Для решения проблемы модернизации отрасли требуется подготовка специалистов-управленцев новой формации, способных принимать решения в условиях рыночных отношений и динамичного изменения внешнего окружения системы здравоохранения (Дьяченко В.Г., 2015).

В настоящее время, по оценкам различных экспертных групп, от 15 до 40% производственных мощностей отечественных медицинских организаций занято доработкой «произведенной продукции» ─ медицинских услуг до требуемого уровня качества, т.е. долечиванием пациентов, которым на предыдущих этапах оказания медицинской помощи эти услуги были оказаны без должного уровня качества или в неполном объеме. Если в промышленности около 30% ресурсов тратится на восполнение потерь в связи с низким качеством выпускаемой продукции, то экономисты в здравоохранении затрат на устранение «брака» при производстве медицинских услуг стараются не замечать, мотивируя это сложностями учета затрат в медицине. Исследования зарубежных коллег показывают, что затраты на медицинскую помощь низкого качества всегда выше, чем затраты на высококачественную помощь, потому что первая дает до 30-50% брака, на устранение которого требуются значительные дополнительные расходы.

В современном мире потребители привыкли с легкостью получать достоверную и понятную информацию обо всем (от покупок продуктов, банковских ителекоммуникационных услуг до услуг произведенных медицинскими организациями различных форм собственности). Они считают, что возможность подключиться к своим аккаунтам и личным данным у них должна быть всегда, везде и через любой подходящий им сервис связи: будь то круглосуточная телефонная линия, веб-сайт или жемногочисленные мобильные приложения.

Но когда дело доходит до информации о медицинских услугах, то потребители (пациенты) не всегда видят различия между теми, кто предоставляет услуги, и теми, кто гарантирует их оплату. Всю наличествующую информацию пациенты воспринимают как отражение единой системы здравоохранения и считают, что их взаимодействие с системой (например, выбор и покупка медицинских услуг у производителей разных форм собственности, выбор и покупка услуг страховых медицинских организаций) должно быть простым и сверхпрозрачным.Между тем отрасль здравоохранения с точки зрения скорости разработки и качества IT продукции отстает от других отраслей народного хозяйства РФ. Однако пациенты (потребители) просто-напросто хотят получить нужную им информацию по принципу «здесь и сейчас». Такое активное поведение пациентов тесно смыкается со своей противоположностью - высоким уровнем пассивности в отстаивании своих прав. Во многом это зависит от низкого уровня информированности граждан о своих правах. Правовая неграмотность провоцирует нарушения на местах, в медицинских организациях, а страх вступать в конфликт с медицинской корпоративной средой и неуверенность пациентов в результативности жалоб и обращений тормозят преодоление негативных тенденций. В современной России отсутствуют эффективные механизмы систематического информирования и юридической подготовки граждан по вопросам прав в области охраны здоровья. Информационно-разъяснительная работа с населением не является предметом специальной компетенции какого-либо государственного органа. Фактически государство переложило эту задачу на страховые медицинские организации, участвующие в ОМС, но последние по ряду причин не справляются с этой работой.

Вступив на капиталистический путь развития, Россия, оказалась вовлечены в консъюмеристскую идеологию, распространяющуюся в связи с изменениями в производстве и потреблении посредством масс-медиа, рекламы, печати и иных СМИ. Эта идеология пропагандирует многообразие социальных отношений, которые теперь направлены на присвоение материальных ценностей. Кроме России, многие развивающиеся страны проходят те же ценностные трансформации, которые коснулись экономически развитых стран запада во второй половине XX века, поскольку число и степень глобальных связей постоянно увеличивается, то в настоящее время наблюдается своеобразный экономический рост во многих развивающихся странах.

Сегодня актуальным становится изучение, как национальных моделей перепотребления медицинских услуг, так и их недопотребления, что приводит к выводу о том, что недопотребление стимулирует потребительские ожидания граждан в основном с точки зрения роста доступности, качества и безопасности медицинских услуг. В конечном итоге было бы неправильным считать, что модернизируемая рыночная модель отечественного здравоохранения стимулирует развитие принципов консьюмеризма и полностью исключает идеологию антиконсьюмеризма (Кузнецов Д. А., Максимов М. А., 2013).

На этом фоне, защита прав пациентов остается «неактуальной» темой среди проблем, которыми занимаются отечественные правозащитники и гражданские активисты. Права пациентов оказываются в поле общественного внимания в России заметно реже, чем, например, права дольщиков или автомобилистов, хотя они касаются всех без исключения граждан и нарушаются гораздо чаще. При этом данная сфера далека от политики и, казалось бы, должна привлекать все без исключения структуры гражданского общества России. В реальной ситуации анализ основных причин неэффективности системы обеспечения прав пациентов в РФ и анализ различных её аспектов (нормативно-правовой базы, специфики правового самосознания производителей (врачей) и потребителей (пациентов), работа отдельных механизмов государственного и общественного контроля над соблюдением прав пациентов), требует предложения конкретных шагов для улучшения ситуации. Наиболее важным шагом в этом направлении должна стать разработка специального закона «О защите прав пациентов».




[ Оглавление книги | Главная страница раздела ]

 Поиск по медицинской библиотеке

Поиск
  

Искать в: Публикациях Комментариях Книгах и руководствах



Реклама

Мнение МедРунета
Поддерживаете ли вы забастовки и увольнения медработников, недовольных условиями труда?

Да, поддерживаю
Частично поддерживаю
Нет, не поддерживаю
Затрудняюсь с ответом



Результаты | Все опросы

Рассылки Medlinks.ru

Новости сервера
Мнение МедРунета


Социальные сети


Правила использования и правовая информация | Рекламные услуги | Ваша страница | Обратная связь |





MedLinks.Ru - Медицина в Рунете версия 4.7.19. © Медицинский сайт MedLinks.ru 2000-2020. Все права защищены.
При использовании любых материалов сайта, включая фотографии и тексты, активная ссылка на www.medlinks.ru обязательна.