Главная    Med Top 50    Реклама  

  MedLinks.ru - Вся медицина в Интернет

Логин    Пароль   
Поиск   
  
     
 

Основные разделы

· Разделы медицины
· Библиотека
· Книги и руководства
· Рефераты
· Доски объявлений
· Психологические тесты
· Мнение МедРунета
· Биржа труда
· Почтовые рассылки
· Популярное

· Медицинские сайты
· Зарубежная медицина
· Реестр специалистов
· Медучреждения

· Новости медицины
· Новости сервера
· Пресс-релизы
· Медицинские события

· Быстрый поиск
· Расширенный поиск

· Вопросы доктору
· Гостевая книга
· Чат

· Рекламные услуги
· Публикации
· Экспорт информации
· Для медицинских сайтов


Рекламa
 

Статистика



 Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства"

 2.1. Развитие производительных сил (технологических укладов) в современной России. Циклы Н.А. Кондратьева

Медицинская библиотека / Раздел "Книги и руководства" / Системный кризис провинциальной медицины / 2.1. Развитие производительных сил (технологических укладов) в современной России. Циклы Н.А. Кондратьева
Оставить комментарий получить код Версия для печати Отправить ссылку другу Оценить материал
Коды ссылок на публикацию

Постоянная ссылка:


BB код для форумов:


HTML код:

Данная информация предназначена для специалистов в области здравоохранения и фармацевтики. Пациенты не должны использовать эту информацию в качестве медицинских советов или рекомендаций.

Cлов в этом тексте - 3863; прочтений - 4
Размер шрифта: 12px | 16px | 20px

2.1. Развитие производительных сил (технологических укладов) в современной России. Циклы Н.А. Кондратьева

В настоящее время проблема перевода экономики нашей страны в целом и её провинций на инновационный путь развития является актуальной и все чаще привлекает внимание научных кругов. Президентом России была поставлена задача – создавать «умную» экономику, которая предопределяет необходимость развития науки и динамичную реализацию ее достижений. Поскольку поставленная задача охватывает многие стороны нашей жизни, то для оценки успешности ее выполнения требуется особый интегрированный показатель. Сегодня на роль такого показателя все чаще претендует такое понятие как «технологический уклад».

Известно, что научно-технический прогресс (НТП) является основным двигателем экономического роста и развития в целом. Еще в 1987 году лауреат Нобелевской премии по экономике Р. Солоу убедительно доказал, что научно-технический прогресс, реализуемый в инновациях, представляется основным источником современного экономического роста. Безусловно, благодаря научно-технической революции XX века, были достигнуты невиданные темпы роста мировой экономики за счет внедрения эпохальных инноваций (Акаев А., Рудской А., 2014). Научно доказано и обосновано, что НТП, в частности, инновационный процесс развивается во времени циклично. Основу данного тезиса составили теоретические разработки и выводы известного экономиста Н.Д. Кондратьева, фигурирующие в разработанной им теории, которая получила название «больших кондратьевских циклов». Основанием данной теории был эмпирический анализ большого числа экономических показателей различных стран мира за длительный промежуток времени – протяженностью в 50‒55 лет. В качестве таких базовых показателей Кондратьев использовал индексы цен, государственные долговые бумаги, номинальную зарплату, показатели внешнеторгового оборота, объемы добычи угля, золота и т.д. Каждый экономический цикл характеризуется определенным уровнем производительных сил, т.е. определенным технологическим укладом.

Н.Д. Кондратьев, благодаря обработке экономических показателей наиболее развитых капиталистических стран (США, Великобритании, Франции и Германии) за продолжительный промежуток времени – с конца XVIII по 20-е годы ХХ века, эмпирически установил, что есть короткие и длинные циклы капиталистического производства (К-волны – периодические циклы современной мировой экономики). За это время он обнаружил почти три полных длинных цикла средней продолжительностью в 55 лет каждый. Основной причиной таких циклов является необходимость обновления постоянного (основного) капитала ‒ появление новых технологий, а также отраслей. Руководствуясь своими взглядами, Кондратьев предсказал Великую депрессию 1929‒1933 годов. Он сделал долгосрочный прогноз до 2010 года, предсказав окончание пятого цикла в 2011‒2013 годах и наступление, в связи с этим очередного экономического кризиса (рис. 2.3).

Австрийским экономистом Йозефа Шумпетера, продолжившим развитие теории цикличности Н. Кондратьева, было введено понятие инновационного процесса в виде создания новых технологий, задающих колебания всей мировой экономики. По его мнению, основные движущие силы экономического роста – это изобретения, а также инновации, рождающиеся, когда изобретения появляются на рынке в виде новых продуктов или процессов; инновации создают спрос на инвестиционный капитал и наполняют капитал, который без них бесплоден, жизнью и ценностью. Согласно инновационной теории Шумпетера, каждый цикл делился на две части: инновационную –создание и внедрение новых технологий, и имитационную – их распространение. В теории Н.Д. Кондратьева они соответствуют повышательным и понижательным стадиям цикла, однако, графики циклов длинных и инновационных волн при их сопоставлении не будут совпадать хронологически, они немного совмещены по фазе. Это, вероятно, связано с инерционностью общественно-экономических процессов. Сейчас концепция технологических укладов считается общепринятой, небольшие расхождения у различных авторов только в сроках.

Рис. 2.3. Краткая характеристика технологических укладов (от первого до шестого).

Рис. 2.3. Краткая характеристика технологических укладов (от первого до шестого). https://general-skokov.livejournal.com/24586.html

Ещё в начале XX века Й. Шумпетер разработал «инновационную теорию предпринимательства», на основе которой уже в 1930-е годы развил «кондратьевскую циклическую парадигму» в направления инновационной концепции «длинных волн», изложенную в фундаментальном двухтомнике «Деловые циклы». Один деловой цикл делится на четыре этапа: «Пик», «Спад», «Дно» и «Оживление» (рис. 2.4). Когда все этапы пройдены – деловой цикл считается завершенным и после этого завершения экономика должна выйти на более качественный уровень развития. Если после окончания полного делового цикла экономика деградирует, то инвестору стоит вывести вложенный капитал и направить его в более перспективное направление.

Рис. 2.4. Схема экономических циклов Й. Шумпетера

Рис. 2.4. Схема экономических циклов Й. Шумпетера (URL: https://masterfutures.ru/delovye-cikly-shumpetera/)

Особое внимание в реализации инновационной деятельности он уделял предпринимателям-новаторам, которые стремятся получить большую прибыль за счет осуществления инноваций и которые являются активным элементом процесса экономического развития страны. Людей, которые задумывают и осуществляют инновации, И. Шумпетер называл предпринимателями.Принимая инновационные решения, предприниматели создают новые, ранее неизвестные комбинации факторов производства. Именно поэтому Й. Шумпетер полагал, что предпринимательская способность является одним из факторов производства, который не учитывается классической теорией экономики.

Согласно утверждениям, многих ученых (Авербух В.М., 2010; Мямлин К., 2015; Костин К.Б., Березовская А.А., 2019; HayekF., 1933) очередной экономический цикл и технологический уклад, при своём формировании обычно начинается с новых открытий и технологий, которые затем сопровождаются крупными социальными потрясениями, войнами и революциями, что одновременно заключает в себе социальную и научную встряску мирового порядка. Конечно, эти протоформы теории технологических укладов представляют собой лекало оценки, содержащее в себе совокупность идеальных условий, и каждая научная революция имеет своё лицо.

По мнению Фридриха Августа Хайека, представителя неолиберального направления экономической мысли, ярого сторонника рыночной экономики, считавшего, что рынок, – это спонтанный экономический порядок. Поэтому рынок должен быть неуправляемым со стороны государства для достижения определенных результатов. Если говорить о российских последователях Ф. Хайека, то они обучались в Австрии (1991) по программе обмена InternationalVisitorLeadershipProgram (IVLP), организованной Госдепартаментом США (Улюкаев, Чубайс, Гайдар, Глазьев, Шохин и др.), то либеральные реформы 1990-х годов России проводились в условиях общей нестабильности, хаоса в управлении и коррупции. Они сопровождались огромным ростом внешних долгов государства, достигших к 1998 году 130 млрд долларов. В них вошли и признанные еще Горбачевым дореволюционные долги России, без учета которых Запад не предоставил бы новых кредитов, и все долги бывшего СССР, принятые на себя Россией в качестве его правопреемницы. Финалом «либеральных преобразований» стал разразившийся в августе 1998 года дефолт – финансовый кризис с признанием неплатежеспособности государства по долгам. Дефолт сопровождался новым витком инфляции, крахом большинства крупнейших коммерческих банков России, скупавших у государства «Государственные краткосрочные обязательства – ГКО», и разорением их вкладчиков. Дефолт стал поворотным пунктом, после которого в 1998‒1999 годах новое правительство Е.М. Примакова приняло экстренные меры по реструктуризации банковской системы России и сумело приостановить кризис. Были усилены механизмы государственного регулирования экономики, начата разработка соответствующего законодательства (как только острота кризиса миновала, Е.М. Примаков, был уволен Б.Н. Ельциным в отставку).

С 2000 года начались реальные перемены в отечественной экономике и социальной сфере, хотя, за прошедшие два десятилетия отчетливых и стабильных результатов добиться не удалось. В тоже время в духовной жизни общества произошли перемены в виде формирования вакуума моральных и политических ценностей, как следствие значительная часть граждан России почувствовали, что их надежды на стабилизацию отечественной экономики, снижение внешних угроз со стороны западных стран, рост благосостояния семей, положительных результатов реформ образования и здравоохранения – не сбылись.

Разочарование в обществе усиливались ещё и тем, что, по существу, взамен старой, потерпевшей крах коммунистической идеологии пришедшие к власти либеральные реформаторы не дали России новой. Ее подменили слепое поклонение Западу и культ наживы любой ценой. А, между тем, настоящие либералы – это граждане, для которых права и свободы простых людей – это ценность, которую необходимо беречь, защищать и развивать. Суть либерализма – это равная возможность для всех людей вообще, невзирая на расу, пол, вероисповедание, политические убеждения, сексуальные интересы, другие свойства и особенности, жить и строить жизнь свою по своему свободному и добровольному выбору. По мнению Президента РФ В.В. Путина, либерализм переживает системный кризис: «Либеральная идея изжила себя. Она стала абсолютом, хотя она и идет вразрез с интересами большей части населения». Это случилось, когда часть общества выступила против иммиграции, открытых границ и мультикультурализма (Коваленко А., 2019).

В начале пути по формированию шестого технологического уклада, Российскому государству требуется единение гражданского общества и его элит. В реальной ситуации, это единение невозможно, поскольку единение, возможно только на стремлении к осуществлению единой цели (идеологии), что противоречит Конституции РФ (в редакции 25.12.1993), поскольку, согласно ч.2 ст.13 этого законодательного акта – «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Между тем, шестой технологический уклад, который формируется в настоящее время, уже при своём изначальном образовании содержит в себе достаточно много элементов открытого общества, что и скорее всего и определит одну из основных тенденций всех технологических новшеств и открытий.

Сегодня во всем мире наметилась тенденция развития государств – милитаризация строя, будь то демократия либо авторитаризм, республика либо монархия, федерализм или унитарное государство – все ресурсы, в том числе и научные, направлены на усиление вооружения и отстаивание права на собственный суверенитет, причем, не только у государств, но и народов, наций (Рогозин Д.О., 2013). Стимуляция милитаризации в смысле научных исследований (особенно не применяемых в жизни людей) имеет и положительную сторону – рост научных исследований и потенциала, ведь достаточно много примеров в истории, когда открытия служащие для военных целей, применяются в последствии и в мирной жизни, создавая новый мир научно-технического потенциала (во время Второй мировой – вакцина от туляремии и туберкулеза, антибиотики и т.д.) (Баклицкая О., 2012).

Проблемы формирования нового технологического уклада в России. В последнее время внимание многих исследователей, ученых приковано к проблеме становления нового технологического уклада. На современном этапе развития человеческой цивилизации необходимо произвести переход к шестому технологическому укладу. В мировом масштабе закономерность данного этапа заключается в глубокой, всесторонней интеграции технологий и расширении технологического базиса. Однако Россия на пути к шестому технологическому укладу сталкивается с многочисленными трудностями.

В работе С.Ю. Глазьева с соавторами «Эволюция технико-экономических систем: возможности и границы централизованного регулирования» обосновывается идея о том, что Россия начала постепенно входить в шестой технологический уклад (Глазьев С.Ю., Львов Д.С., Фетисов Г.Г., 2010). Зарождение шестого технологического уклада датируется примерно 2010 годом. По прогнозам, формирование данного уклада будет происходить до 2020 года, а к 2040 году он вступит в фазу зрелости (Гвоздикова Н. К., 2016). Ядром данного технологического уклада являются наноэлектроника, наноматериалы, наносистемная техника, нанобиотехнологии и т.д. (Рогозин Д.О., 2016).

Таким образом, уже в ближайшем будущем на основе данных технологий станет возможным сделать прорыв в сфере медицины, образования, экономики и т.д. Между тем по заключению экспертов Счётной палаты РФ «достижения» Госкорпорации «РОСНАНО», возглавляемая известным отечественным либералом-реформатором А.Ф. Чубайсом, следующие: «…только за 2007‒2012 годы РОСНАНО легко и непринуждённо потратила 196 млрд руб. Причем расходы на оплату труда в расчёте на 1 человека выросли с 65 тыс. до 593 тыс. руб. Более трети от общего объёма финансирования проектов – 47 млрд руб. – ушло зарубежным фондам и организациям, и на момент проверки эффективность этих затрат не была установлена. Ведущим российским научным организациям в финансировании совместных проектов отказали.». Аудиторы отметили неэффективное управление РОСНАНО и экономическую несостоятельность реализуемых проектов, следовательно, это направление, которое позволило бы приблизиться России к реализации шестого технологического уклада выглядит несостоятельно.

По мнению, директора «Международного нанотехнологического исследовательского центра «Polymate», Олега Львовича Фиговского,в области развития нанотехнологий в России выбран не совсем верный подход. Он говорил: «Во всём мире существуют госпрограммы создания новых технологий, а финансирование новых производств отдано инвестиционным компаниям. В России мы давно предлагали создать Объединённый институт нанотехнологий по примеру Объединённого института ядерных исследований в Дубне. Там должны быть учёный совет, научные отделения, отделение коммерциализации проекта, опытный завод. На первом этапе нужно пригласить специалистов по нанотехнологиям из тех стран, где отрасль уже создана, и обеспечить им все условия. Это могут быть русскоязычные учёные и инженеры, которые занимают лидирующее положение в мире науки, технологий и бизнеса на всех континентах».

А пока Россия отстает от экономически развитых стран на годы, а иногда и десятки лет (например, в США уже около 5 % производительных сил приходятся на шестой технологический уклад). Поэтому Россия вынуждена закупать новые технологии, инструменты, продавая сырьё. Таким образом, одной из приоритетных задач для России является выход из зависимости от стран запада. Однако говорить о сырьевой модели экономики по отношению к России не совсем справедливо, так как доходы от нефти и газа занимают всего около 16 % ВВП. При этом важно различать долю углеводородов в ВВП (16 %) и долю углеводородов в экспорте (от 40 до 50 %).

Наличие того или иного технологического уклада в России в настоящее время можно охарактеризовать следующим образом. Третий технологический уклад находится сейчас в стадии стагнации, а доля его технологий составляет около 30 %. Четвертый технологический уклад находится в фазе зрелости с долей свыше 50 %. Пятый технологический уклад достиг фазы интенсивного роста и на его технологии приходится 10 % Что касается шестого технологического уклада, его доля еще очень мала и составляет менее 1 %. Все это позволяет сделать вывод о том, что Россия находится в четвертом технологическом укладе в сочетании с третьим и элементами пятого технологического уклада. Шестой технологический уклад и путь к нему в России отчетливо пока не сформирован.

Зарождение нового технологического уклада в мире началось, примерно, 15–20 лет назад. Так уже в начале 1990-х годов, в недрах пятого технологического уклада стали все отчетливее прослеживаться новые элементы, которые нельзя назвать ядром данного уклада. Таким образом, происходит формирование нового шестого технологического уклада, а время доминирования пятого сокращается. Этот технологический уклад уже достигает пределов своего роста. Всплеск и падение цен на энергоносители, и мировой финансовый кризис являются верными признаками того, что доминирующий уклад достигает завершающей фазы жизненного цикла и начинается структурная перестройка экономики на основе следующего уклада.

Отправной точкой в становлении шестого технологического уклада считается освоение нанотехнологий в преобразовании веществ и конструировании новых материальных объектов, клеточных технологий модификации живых организмов, включая методы генной инженерии. Эти ключевые факторы совместно с электронной промышленностью, информационными технологиями и программным обеспечением образуют ядро нового уклада.

Очевидно, что ключевыми направлениями его развития являются биотехнологии, представленные достижениями молекулярной биологии и генной инженерии, глобальные информационные сети, системы искусственного интеллекта и интегрированные высокоскоростные транспортные системы. Продолжится развитие гибкой автоматизации производства, космических технологий, производства конструкционных материалов, атомной промышленности, авиаперевозок. Расширение сферы использования водорода, как экологически чистого энергоносителя дополнит рост атомной энергетики и потребления природного газа. Существенно расширится применение возобновляемых источников энергии. В производстве товаров и услуг произойдет еще большая интеллектуализация процессов, в большинстве отраслей осуществится переход к непрерывному инновационному процессу и непрерывному образованию в большинстве профессий. «Интеллектуальное общество» придет на замену «обществу потребления», поставив в приоритете требования к качеству жизни и комфортности среды обитания. В производственной сфере произойдет переход на экологически чистые и безотходные технологии. Прогресс в области технологий переработки информации, систем телекоммуникаций, финансовых технологий повлечет за собой дальнейшую глобализацию экономики, формирование единого мирового рынка товаров, капитала и труда.

В рамках формирования шестого технологического уклада важную роль играют информационные технологии, без которых сложно представить развитие современного производства. В настоящее время является актуальным вопрос перехода от интегрированных автоматизированных систем управления производством, к системам, которые бы поддерживали все этапы жизненного цикла продукта от исследования рынка до эксплуатации и утилизации готового изделия. Особенно это относится к созданию сложной наукоемкой продукции. Решить данную проблему помогут CALS-технологии (Continuous Acquisition and Life cycle Support) – непрерывная информационная поддержка жизненного цикла продукта.

Концепция CALS зародилась в 70-е годы прошлого века, в министерстве обороны США, когда возникла необходимость повышения эффективности управления и сокращения затрат на информационное взаимодействие в процессе заказа, поставки и эксплуатации военной техники и средств вооружения. Концепция была решением задачи, заключавшейся в создании «единого информационного пространства», которое обеспечило бы оперативный обмен данными между заказчиком (федеральные органы), производителем и потребителем военной техники. Изначально она основывалась на идеологии жизненного цикла продукта, охватывая при этом фазы производства и эксплуатации. На тот момент основным направлением CALS являлась безбумажная технология взаимодействия организаций, осуществляющих заказ, производство и эксплуатацию военной техники.

В настоящее время формируется воспроизводственная система шестого технологического уклада, становление и рост которого в ближайшие два-три десятилетия будут определять развитие мировой экономики. В экономически развитых странах – США, Японии, ведущих странах Западной Европы, располагающих мощным научным заделом и активной инновационной системой, контуры нового уклада уже можно распознать. По мнению специалистов, ядром нового уклада станут так называемые НБИК-технологии: нано- и биотехнологии, в том числе генная инженерия, информационно-коммуникационные технологии нового поколения (квантовые, оптические компьютеры), когнитивные технологии. Кроме них к радикальным инновациям относят и экологически чистую энергетику (Акаев А.А., 2012).

Каждый технологический уклад порождает свои компании-лидеры, которые в наибольшей степени реализуют потенциал основных технологий этого уклада и в наибольшей мере получают интеллектуальную ренту. Такими компаниями на рубеже ХХ‒XXI веков стали ведущие высокотехнологичные транснациональные корпорации (ТНК). При этом основным фактором роста производительности труда стали информационные технологии, изменившие все стороны технологий и производства; изменились стандартная структура и принципы массового производства, трансформировалась логистика в сторону придания большей гибкости, повышения качества и уровня кооперации. За последние 15‒25 лет в ответ на развитие глобализации и новых технологий ведущие ТНК и их клиенты изменились и с точки зрения структуры, и с точки зрения оперативной организации и корпоративной культуры. В современных условиях преобладающим типом ТНК стали международные многоотраслевые концерны, одновременно широкое развитие получили холдинговые компании и диверсифицированные конгломераты. Сегодня, каждая из 500 крупнейших транснациональных корпораций США имеет в среднем подразделения в 11 отраслях, а наиболее мощные охватывают по 30‒50 отраслей. В группе 100 ведущих промышленных фирм Великобритании многоотраслевыми являются 96, в Германии – 8, во Франции – 84, в Италии – 90 (Конина Н.Ю., 2009).

Анализ последствий, вызванных третьей научно-технической революцией, лег в основу теорий «нового индустриального» и постиндустриального обществ, разработанных западными учеными во второй половине XX века. К сожалению, подавляющее большинство советских теоретиков в основном критически относилось к концепциям Р. Арона, Д. Белла, Дж. Гелбрейта, У. Ростоу, Е. Жака, Ж. Фурастье, П. Драккера и многих других западных ученых по вполне объективным и ряду субъективных причин. Несмотря на всеобщий характер научно-технической революции, в СССР и странах социалистического содружества она длительное время развивалась в ограниченной, преимущественно военной сфере, что существенно не влияло на совокупность социально-экономических отношений, духовную жизнь общества, как это было в западном мире.

Экономически развитые страны активно отказывались от конвейеров, из моды вышло стандартное потребление, стали популярными индивидуальность и непохожесть людей, предпочтительными ценностями считались политический плюрализм, культурное многообразие. Экономика от серийного, поточного производства начала переходить к мелкосерийному и индивидуальному производству, по соседству с крупными транснациональными корпорациями расцвел малый бизнес и венчурные фирмы, от громоздких бюрократических структур предприятия и учреждения перешли к гибким матричным организациям. Эти тенденции в рамках реализации принципа «от стандартизации к персонализации» стали находить свое отражение в сфере производства медицинских товаров и услуг, где идеология индивидуального подхода стала рассматриваться, как наиболее современный путь инновационного развития.

«Главными героями» новых производств становятся «белые воротнички» – работники, занятые в индивидуализированном производстве, научных и прикладных разработках, а также в сфере информатизации. Переход к постиндустриальной стадии развития на рубеже ХХ‒XXI веков был связан с дальнейшим усовершенствованием технологий на базе роста научного знания, появлением НБИК-технологии и совершенствования сбора и обработки огромных массивов данных (Blockсhain, BigData). Влияние информационных технологий на структуру и культуру современных обществ вызвал к жизни появление нового терминов – информационное общество и глобальная экономика.

По мнению Президента России В.В. Путина, развитие информационных технологий является важнейшим направлением инноваций в виде создания современной информационной инфраструктуры, которая позволит быстро и безопасно передавать, обрабатывать и хранить на несколько порядков большие объёмы данных, чем сейчас, то есть отвечать не только сегодняшним реалиям, но и требованиям завтрашнего дня. В ходе реализации программы инноваций доступ к современным услугам связи получат все медицинские и образовательные учреждения России, практически все населённые пункты нашей страны, начнётся распространение мобильной связи нового поколения, а также беспроводных сетей для «интернета вещей». При этом будет внедряться национальная российская система оценки центров обработки данных, продолжится развитие отечественных инфокоммуникационных спутниковых систем, которые обеспечат доступ к интернету в отдалённых районах Северо-Востока нашей страны.

На рубеже XX‒XXI вв. из-за стремительного развития сети Internet информация становится главным товаром и главной ценностью. И она же – главной опасностью. Мир становится тесным, оказывается опутанным информационными потоками. Страны становятся взаимно уязвимыми. Среди характерных черт новой глобальной экономики отмечается следующее:

А) Глобальный характер основ воспроизводства (научно-технических и экологических). Производство более не может нормально функционировать в рамках национальных государств. Скелетом глобальной экономики становятся современные системы связи: спутниковая сеть, Internet, телекоммуникации и т.д. Ресурсоснабжение производства и связанные с ним экологические проблемы становится невозможным решить в одном государстве. Их устранение требует совместных усилий мировой цивилизации;

Б) Транснациональные корпорации контролируют более половины глобальной экономики и, являясь наднациональными институтами, зачастую не контролируются национальными государствами и гражданским обществом; формируются межгосударственные наднациональные объединения (пример - Евросоюз), международные организации, функциями которых являются контроль и регулирование мировой экономики (ВТО, МВФ, Всемирный банк, ООН и т.д.); идет формирование интернационализированных воспроизводственных циклов, в рамках которых формируется мировой доход. При этом целью национальной экономики становится именно борьба за доступ к мировому доходу. Смена фаз при таком развитии мирового хозяйства оказывается более критичной для функционирования экономики отдельного государства (финансовый кризис, начавшийся в одной стране в течение короткого периода времени охватывает другие страны).

В) Меняется сама структура экономики. Вместо трехсекторного хозяйства страны имеют дело с пятью секторами:

  • Сектор 1 (добывающий): сельское хозяйство, угледобыча, нефте- и газодобыча, горнорудная промышленность, заготовка древесины, рыболовство и т.д.;
  • Сектор 2 (обрабатывающий): нефтепереработка, черная и цветная металлургия, химическая и нефтехимическая промышленность, машиностроение и металлообработка; деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность; легкая промышленность; пищевая промышленность и др.;
  • Сектор 3 (сфера услуг+инфраструктура), включая транспортную систему, электроэнергетику, связь, водо- и теплоснабжение и др.;
  • Сектор 4 (распределительно-обменный): торговля, финансовые услуги, страхование и операции с недвижимостью; пятеричный (социально-управленческий): здравоохранение, образование, научные исследования, индустрия спорта и отдыха, сфера государственного управления). В этот сектор помещается производство образовательных и медицинских услуг, научные исследования, рекреационные услуги и искусства.
  • Сектор 5 (высокие технологии) наукоемкие, ресурсосберегающие и информационные технологии: микроэлектроника, программное обеспечение, телекоммуникации, робототехника, производство материалов с заранее заданными свойствами, биотехнологии и др.

Таким образом, процесс индустриализации в России, ориентация российской экономики на шестой технологический уклад, потребуют значительных инвестиций как в производство, а особенно в систему профессионального образования, которая должна стать проектантом, проводником передового опыта организации производства товаров и услуг, а также поставщиком инженеров 5-го и 6-го технологических укладов – сертифицированного инженера, биотехнолога, программиста, генетика и др.

По мнению отечественного экономиста С.Ю. Глазьева, к настоящему времени цифровая революция охватила практически все виды деятельности и вовлекла в свою орбиту большую часть человечества, что сопровождается формированием начального этапа перехода от пятого к шестому технологическому укладу (Глазьев С.Ю., 2017). Представление долгосрочного технико-экономического развития как процесса смены технологических укладов позволяет проводить измерения процессов долгосрочного экономического развития. Результаты этих измерений с использованием материалов конкретно-исторических эмпирических исследований мировой и российской экономики выявили становление и смену пяти технологических укладов, включая доминирующий в настоящее время информационно-электронный технологический уклад, а также позволили раскрыть структуру нового технологического уклада, развитие которого будет определять экономические рост в ближайшие 2‒3 десятилетия (рис. 2.5).

Рис. 2.5. Основные фазы перехода от индустриальной к информационной революции (О стратегии развития экономики России // Научный доклад под ред. С.Глазьева. – М.: Национальный институт развития, 2011.

Рис. 2.5. Основные фазы перехода от индустриальной к информационной революции (О стратегии развития экономики России // Научный доклад под ред. С.Глазьева. – М.: Национальный институт развития, 2011. https://glazev.ru/articles/6-jekonomika/54923-velikaja-tsifrovaja-revoljutsija-vyzovy-i-perspektivy-dlja-jekonomiki-i-veka)

В настоящее время ведется поиск отличительно новых концептуальных подходов к формированию различных методов и механизмов защиты экономических интересов России, провинциальных регионов, предприятий и организаций, сферы государственной и предпринимательской деятельности.На фоне роста демографической нагрузки на трудоспособное население и возрастающей миграционной подвижности отмечается стабилизация численности населения в большинстве субъектов РФ. В течение последних 10 лет наблюдается пока малозаметное сокращение миграционного оттока из Восточной Сибири, Дальнего Востока и северных районов европейской части государства. Сохраняется устойчивое снижение численности населения городов с численностью населения менее 100 тыс. человек, а также сельских территорий, за исключением большей части южных районов европейской части Российской Федерации и территорий и населенных пунктов, входящих в крупные городские агломерации и крупнейшие городские агломерации.

Что же относительно ДФО, то развитие Дальнего Востока России исторически связано с определяющей ролью государства в освоении этой территории. Дальневосточный регион для России имеет важное геополитическое значение, обеспечивая экономику страны не только ресурсами, но и являясь гарантом национальной безопасности государства. Россия как евразийская страна имеет долгосрочные военные, политические и экономические интересы в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Суть этих интересов состоит в том, чтобы обеспечить здесь не только безопасность России, но и ее геоэкономические позиции, существенно повысить конкурентоспособность страны. Необходимость полноценного подключения России к деятельности мирового сообщества требует от нее серьезной и прагматичной восточной политики, существенной активизации внешнеполитических и внешнеэкономических связей на этом направлении, которые должны быть приоритетными по отношению к силовым факторам. В российской и иностранной печати стало традиционным отмечать, что АТР является новым центром международного развития, где сосредоточены огромные человеческие ресурсы и экономические мощности.




[ Оглавление книги | Главная страница раздела ]

 Поиск по медицинской библиотеке

Поиск
  

Искать в: Публикациях Комментариях Книгах и руководствах



Реклама

Мнение МедРунета
Собираетесь ли Вы делать прививку от COVID-19?

Да, сразу после начала вакцинации
Да, но не в первых рядах, посмотрю на результаты массовой вакцинации
Нет, считаю, что мне это не нужно
Нет, я не верю в опасность коронавируса
Затрудняюсь с ответом



Результаты | Все опросы

Рассылки Medlinks.ru

Новости сервера
Мнение МедРунета


Социальные сети

Реклама


Правила использования и правовая информация | Рекламные услуги | Ваша страница | Обратная связь |





MedLinks.Ru - Медицина в Рунете версия 4.7.19. © Медицинский сайт MedLinks.ru 2000-2020. Все права защищены.
При использовании любых материалов сайта, включая фотографии и тексты, активная ссылка на www.medlinks.ru обязательна.